На линии огня

11.09.2016

Сирия сегодня это клубок политических, этнических и религиозных проблем. И курды, с которыми в этой войне ведет открытые военные действия Турция, одна из них.

Но для Турции курды - это еще и часть большой внутреполитической проблемы. Юго-восток страны давно стал ареной масштабного курдо-турецкого конфликта. В эту часть страны трудно попасть иностранцу. Туда не пускают журналистов, тем более с телекамерой. Но наша съемочная группа отправилась в этот неспокойный регион, чтобы попытаться понять, где сегодня болевые точки этого противостояния. Это была очень неспокойная командировка в Диярбакыр - непризнанную столицу турецкого Курдистана и другие закрытые турецкие города, где взрывы - почти ежедневная реальность.

Итак, другая Турция - эксклюзивные подробности в специальном репортаже Анатолия МАЙОРОВА и Сергея КОРОЛЕВА.

Анталья, Кемер, Мармарис и Белек – то, что иностранцам обязательно надо знать о Турции по мнению самих ее властей.

«Добро пожаловать Турция и Анталья».

Есть еще Стамбул, Измир и Анкара – уже факультативная программа, но гостям там тоже рады.

«Туристы, наконец, вернулись!»

Ну, и, наконец, третья, закрытая часть страны, про которую уж точно не напишут ни в одной восточной сказке. Полупустым вечерним рейсом мы летим туда, где не работают журналистские аккредитации, нет туристов, а взрывы с перестрелками звучат чаще, чем призывы на молитву. Город Диярбакыр – негласная столица турецких курдов,  которая венчает все мятежные провинции вплоть до границ с Ираком и Ираном. Всего час полета от праздной, гуляющей Антальи и внезапно - пустой аэропорт, который партизаны  обстреляли из гранатометов в конце августа. Таксист Хасан, взявший с русских журналистов меньше чем положено тарифом, объясняет, что партизаны не трогают гражданских, а атакуют только полицию и армию. А опасаться в этом городе, который поначалу совсем не похож на зону боевых действий, нужно вот таких броневиков…иногда они стреляют без предупреждения.

В контексте

27.03.2016

Уникальные улики бизнес-империи ИГИЛ и Турции

Мехмет Вариш, житель г. Диярбакыр: «Сегодня посмотрим как это получается».

Мехмет – курд по национальности, 7 лет проработал отельным аниматором в Анталии, оттого немного знает русский. На туристах каждый месяц имел по 2 тысячи долларов, сейчас – тратит накопленный за эти годы капитал. В мятежную часть страны где нет работы, он, вернулся после обострения турецко-курдского конфликта. Бесплатно помогает партии, боится пропустить развязку 30 летнего кровавого конфликта.  

Мехмет Вариш, житель г. Диярбакыр: «Они воюют каждый день. Сейчас в Турции хаос есть, люди умрет, но проблема есть, проблема курдов есть. Нормально работать в это время вообще не можно, поэтому я не хочу вернуться в Анталью сейчас».

За последний год курдский вопрос повышал свой градус дважды. Первый – после выборов прошлым летом, когда курдская партия впервые прошла в парламент Анкары и курды юго-востока слишком громко заговорили об автономии. И второе, самое серьезное обострение – после начала операции «Щит Евфрата» в Сирии, где турецкое руководство не скрывало истинных целей ввода войск. 

Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции: «Мы провели и проводим самую большую операцию в истории против Рабочей Партии Курдистана, внутри страны и за границей».  

Кошмарный сон для Анкары – попытка разобщенного курдского народа в Турции и Сирии соединиться по обе стороны границы. Маловероятная, но самая страшная байка для всех потомков Ататюрка – Единый Курдистан отрежет от современной Турции треть площади. Поэтому Анкара бьет на упреждение. Танками по сирийским курдам. И военным, драконовским контролем по своим, турецким. Парк, где мы записывали интервью Мехмета – пожалуй, единственное место в городе, где нет солдат турецкой армии. На каждой улице – броневики и блокпосты, периодически объявляют комендантский час. Турецкие солдаты ждут терактов рабочей партии Курдистана – вроде тех, что были в аэропорту в конце августа. Говорят, РПК так предупредила турков. Если надо, партизаны в любой момент возьмут Диярбакыр под свой контроль. Большинство мирных курдов этому будут рады. Хоть и не могут открыто так говорить  в интервью.

Сибель Йиталь, депутат парламента Турции: «1 язык, 1 нация, 1 флаг, 1 культура – это лозунг Анкары. У курдов нет шанса даже называть себя курдами».

Мехмет Вариш, житель г. Диярбакыр: «Ты хочешь забывать свой язык? Ты не хочешь да? Тогда я тоже не хочу, тоже не буду, я курд. Почему я буду говорить на другом языке? Почему я буду другим человеком? Потому что я курд, это моя культура, это мой язык».

Чтобы понять губительный потенциал конфликта, который именно сейчас в любой момент может вспыхнуть здесь, едем 300 километров на восток в сторону Ирака. К курдскому городу Джизре, события  здесь  турки хотят навсегда вычеркнуть из памяти. Полпути проходит вдоль границы с Сирией, которая существует номинально – турецкая бронетехника свободно перемещается по земле сирийского соседа. 

