Кирова убил в коридорчике...

03.04.2016

130 лет исполнилось со дня рождения Сергея Кирова. Того самого Кирова, чье имя до сих пор носят улицы, проспекты, корабли, электростанции и заводы. Еще совсем недавно поклонники балета на Западе раскупали билеты на Киров-балет, не утруждая себя вопросом: а почему всемирно известная труппа носит такое странное имя.

Имя Кирова нам давно привычно, но что многие из нас вообще знают об этом человеке? Почти ничего. Обрывки фраз из учебника - что был такой пламенный коммунист, соратник Сталина, хозяин довоенного Ленинграда, а еще - что был застрелен врагом из-за угла. А ведь главный феномен Кирова не в том, что он сделал что-то важное, а в том, что он успел героически умереть.  Именно убийство Кирова в коридоре Смольного стало центром в его мифотворчестве. Его сделали сакральной жертвой революции. И хотя в том убийстве не было никакой политики, ответить жизнью за него пришлось многим - большая репрессивная машина уже набирала свой ход.

Сегодня историки утверждают, что посмертные политические страсти вокруг его имени были куда ярче, чем его собственная партийная карьера. Но может, сегодня, спустя столько лет, пора признать, что ничего особенно героического в этом человеке не было, к политике террора он прибегал не хуже других. А вот его убийца с историей расплатился сполна - сломанной жизнью нескольких поколений своей семьи...

Слово Виктору ЧЕРНОГУЗУ.

Неизбежный Ленин, здесь он отчего-то вызывающе-золотистого оттенка, провинциальный колорит улиц, дальневосточный Белогорск сложно назвать привлекательным местом. На доске почета – лучшие люди города, нет только его фотографии. Человека, который причастен к истории с большой буквы.

Иван Зубарев, журналист: «70-й год март, вот он уже летчик авиаотряда, летчик-вертолетчик».

Волевой подбородок, прямой взгляд – когда-то Марк Леонидович был ударником коммунистического труда. Повезло. О прошлом мальчика из ленинградского детдома тогда никто не узнал.

Иван Зубарев, журналист: «Он упомянул, что воспитательница потеряла его чемоданчик со всеми фотографиями, личными вещами, вот все что у него из прошлого было».

80 лет, заполняя анкеты, в графе родители он ставил прочерк. И только в 2005 решился отправить в генпрокуратуру запрос: имеет ли он отношение к семье Леонида Николаева и Мильды Драуле? Вскоре пришел ошеломляющий ответ: да, Сергея Кирова убил ваш отец.

Сергей Киров: «Основное, решающее, чему все обязаны – это наша коммунистическая партия!»

До сих пор убийство Кирова – одна из главных загадок советской истории. Вот как выглядит официальная хронология событий. В 16 часов 30 минут Сергей Киров приезжает в Смольный. По центральной лестнице он поднимается на третий этаж. И идет прямо – там, дальше, в спецзоне расположен его рабочий кабинет. Через несколько метров из примыкающего коридора – выходит Леонид Николаев. Он вклинивается между Кировом и охраной. Так, вместе, первый  коммунист Ленинграда и его будущий убийца скрываются за поворотом. Через мгновение гремят выстрелы. Почему Киров оказался без охраны? Зачем вообще приезжал в Смольный? Известно, что в день убийства он собирался работать дома. Как безработный Николаев с револьвером за пазухой оказался в коридорах власти? Вот лишь несколько загадок в этой истории.

Гровер Ферр, доктор философии, писатель: «Право-троцкистский блок и другие оппозиционеры существовали, доказательства этому есть в архиве Гарварда. Противники Сталина были очень сильны именно в Ленинграде. Ведь там Зиновьев был долгие годы главой партии. Это еще одна причина, почему они выбрали Кирова. И их целью было возращение Зиновьева к власти в Советском союзе».

Так, почти точно повторяя обвинительное заключение сталинских прокуроров, из далекого Нью-Джерси профессор Ферр объясняет нестыковки в деле. Его последняя книга как раз об убийстве Кирова. Поработав в американских архивах с документами, недоступными российским исследователям, Ферр пришел к выводу: Николаева тщательно подвели к решению - стрелять в любимца рабочего класса.

Гровер Ферр, доктор философии, писатель: «А потом Николаев должен был покончить жизнь самоубийством. Но он промахнулся и остался жив. Вот его и раскрыли, он не подготовился к допросам. Прослеживается в деле и связь с Японией и Германией».

Российские историки подтверждают: в записной книжке Николаева оперативники действительно нашли номер телефона немецкого консульства.

Юрий Жуков, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН: «Наружное наблюдение за консульством отметило, что Николаев несколько раз приходил в консульство, был там по 2-3 часа, уходил и затем отправлялся в магазин торгсина, покупал еду, но расплачивался дойчмарками».

