Что это было?

17.07.2016

Это была очень трудная и неспокойная неделя. Но начнем разбирать и анализировать ее главные события с военного путча в Турции. В пятницу поздно вечером по всем мировым агентствам пошла срочная новость: в Турции совершен государственный переворот. Позже пошла поправка - попытка переворота. Действительно, всю ночь приходили очень противоречивые сообщения. Ясно было одно: ситуация критическая. Страна расколота. Армия, или несколько ее мобильных частей, открыто заявили о готовности взять власть в стране в свои руки.

В небо были подняты военные самолеты. Аэропорты закрыты. Телеканалы остановили вещание. По улицам Анкары пошли танки. Военные брали штурмом штаб-квартиру разведки. Страна была на грани гражданской войны. Но - через несколько часов еще до рассвета бунт был подавлен. Эрдоган объявил, что предатели заплатят высокую цену, аресты офицеров, в том числе высшего руководства армии, уже проводятся.

Конечно, в стране неспокойно до сих пор. Конечно, месть Эрдогана будет показательной - не только для своих, для всех врагов и недругов в мире. Но главный политический вопрос остается: кто и почему пошел на такое серьезное преступление как свержение действующей власти? Почему турецкая армия, за плечами которой за последние 50 лет было четыре успешных военных госпереворота, сейчас потерпела поражение? И почему многие предпочли вообще молча дождаться развязки? Хронику событий анализировал наш обозреватель Виктор ЧЕРНОГУЗ.

Так закончилась их революция. Мост через Босфор – толпа разъяренных митингующих ремнем учит солдат верности власти. В общей сложности активная фаза мятежа длилась лишь несколько часов. Танки появились на улицах Стамбула и Анкары в половине одиннадцатого вечера. Первым делом военные перекрыли мосты через Босфор. Физически отрезав Европу от Азии. Одновременно начались атаки. В Анкаре был захвачен Генеральный штаб, танки выдвинулись к Президентскому дворцу. В Стамбуле на площади Таксим появились вооруженные солдаты. Это – переворот, сообщила согражданам растерянная ведущая вечерних новостей. Государственный канал ТРТ путчисты захватили одним из первых. Сами военные в кадре так и не появились, но заставили диктора зачитать сообщение: Совет Мира обвиняет президента Эрдогана в авторитаризме.

Ведущая: «Как можно скорее Совет Мира подготовит реформу конституции, это коснется всех слоев общества без какой-либо дискриминации по религиозному, языковому или расовому признаку. Совет мира предпримет все меры для создания светского, демократического, социального и конституционного порядка».

Одновременно был закрыт аэропорт Стамбула. В небе появились самолеты и вертолеты. С одного из них открыли огонь на поражение по силам правопорядка. Поначалу казалось: у них получается. Заговорщики беспрерывно атаковали. В том числе воздушный удар был нанесен по парламенту. От взрыва бомбы погибли 12 человек. Но вскоре стало понятно: главное преимущество любого заговора – эффект внезапности - утерян. Мятежникам не удалось задержать ни одного руководителя страны. Уже к половине первого ночи президент Эрдоган появился в телеэфире. На связь он вышел не из студии, а с помощью видеозвонка – срочность обязывала.

Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции: «То, что мы видим сегодня - акт небольшой группы военных турецких вооруженных сил. Эти люди будут наказаны. Ведь они выступают  против единства и сплоченности страны. Мы ответим им все вместе».

В контексте

16.04.2017

Достанется ли Эрдогану абсолютная власть

Это экстренное обращение к нации изменило все. На улицы Стамбула и Анкары вышли тысячи. Люди физически преграждали путь бронетехнике мятежников. Те поначалу не церемонились. Но с каждой минутой становилось яснее: переворот обречен. «Плечом к плечу против переворота», - скандировали тысячи людей на улицах, в поддержку путчистов не вышел никто. Да и сам мятеж был организован хаотично. Военные словно забыли крылатое ленинское: первым делом нужно брать телефон, телеграф, мосты. Путчистам так и не удалось взять под контроль системы коммуникации. Сотовая связь, интернет, телевидение, хотя и с перебоями, но продолжали работать. Блокировать президента и правительство не получилось.

