Кровь на Лазурном берегу

17.07.2016

В четверг вечером Ницца вышла на самую популярную набережную - к морю, чтобы увидеть праздничный фейерверк. Такова традиция главного праздника Франции - Дня взятия Бастилии: утром парад в Париже, вечером - массовые гулянья по всей стране. Сколько их было на набережной в тот момент, когда на них уже мчался этот грузовик, точно никто не знает. Говорят, тысяч тридцать. Тридцать тысяч веселых и беззаботных людей на этой дороге смерти в два километра...

Итог этой атаки ужасен: 84 человека погибли, почти двести раненых, в том числе тяжело. Погибли целые семьи. Очень много детей. Люди из самых разных стран. Нападавший убит. Следствие уже идет. Но почему именно этот холеный курортный город на Лазурном побережье принял такой удар? Кому и что хотел доказать тот, кто придумал такую чудовищную казнь невинных людей? Кем он был - одиночкой или машиной, которую завела чья-то рука? Очень много вопросов до сих пор не имеют ответа. Есть только страшная реальность и новая черная дата в истории современной Европы: 14 июля.

Все эти дни в Ницце работает наша съемочная группа. Подробности трагедии в Ницце и первые результаты расследования - в специальном репортаже из Франции шефа Европейского бюро Пятого канала Виталия ЧАЩУХИНА.

Средиземноморская сказка - закончилась. Это был багровый закат израненной терактами Европы. Лазурное побережье в один вечер стало кроваво-красным, пляжными полотенцами бинтовали раненых, дорогие отели "класса люкс" - превратились в полевые госпитали, а море - стало совсем солёным. От горя и слёз. Это был святой для Франции, известный на весь мир - День взятия Бастилии. Тысячи людей на Английской набережной, точь-в-точь как беспомощные сардины в бочке: испанцы, итальянцы, бельгийцы, англичане, сами французы, русские. На глазах снимающих это видео национальный праздник превратился в ночной кошмар.

Снежана Лазовская, очевидец: «Буквально через несколько минут, две или три минуты, мы услышали выстрелы».

Алёна Кабанова, очевидец: «Это действительно была машина смерти».

Снежана Лазовская, очевидец: «Люди бегут, в панике, выстрелы, сирены».

Алёна Кабанова, очевидец: «Мы увидели после этой машины след просто из трупов... из людей... из крови... Это был теракт!»

Это был самый кровавый и первый в истории безмятежной Ниццы теракт. Жертвами атаки стали 84 человека, более 300 пострадавших. Еще сегодня вы с надеждой разыскиваете своих родственников... Но уже завтра в больнице вам сообщают, что они - в числе погибших. Среди жертв - россияне и наши бывшие соотечественники. В старейшей православной церкви Ниццы теперь молятся только за упокой. Этот приход потерял своего чтеца. Многодетного отца.

В контексте

23.04.2017

Выбирали безопасную жизнь или сытую?

Протоиерей Андрей Елисеев, настоятель Свято-Николаевского собора в Ницце: «Ужасно. У него осталось четверо детей. Самому младшему - 2 года».

Помощь здесь все, кто может, оказывают и Марии из Бельгии. Теперь ей самой ехать в отель, собирать чемоданы матери, извлекать из гаража машину. Мамы больше нет. Её друга, с которым она путешествовала, - тоже.

Мария: «Я не могу поверить... Мама всегда кричала, что нужно обратно в Россию переезжать, тут неспокойно, надо обратно в Россию… И с ней такое случилось».

Виталий Чащухин, корреспондент: «Было предвидение?»

Мария: «Мы живём в Бельгии, в Париже было, в Брюсселе было. И мама кричала, что в России спасение».

Дети, десятки детей - погибли или находятся сейчас в Больнице. По-прежнему - в критическом состоянии. На пустынном побережье - брошенные коляски, искорёженные велосипеды, клочья одежды, слетевшая обувь. Группировка «Исламское Государство» ликует. На ненавистном для них английском это звучит так: nice truck attack - изящная грузовик-аттака. В главных ролях всё те же - террорист-одиночка и беспомощные французские полицейские. Они впустили эту фуру в зону оцепления после того, как водитель сказал, что везёт мороженное. Через считанные минуты он уже нарезал убийственные зигзаги в толпе, сминая людей заживо. Успел даже открыть огонь из. И только потом был застрелен. Мы никогда не узнаем о его мотивах. Его семья говорит о помешательстве.

