Долгая дорога в Рио

26.06.2016

После того как на прошлой неделе Международная федерация легкоатлетов отстранила нашу сборную от участия в олимпийских играх в Рио, все с напряжением ждали, что скажет по этому поводу Олимпийский комитет. Пойдет ли на нарушение Олимпийской хартии, запрещающей любую дискриминацию спортсменов? Заставит ли невиновных отвечать за действия виноватых? И вот во вторник глава МОК Томас Бах дал ответ. И этот ответ был странным. По факту - справедливым: легкоатлеты, не замешанные в допинг-скандале, могут вступить в борьбу за медали. А по сути получалось, что все-таки не могут. Точнее смогут, если докажут свою невиновность в индивидуальном порядке. Так могут или не могут? Запрет федерации действует или нет? Презумпция невиновности вообще существует в мире спорта? Приходилось почти угадывать, что именно он хотел сказать.

Но читать мысли некогда. Ситуация почти критичная: через две недели заканчивается прием списков сборных. Срок ничтожный. Причем, ничтожный для любых шагов. Бежать доброй сотне спортсменов срочно сдавать анализы на допинг - куда, в Лозанну? И когда они будут готовы? Бежать в суд - куда, снова в Лозанну? А кто обяжет его рассмотреть столь скандальное дело в срочном порядке, чтобы успеть до 11 июля?

Да, мы сделали хотя бы то, что надо было сделать давно: Всероссийская федерация лёгкой атлетики наняла известного британского адвоката Майка Моргана для защиты наших спортсменов в международном Спортивном арбитражном суде. Это дорогой адвокат, но у него есть опыт выигранных дел по допингу.

Сейчас, когда счет пошел на дни, писать жалобы некогда. Но с этим обязательно надо разбираться потом - и разбираться очень подробно. Почему сразу юристы не были введены в этот скандал. Почему вся эта прессинг-машина заработала именно сейчас, когда до Олимпиады рукой подать. Кто ответит за то, что спортсмены, которые сейчас должны настраиваться только на свои выступления и результаты, вообще выбиты из колеи и находятся в подвешенном состоянии. Или вот еще хороший вопрос для размышления на будущее: а за что мы платим взнос в Международную антидопинговую Ассоциацию? А согласно открытым источникам (и Мутко это подтверждает) ежегодный взнос России в ВАДА - один миллион долларов.

И в международную федерацию легкой атлетики тоже все платят. Вам эта история не напоминает историю с ПАСЕ - вы взнос платите, а слова мы вас лишаем?

Или, не сейчас, но после Рио, поступить так, как поступил Кувейт, который официально подал иск в швейцарский суд с требованием взыскать с Международного олимпийского комитета один миллиард долларов в качестве возмещения ущерба за отстранение спортсменов его страны от международных соревнований. Там причина в спортивном законодательстве Кувейта, но факт остается фактом - спортсмены Кувейта никуда не едут. Согласитесь, хороший иск - на миллиард долларов.

И все-таки, что делать сейчас? У кого из легкоатлетов, а теперь еще и у тяжелоатлетов, все-таки есть шанс выйти на стадионы в Рио под российским флагом? Успеем ли мы вскочить в этот уже ушедший поезд? И главное - кто будет наказан за допинг - кто действительно виноват в том, что это пятно легло на репутацию всего отечественного спорта? Анна ВОРОПАЙ разбиралась в этой проблеме.

Еще во вторник утром казалось: зачем все это? Победы, достижения, рекорды? Результат или приговор? – озвучен. Оставалась лишь слабая надежда – разум возьмет верх и всему русскому легкоатлетическому сообществу не включат красный свет из-за грехов некоторых нечестных спортсменов. В ожидании вердикта олимпийского комитет некоторые в Чебоксарах выбрали тактику: ничего не вижу, ничего не слышу. А кто-то, наоборот, даже перед стартом читал новости с телефона. Но нервничали все. И, казалось бы, вот замигал зеленый.

Сергей Шубенков, чемпион мира в беге с барьерами, заслуженный мастер спорта в России: «Читал, да, читал. Оптимизм это внушает очень серьезный. И я могу сказать, больной скорее жив, чем мертв. И это прекрасно».