К ноябрю 1934 в Германии вот уже полтора года правил Гитлер, что не могло не отразиться на политике Сталина. Советские дипломаты начали тайные переговоры о союзе с западными странами, Францией, прежде всего. СССР вступил в Лигу Наций, в ход пошла подчеркнуто миролюбивая риторика.

Юрий Жуков, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН: «Для твердокаменных большевиков такие действия выглядели чистым ревизионизмом, изменой делу Октября. Эти настроения были тогда очень сильны не столько среди коммунистов вообще, сколько среди коммунистов военнослужащих».

Убийство Кирова – как предупреждение Сталину - лишь одна из версий. Большинство историков уверены, Николаев все же действовал в одиночку.

Татьяна Сухарникова, заведующая филиалом "Музей С.Кирова" Государственного музея истории Санкт-Петербурга: «Сентябрь – октябрь - ноябрь человек себя психологически готовил к покушению, сначала психологически, а потом, абсолютно очевидно по записям, и уже технически».

Директор музея Кирова – одна из немногих в стране читала дневники Леонида Николаева. В них вырисовывается портрет закомплексованного и отчаянно самолюбивого человека. Болезненный, в детстве Николаев перенес рахит и ходить начал только в 12 годам, склочный – за 15 лет сменил 11 мест работы – он был классическим неудачником. Жизнь стала налаживаться только после женитьбы на Мильде Драуле. Карьера пошла в гору, в 1933 Николаев стал инструктором Института истории партии. Кроме того Николаева прикрепили к так называемому спецпайку. В месяц сотрудникам его ранга полагалось: килограмм масла, банка чая, три килограмма мяса. Небывалая роскошь по тем временам. Для сравнения: обычный служащий получал в 10 раз меньше. Но потеряв работу, Николаев лишился даже этого. Для таких, как он, в СССР был особый статус: лишенец. Именно им ощущал себя патологический карьерист Николаев. Ненависть к более успешным партийцам начала расти в геометрической прогрессии. К этому примешался и личный мотив.

Татьяна Сухарникова, заведующая филиалом "Музей С.Кирова" Государственного музея истории Санкт-Петербурга: «Я также могу сказать со 100-процентной уверенность, что та официальная версия, которая существует, при каких обстоятельствах Николаев совершил покушение на Кирова, не соответствует действительности».

Так аккуратно историки говорят о возможном романе между Мильдой Драуле и Сергеем Кировым. Для таких предположений есть основания. Супруга Николаева несколько лет работала в обкоме партии, а значит, была знакома с первым секретарем. И главное: их семье явно помогал кто-то высокопоставленный. И в карьере, и в жизни. Так, в 1931 семья Драуле и Николаева получила трехкомнатную квартиру вот в этом доме – небывалый случай для времени, когда многие куда более высокопоставленные сотрудники ютились по углам коммуналок. Кроме того, известно, что в момент убийства Мильда Драуле была в Смольном.

Убийство Кирова – как предупреждение Сталину - лишь одна из версий.

 

Николай Третьяков, директор Историко-Мемориального Музея "Смольный": «Леонид Николаев преследовал свою жену, он знал, что она собирается в Смольный, попал сюда, попасть было просто, партбилет покажи, да и все. И вдруг увидел, что в эту комнату входит Киров, открыл дверь и застрелил Кирова в лежачем, как сейчас известно, положении».

Это убийство стало приговором – миллионам. Если в первом процессе по делу Николаева к расстрелу было приговорено 14 человек, потом маховик насилия начал набирать обороты. От 4 до 25 миллионов – в таком диапазоне историки оценивают общее число жертв сталинских репрессий.

Татьяна Сухарникова, заведующая филиалом "Музей С.Кирова" Государственного музея истории Санкт-Петербурга: «Во многом бы ситуация не носила бы такого катастрофического характера и не приняла бы такой катастрофический масштабный характер, если бы не гибель Кирова».

В скупых цифрах статистики есть и его семья. Расстрелянные мать и отец, пропавший без вести младший брат, сосланные в лагеря родственники. И жизнь, прошедшая в неведении. Так сложилась судьба Маркса Драуле. Возможно поэтому, он не смог найти сил, чтобы от первого лица рассказать свою историю.

Маркс Драуле: «Извините, разговора не будет».

В сознании большинства Сергей Киров до сих пор – наш Мироныч, убитый исподтишка любимец рабочего класса. Город, памятники, заводы, его имя повсюду. Как-то забылся Беломорканал, который он строил, и расстрельные приговоры, которые он подписывал. По стечению обстоятельств и Маркс Драуле живет – на улице Кирова. Так что каждый день, выходя из дома, он вспоминает имя человека, с которым связана его личная трагедия.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