Отец Мохамеда Булеля: «Мой сын страдал нервным расстройством, у него были срывы, и он посещал психолога».

Возможно, это и правда - было сумасшествие, но свести с ума могли только идеи.

Бернар Казнев, министр внутренних дел Франции: «Мы столкнулись с терактом нового типа. Человек, который его совершил, не был никоим образом известен спецслужбам, не было никаких признаков радикализации. Представляется, что он радикализировался очень быстро… У террориста не было тяжелого вооружения, только пистолет. Он не участвовал в боевых действиях, не проходил специальной подготовки. И, конечно, в подобных случаях предотвратить теракт невероятно сложно!»

Мохамед Лауэж Булель. Тридцатиоднолетний выходец из Туниса. Последние 4 года проживал в Ницце, работал водителем в курьерской службе и без труда взял этот несущий смерть грузовик в прокат. Не был религиозным, любил девушек и сальсу, не нравился соседям...

Сосед Мохамеда Булеля: «Я постоянно ловил его взгляд... такой злобный немного. Одиночка. Тихоня. Чаще всего видел его по утрам. Но ничего такого не замечал – «привет-привет» и всё. Мы все тут в шоке...»

Булель совсем не был похож на всех прочих террористов, устроивших «Шарли Эбдо», «Батаклан», «Брюссель». Но кое-что его роднило с ними: таких действительно становится всё больше, и они - затаились среди нас.

Снова - обычный дом, рядовая квартира. Джихад давно живёт с нами по соседству. Конечно же, за этой дверью уже прошли обыски, но они так ничего и не сказали, не раскрыли мотивы преступления. Жизнь этого нового вида террористов можно подглядеть в замочную скважину: мебель, как у всех, никаких запрещенных знамён и ни намёка за экстремистскую литературу.

Джек Райс, адвокат, бывший сотрудник ЦРУ: «Произошла смена парадигмы. Было время, когда теракты совершали непосредственно боевики «Исламского государства», «Аль-Каиды» или других группировок. Тогда можно было проследить всю цепочку, все их действия, поскольку имелась система командования и управления. В последнее время участились теракты, которые совершают люди, просто - вдохновленные радикальными идеями, но не входящие в какую-либо организацию».

Макс Абрамс, профессор политологии Северо-Восточного университета в Бостоне: «Никакой особой подготовки для такого теракта не требуется. Возможно, водитель грузовика и не был непосредственно членом «Исламского Государства», он просто начитался каких-то материалов в Интернете и таким образом оказался под влиянием идей «Исламского Государства».

Влияние кровожадных боевиков и террористических группировок не поддаётся сомнению. В своих пропагандистских воззваниях они уже давно указывали своим фанатикам, что за рулём автомобиля можно эффективно убивать и калечить неверных. Потенциально опасен теперь - каждый встречный. А грузовики и фуры - официально признаны европейскими политиками «новым смертоносным оружием». Всерьез рассматриваются способы им противостоять. Один из них - на грани фантастики: предлагается обязать автопроизводителей встраивать под капот системы дистанционного управления, чтобы каждый полицейский одним нажатием кнопки смог останавливать подозрительные машины. Но, кажется, что террористы, тем более с такой разведкой, как французская, всё равно будут на шаг впереди.

Александр Сотниченко, доцент кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ: «Без всякого сомнения, это новая тактика, изобретателями являются ИГИЛовцы. ИГИЛ – настоящая сетевая организация. Между руководством и последователями прямой связи нет, то есть руководство отдает даже не приказы, а некие пожелания, что, с их точки зрения, можно было бы сделать».

Уличные художники как всегда рисовали в эти дни свои «Эйфелевы башни» в виде пацифистского символа, вписывая в них «Париж», а теперь еще и Ниццу. НО в этот раз их задумка - более чем пугающая. Полотнище - лишь на половину красное. Снизу - чистое поле: Пятая Республика задаётся вопросом: кто следующий?


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