Сергей едва не повторил судьбу своей матери – чемпионки СССР по семиборью Натальи Шубенковой. 32 года назад из-за бойкота она не поехала на игры в Лос-Анджелес. Впрочем, и ее сыну, которого пресса называет «белым Усейном Болтом», пробиваться в олимпийские звезды придется через тернии судов. Чемпион мира готов взять любой барьер, но пока с трудом представляет, как победить в этой судебной тяжбе. Когда улеглись первые эмоции, стало понятно: решение о допуске «чистых» атлетов вызывает даже больше вопросов, чем запрет на участие в играх. Шансы попасть в Рио есть, но насколько они реальны? Случай беспрецедентный, и механизмы еще не проработаны. Не зря же российская федерация легкоатлетов собиралась, цитата, «бомбить всех письмами» с просьбой объяснить: что конкретно должен сделать спортсмен, чтобы доказать свою «чистоту».

Юрий Борзаковский, главный тренер сборной России по легкой атлетике: «Просто я не понимаю, сколько еще нужно выдвигать критериев, они нам выдвигали их на протяжении полугода, все критерии выполнялись, и сейчас что-то еще. Я думаю, некое издевательство над спортсменами, что ли».

В контексте

03.12.2017

Девять медалей в неделю – с такой скоростью у нас хотят отобрать победу.

Издевательской выглядит и дата, которую выбрали для объявления решения о дисквалификации сборной. Как будто специально сделали все так поздно, чтобы на споры времени уже не осталось. Какова вообще вероятность, что суд рассмотрит дело быстро, а не за стандартные сроки, которые указаны на сайте: от 6 до 12 месяцев?

Андрей Митьков, спортивный агент: «Вы можете прочитать, что в течение двух дней ИААФ должен дать ответ, принимают ли они предложение об ускоренной процедуре или нет».

Спортивный агент показывает ответ из Лозанны на иск мордовских ходоков Дениса Нижегородова и Светланы Васильевой. Они – пока единственные из всей сборной, кто уже начал разбирательство. И они же первыми поняли, у легкоатлетической федерации есть все механизмы для затягивания дела. Срок ответа истек еще в пятницу. Юристы надеются – вполне возможно долгожданное письмо появится после выходных. Но пока мы записывали это интервью, пришла совсем другая новость. И тоже из ИААФ - заявки должны быть поданы на две недели раньше – 4 июля. И это уже чистой воды спринт. Особенно поражает формулировка.

Цитата: «Любая безосновательная задержка – собственный риск спортсмена. IAAF будет обрабатывать заявки без промедлений, но не может гарантировать рассмотрение к конкретному сроку».

Проще говоря, никто ничего и никому не обещает. Вот и получается: с одной стороны, поехать на Олимпиаду разрешили, с другой – международные спортивные чиновники с высоких трибун с удовольствием посмотрят на то, как спортсмены будут участвовать в этом забеге по всем инстанциям. К тому же, путевка в Рио обойдется в сумму со множеством нулей. За рассмотрение дела в суде надо платить.

Андрей Митьков, спортивный агент: «Обычно все эти расходы несет КАС. Здесь они решили возложить на стороны в пропорции 50 на 50. Но с условием, если вторая сторона – ответчик, не захочет платить, тогда вся нагрузка финансовая ложится на заявителя. По примерным – это примерные оценки порядка 15 тысяч франков может занять».

В рублях это около миллиона. Добавляем гонорары адвокату, командировочные - билеты до Лозанны и обратно, проживание в отеле. Хорошо, если найдется спонсор. В общем, получается, вся эта допинговая история еще и коммерческий проект – спортсменов, которых лишили медалей, вместе с ними обязали вернуть еще и призовые. Пока пойти одиночной войной на Федерацию решились только двое атлетов. Остальные обратятся с коллективным иском. Всю неделю там решают, как сформулировать аргументы так, чтобы придраться не смогли ни к одной букве. Для этого специально наняли британского юриста с большим опытом работы. Впрочем, уже сейчас понятно: игра будет вестись не по спортивным правилам. В спорте дают несколько попыток. А здесь у адвокатов – только одна. А МОК и Международная Федерация продолжают испытывать нервы спортсменов – сначала разрешили участие легкоатлетов под российским флагом, потом запретили, через полчаса снова опровергли, но ощущение разлада и неразберихи остается.

Елена Исинбаева, двукратная олимпийская чемпионка по прыжкам с шестом, заслуженный мастер спорта России: «Вот у меня прям вопрос: то есть под белым флагом чистый спортсмен – чистый. А под российским – грязный. Тот же самый человек в тех же самых условиях. Где логика? То есть даже на основании этого я это не приняла. Это дискриминация по национальности или по стране? Извините».

