Гюльчатай, открой всё!

04.09.2016

Лето обнажило новые проблемы. Причем для Франции обнажило в прямом смысле, да еще по требованию полиции. Напомню, на городском пляже Ниццы полиция заставила одну из женщин снять буркини и заплатить штраф в 40 евро. Зачем она стала раздеваться у всех на глазах - вопрос. Наверное, лучше было в этой конфликтной ситуации просто уйти. Но кадры этого по сути стриптиза вдруг взволновали всю Европу.

Впрочем, к полиции вопросов нет. Она просто исполнила закон о запрете использования на общественных пляжах и в бассейнах закрытых купальных костюмов для мусульманок.

Это проблема довольно новая. Буркини вообще были придуманы всего несколько лет назад. Но именно это лето поставило их вне закона. Июльский теракт в Ницце и несколько серьезных столкновений местных жителей с арабами и африканцами привели к тому, что ряд муниципалитетов на Лазурном берегу вообще запретили ношение буркини в общественных местах. И, кстати, ряд провинций Италии последовали их примеру. При этом мэр Канн откровенно признал, что сегодня в сознании французского обывателя «буркини - это что-то вроде униформы, практически символ исламского экстремизма». Даже если это мнение ошибочно, власти приняли закон, чтобы снизить градус конфликта. Но вмешался Париж, и все получилось наоборот.

Но имеет ли общество право на раздражение и на свои традиции? Ведь каждый турист, отправляясь, например, в Арабские Эмираты, знает, что там нельзя слишком оголяться, пить алкоголь и загорать топлесс. Таковы правила.

Или другой пример. В Петербурге несколько лет назад шумно обсуждали и хотели законом запретить появляться в центре города летом в трусах, майках и пляжных тапках (есть у нас такие люди, которые путают город со своей дачей). Не запретили. По мне - так зря. Но и без закона таких людей никогда не пустят в Эрмитаж. Ни в трусах, ни в шубе - не пустят. Это что - насилие над личностью? Ведь нет.

Так где грань между дискриминацией и правилами хорошего тона, принятыми в данном городе или стране? Между уважением к чужим правилам и требованием уважать свои? И кто прав - кто требует раздеваться на людях или запрещает это? Любое ограничение кого-то дискриминирует. Запрет алкоголя после десяти часов вечера - явная дискриминация желающих выпить.

Но почему сейчас политика и религия добрались аж до европейских пляжей?

Разговор непростой. Голая правда - в материале шефа Европейского бюро Пятого канала Виталия ЧАЩУХИНА.

Уж где-где, а под этим палящим французским солнцем, казалось, места - всем должно было хватить: худым и толстым, красивым и не очень, молодым и старым, полностью одетым и - совершенно голым... Лазурное побережье было на любой цвет, вкус и... ориентацию. Никогда не становилось символом раздора. Но теперь здесь что ни пляж, то - поле боя. Пятая Республика отчаянно сражается за свою национальную идентичность. Вот - самая популярная у французов анимация на этот счёт: бикини против буркини. Мужчины решают за женщин. Пришел на море - раздевайся, покажи - свой ты или чужой.

Отдыхающий на пляже: «Вообще-то я родилась в Египте и выросла среди людей по канонам ислама. Но я шокирована буркини и никабами во Франции. Здесь на лазурном берегу не должно быть такого. Это, конечно, свободная страна, но буркини на французском пляже - это уже перебор».

В контексте

16.12.2018

«Желтые жилеты» выходят на протестные акции по всей Европе.

А не хочешь по-хорошему - заставят. Сразу в 15 курортных городах, включая Канны и Ниццу рискнули ввести запрет на купание в одежде, полностью покрывающей тело правоверных. За неповиновение - штраф в 38 евро и прилюдно поруганная

честь. С точно таким же позором с Лазурного берега была изгнана и эта девушка - совсем не чужая для Франции. Сара родилась в Ницце, но теперь этот город отказывается принимать её такой, какая она есть - в этом платке и особом купальнике.

Сара, жительница Ниццы: «Я не стала с ним мириться, и пошла как обычно на пляж. Ко мне подошли полицейские, записали мою фамилию, выписали штраф в 38 евро и выгнали. Просто выставили меня с пляжа! Ничего я им платить не стала, пришла на следующий день в том же костюме, специально заплыла подальше в море, чтобы меня не видели. Но нет, муниципальная полиция подплыла ко мне на катере и заставила выйти из воды. Всё повторилось снова – «штраф и прочь с пляжа». Но я не хочу и не буду показывать своё тело никому».

Нашлись и адвокаты, защищающие эти законы Шариата, в которых вдруг отыскалось место и свободе, и братству, и равенству. И в этом никто не видит никаких расхождений.

Шарль Гез-Гез, адвокат: «Мусульмане живут здесь, живут во Франции, они французы, они имеют свои права, как и все другие французы. Они имеют право одеваться так, как хотят. Мы живем в демократической стране. Каждый человек во Франции свободен, и эта свобода, в том числе, заключается в том, что каждый иметь право одеваться так, как ему хочется».