Тогрул Исмаил, политолог: «Фактически не взяв под контроль ничего они хотели контролировать всю ситуацию в стране, непонятный подход, я еще раз думаю, то им не удалось скоординировать действия».

Через 2 часа после начала мятежа министр обороны Фикри Ышик заявил: «вооруженные силы не поддерживают восставших». Этот раскол в военной верхушке стал первым в истории Турции. До этого люди в форме 4 раза за полвека успешно меняли власть в стране. Первый переворот в 1960 году, последний в 1997. Тогда была распущена правящая партия Развития, а один из ее лидеров – на тот момент мэр Стамбула Реджеп Тайип Эрдоган на 4 месяца отправился за решетку. Та история многому его научила. Придя к власти, нынешний президент первым делом основательно зачистил генералитет, привив лояльность армейскому руководству. Это сработало. Президентский борт приземлился в Стамбуле в 4 утра. Это был поистине драматический полет. Судя по данным радаров, самолет вылетел из курортного Мармариса и потом долгое время кружил над страной. Скорее всего, опасались атаки с воздуха. Ведь к тому моменту Эрдогана уже пытались убить: по его словам, отель, где он отдыхал, бомбили. Безопасность президента удалось гарантировать только ближе к утру.

Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции: «Их действия - предательство, это мятеж. Позвольте мне заверить: они заплатят очень высокую цену за свое предательство».

Первые аресты начались уже утром, причем многих военных задержали простые граждане: вот, например, бронетехнику закидывают гранатами со слезоточивым газом. С теми, кто сопротивлялся, поступали жестко: сотрудники в штатском открывали огонь без колебаний. Всего погибли 265 человек, почти полторы тысячи были ранены. Число арестованных приближается к трем тысячам. Военнослужащих задерживали целыми ротами. Среди мятежников было особенно много служащих военно-воздушных сил. Это не случайно. Организатором мятежа называют бывшего главкома ВВС Акына Озтюрка. Помимо него, арестованы 50 высокопоставленных офицеров и 100 бригадных командиров. Скорее всего, для армии это только начало.

Гумер Исаев, руководитель Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока: «Теперь, конечно же, по ним нанесен серьезнейший удар и, естественно, я думаю, что здесь будет вопрос чисток не только в контексте кто именно принимал участие, но и в целом, чтобы этот институт был лишен в дальнейшем на долгие годы возможности предпринять нечто подобное».

Арестованным грозит смертная казнь: вопрос о том, чтобы вернуть высшую меру наказания будет рассматриваться парламентом. Никакой пощады – этого от президента Эрдогана требуют тысячи сторонников.

Толпа: «Смерть заговорщикам!»

Помимо военных, власти Турции намерены арестовать 2700 судей и прокуроров. По мнению президента Эрдогана, все они - часть подпольной сети сторонников оппозиционера Фетуллаха Гюлена, которого Анкара считает идеологом мятежников. На экстренном брифинге сам Гюлен категорически опроверг эти подозрения.

Фетхуллах Гюлен, проповедник, общественный деятель: «Я не знаю, кто эти люди. Они могут быть сочувствующими оппозиции, могут быть националистами. Да кем угодно. Я покинул Турцию очень давно  и не контролирую события, которые там происходят. Я не причастен к организации переворота».

Фетхуллах Гюлен уже больше 15 лет живет в США. Турция не раз требовала его выдачи, и теперь Белому дому, видимо, придется выбирать: выдать Гюлена, которого оппозиция считает своим духовным лидером, или поссориться с властями самого непредсказуемого из членов НАТО.

Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции: «После попытки переворота я обращаюсь к президенту СЩА еще раз. Я уже просил выдать нам того, кто находится в Пенсильвании. Если мы стратегические партнеры, выполните нашу просьбу. Ведь мы выдавали террористов, которых вы просили».

Это заявление президент Эрдоган сделал на вечернем митинге в Стамбуле. Провалу переворота радовались сотни тысяч по всей стране. Сейчас поддержка Эрдогана сильна как никогда. Но эксперты предупреждают: на фоне народного ликования не стоит забывать о том, что в стране по-прежнему накалены  оппозиционные настроения. Фактически Турция расколота на две части, и от ближайших действий президента зависит: удастся ли ему объединить нацию в одно целое.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