Двукратная олимпийская чемпионка уже решила – под белым олимпийским флагом в Рио она не появится. Эти игры должны были стать для Исинбаевой финишными. Пока была в декретном отпуске, покоя ей не давало вот это видео с тренировки, где она играючи берет 5 метров 10 сантиметров. Вот и на этой неделе после двухлетнего перерыва показала лучший мировой результат сезона. И она вполне отдает себе отчет, что это выступление может стать для нее последним в карьере. Из-за ошибок других пятно и на ее репутации.

Николай Дурманов, бывший глава российской антидопинговой службы: «Справедливости ради надо сказать, мы сами подставились. Если бы у нас не было такого непорядка в допинговом хозяйстве, мы не дали бы такого повода по нам потоптаться».

А большой спорт ошибок не прощает. Но сделаны ли правильные выводы?

Елена Исинбаева, двукратная олимпийская чемпионка по прыжкам с шестом, заслуженный мастер спорта России: «Взрослый спортсмен, у которого за плечами десятки международный стартов, десятки лет тренировок – нет, он не может не знать. Я уверена, что те спортсмены, которые были уличены в допинге, принимали его осознанно».

В российском Олимпийском комитете считают, что за полгода с возникновения допингового скандала удалось решить некоторые проблемы, которые копились десятилетиями. Поменяли руководство, заменили запятнавших себя специалистов, дисквалифицировали неблагонадёжных спортсменов. Ввели уголовное наказание за допинг. В общем, сработали так, что результатам поразились даже оппоненты. Из 3 тысяч проб ВАДА зафиксировала только 3 положительных. Но, чтобы отмыться от обвинений, этого оказалось мало. То, что остальным сходит с рук, нам их только связывает.

Александр Жуков, президент Олимпийского комитета России: «Если Елена Исинбаева или Сергей Шубенков, которые никогда не были замечены в употреблении допинга, не будут участвовать в Олимпиаде, а два, например, таких американских атлета как Тайсон Гэй и Джастин Гетлин, которые дважды были дисквалифицированы, будут принимать участие в Олимпиаде, вы считаете это справедливым?»

В России же проблема нарастает как снежный ком. Кроме легкой атлетики, под угрозой выступления некоторых тяжелоатлетов. И все с замиранием сердца ждут: кто следующий? Пловцы? Велосипедисты? Или, как пишут в немецких газетах, вообще вся сборная России поголовно? Решение МОК – что это вообще было? Можно выдохнуть или пора открывать второе дыхание для борьбы ?

Николай Дурманов, бывший глава российской антидопинговой службы: «Температура по допинговой больнице на планете примерно одинаковая. И статистика за последние годы допинг-контроля показывает, что ситуация с допингом в России ничуть не хуже, а может даже и лучше, чем в некоторых мажорных спортивных державах».

Вот, например, те же англичане. Их назначили главными борцами с допингом в России, только им было поручено брать пробы у наших спортсменов. И у этих образцов для подражания дома разгорается скандал не меньшего масштаба. Под подозрением – 150 человек: известные теннисисты, футболисты, боксеры. И пока все гадают, кровь у них в жилах или смесь запрещенных препаратов, сборная Великобритании собирает чемоданы в Рио. Впрочем, медицина и спорт давно идут рука об руку. Вопрос в другом: что считать допингом? Гематоген, витамин С, пресловутый мельдоний? Ведь пьют же трудолюбивые китайцы какие-то травки по рецептам народной медицины. Выявить запрещенное никто не может, а результаты порой не вяжутся со знанием физиологии. Почему мы так не можем?

Татьяна Лебедева, олимпийская чемпионка по прыжкам в длину: «Если у нас нет технологий, которые работают по полному циклу, какие-то делают эксперименты, какая-то замкнутая площадка, где мы можем – не то что это допинг, но он сегодня не допинг, завтра – допинг, такие технологии новые включать».

И правда, в гонке за чудо-таблетками забыли о психологии. А ведь есть множество способов заставить спортсмена по-хорошему разозлиться и с помощью силы воли установить рекорд. И, судя по всему, именно это эту технологию, сами того не зная, и применили политики. В ответ российским легкоатлетам остается только стиснуть зубы и уже там, в Рио доказать: только мы - быстрее, выше и сильнее.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