Пережившая в июле, в разгар пляжного сезона, самую страшную террористическую атаку Ницца запретила буркини на своём берегу с понятной всем и каждому формулировкой – «в целях безопасности». Ассоциативный ряд у отдыхающих выстроился сам собой: «исламисты, теракты, буркини» в одном ряду теперь, через запятую.

Отдыхающий на пляже: «Согласен с запретом полностью, эта и другая подобная одежда может быть использована террористами. Можно скрыть лицо, притвориться женщиной и напасть на беззащитных людей».

Во Франции мусульманская диаспора достигла уже 10 процентов населения, и эта внушительная часть общества начинают диктовать свои условия: в чём ходить, что есть, какие принимать законы. Они поддерживают друг друга по всей Европе. Не случайно первой страной, вступившейся за оскорблённых француженок стала Великобритания.

Лола Хеледед: «Я пришла, чтобы поддержать женщин, которых заставляют носить то, что им не хочется носить, что их заставляют вести себя определённым образом. Я думаю, именно так выглядит настоящее угнетение».

А новый мэр Лондона - первый мусульманин на этом посту, выходец из семьи пакистанских мигрантов лично раскритиковал запреты во время своего визита в Париж.

Садик Хан, мэр Лондона: «Женщины сами должны решать, что им носить. И никто не должен навязывать им свои правила».

А всего несколько лет назад, британская телеведущая Стэйси Дулей решившая рассказать о тотальной исламизации своей страны подверглась похожему угнетению и за неё тогда никто не вступался...

Стэйси Дулей: «Ты говоришь, чтобы британская полиция горела в аду?»

Активист: «Конечно! За всё, что она сделала».

Стэйси Дулей: «Но настоящие мусульмане никого не хотят посылать в ад».

Активист: «Сначала посмотри на себя, ты выглядишь голой в своем наряде».

С каждой новой волной миграции европейцев призывают быть еще более толерантными. Но никто не взывает к терпимости тех, кто приезжает сюда, а они еще сильнее укореняются в этой благодатной почве. В то время, как на их «исторических Родинах» взрослеют новые мусульманские феминистки, в ярости срывающие с себя эту бесконечную одежду и существующие где-то между поркой, казнью и отчаянием...

Называющие себя «европейскими мусульманками» наоборот умудряются еще заручится поддержкой местных защитниц женских прав и свобод. Которые, видимо, тоже - слегка запутались, если устраивают на центральных площадях Европы «Burkini-Party», одобрительно кивая в сторону самых настоящих с точки зрения действительной свободы женщины «купальных оков».

Ханна Давис: «Я огорчена тем, что женщинам приказывают что им следует надевать на себя. Им предлагают обнажить себя и утверждают, что их привычная одежда больше ничего не значит».

В этой французской истории, а точнее даже истерии, как никогда ощущается критический момент: за несколько недель власти хотели было исправить то, что не делалось десятилетиями. И - потерпели поражение. В Ницце все объявления с запретом купаться в одежде, а значит и в буркини - сорваны с городских стоек информации. Административный суд отменил решение мэрии, вслед за Верховным Советом всей Франции.

Руди Саль, заместитель мэра Ниццы по туризму: «Я не считаю, что мы проиграли! Нет. Мы всё равно считаем, что буркини не является пляжным костюмом, это чистой воды провокационная одежда. Вот меня тут спрашивали американские журналисты, как, мол, вы можете запрещать буркини, куда же это годится, где свобода! Они меня спросили, почему мы не можем одеваться, как мы хотим? Я их спросил, могут ли они в США загорать на пляже топлес? Они ответили – конечно, нет, месье. Вот так вот. А во Франции можно. Это и есть разница культур. Нужно уважать культуру страны, в которой находишься. Если я с женой поеду в Саудовскую Аравию, разве она пойдет там на пляж в бикини? Нет! Потому что у нее там нет такого права. Если она захочет выйти на улицу, то должна сделать это, прикрыв лицо, иначе не имеет права. Мы и дальше будем выходить с законодательной инициативой».

Попытка спрятать за высоким забором, где-то вот на таких окраинах Лазурного побережья у этих красоток не вышла. Хотя их имамы не устают повторять - грех это в принципе посещать публичные пляжи. Хотя и в таких скрытных местах всё давно занято. Здесь царит другая европейская крайность, как этот - неофициальный пляж для геев, загорающих исключительно нагишом.

Посетитель пляжа: «Ах вы грязные… ! Вы что снимаете голых людей? Их задницы? Банда идиотов! Вы дебилы! Снимайте свое море в другой стороне».

Но в борьбе за свои убеждения и нравы они хотя бы сами протаптывали себе тропинку в безлюдное место. Это - их свобода вдали от цивилизации. Женщины в буркини эту цивилизацию вполне уверенно завоёвывают и меняют. Что начинает в самом деле бесить французов-не мусульман.

Оливье: «Нет, нет, я не могу об этом говорить».

Переводчик: «Это для российского телевидения...»

Оливье: «А, во Франции не покажут? Тогда пожалуйста... Понимаю, что у них религия, но нам, к примеру, в школе нельзя показывать свои крестики, почему тогда им можно? Они в своем платке могут в школу ходить. Лично я предпочел бы, чтобы все женщины вообще голыми купались».

 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