Анатолий Майоров, корреспондент: «Вон, пошел, смотри…»

На прошлой неделе, Турция открыла второй фронт в операции “Щит Евфрата”– по официальным данным это танковые клинья вглубь сирийской территории, но в реальности, у границ сосредоточены даже системы РЛС. Об этом никогда открыто не заявят в Анкаре, это можно увидеть только на большой скорости из окна машины. Наше появление в зоне КТО с камерой будет моментально пресечено армейцами.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Очень точно подходит выражение – «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Если бы не курдская проблема, турецкая армия не могла бы так легко и свободно, буквально нашпиговать всю турецко-сирийскую границу своими укрепрайонами. Турки всегда могут пояснить, что здесь они держат танки для того чтобы противодействовать так называемому «терроризму». По факту они в любой момент и в любого места могут ввести свои части на территорию Сирии. Вот она граница, всего лишь 50 метров. Вот такое оно, очень простое решение двух проблем – внутренней политики и внешней».

Вдалеке, на сирийской территории – вереницы нефтяных платформ, на стоянках по дороге – десятки нефтеналивных цистерн. Радио в машине внезапно ловит песни про джихад и борьбу с неверными. Мы приближаемся к границе с Северным Ираком, к курдскому городу Джизре, за который туркам пришлось отвечать в ООН.

Выжженный танками район Джуди – одна большая братская могила курдов, которые оказались под перекрестным огнем партизан из РПК и турецкого спецназа. На месте пустыря еще шесть месяцев назад были трехэтажные дома, в подвалах которых, как утверждают местные, остались десятки тел погибших. 

Хадыр Конур, глава курдской партии в г. Джизре: «260 было человек убито, из них - 45 детей в возрасте до 15 лет. 170 – сгорели заживо в подвалах, 8 обезглавлены, трех человек задавили танками. Это что, демократия?»

Операция в Джизре проходила с декабря 15-ого по февраль 16-ого года. Этот квартал заняли партизаны РПК, турецкие солдаты выбивали их с усердием, с каким именно – можно судить по этой закрашенной надписи на заборе. Местные переводят. “Это – Турция и вы все - турки” – написал для курдских жителей кто-то из бойцов спецназа. 

Местный житель: «Добро пожаловать, надеюсь, вы хорошие люди и принесли нам добрые вести…»

На гостей здесь реагируют с интересом и волнением – весь квартал ждет ночной операции турецкой армии, когда с обыском придут в каждый уцелевший дом. Будут искать доказательства связи курдов с повстанцами из РПК. Господин Бакур, пригласивший нас к себе домой, по-восточному обычаю угощает чаем и усаживает на хозяйское место в комнате. Трехмесячную операцию в Джизре он пережил у себя дома, не уезжал специально – как настоящий курд готов был  погибнуть. Но сейчас считает, что выжил не напрасно. 

Бакур Хайдини, житель г. Джизре: «Я – курд, но говорю всем сейчас, после трех месяцев этого ада – нет правых в драке. У нас – одна земля, одна религия, мы не должны стрелять друг в друга. Это важнее всяких там признаний, жизнь – важнее. А эта война – ее нужно останавливать, во что бы то ни стало».

Но осмысленный пацифизм старейшины скорее исключение, чем правило. В доме на соседней улице женщина оплакивает сына, мужа и племянницу. Супруг был убит турецкими солдатами в Джизре, сын – в Сирии, 17-летняя Алин погибла неделю назад, в результате операции “Щит Евфрата”. Три фотографии и рукописные стихи с рисунками – о матери и священной борьбе курдов – все, что осталось у этой женщины от близких. Но даже потеряв всех своих родных, Зейджан считает их смерть необходимостью. И перед сегодняшними обысками, она не будет прятать фотографии с символикой сирийских боевых отрядов курдов.    

Зейджан Ташкан, житель г. Джизре: «Если бы мне дали второй шанс оказаться в прошлом – я бы не задумываясь, отпустила своего сына в Сирию, а мужа поддержала в народной борьбе за свободу курдов. Я бы ничего не поменяла, даже если бы снова пришлось платить за это жизнью близких».

После спецоперации в Джизре, Совбез ООН требовал расследовать факт военных преступлений Анкары, историю тогда удалось замять. Сейчас турки еще сильнее укрепили армейские позиции на юго-востоке. Готовясь то ли к обороне, то ли к масштабной зачистке городов. С другой стороны, по приказу Анкары, армия защищает конституционный строй и жизнь своих солдат.

Партизаны РПК – точно не святые, и, спускаясь с гор, регулярно снимают жестокие видеоотчеты о подрывах и засадах. Которые потом коллективно смотрят и не скрывают своей радости члены многочисленных курдских партий в мирных городах. 

Смотрят, как погибают эти парни, которые все-таки вычислили нас в квартале Джуди и под конвоем из броневиков вывели из самого закрытого и мятежного города страны. С начала года, каждый день в курдских провинциях армия теряет по два солдата. Турция это старается не афишировать, ведь всего в часе перелета – туристическая мекка – Анталья, Кемер, Белек, Мармарис – слухи о войне добьют и без того печальные показатели этого сезона. От чего, кстати, пострадают в том числе и сами курды – многие друзья Мехмета не захотели в знак протеста бросать хорошую работу. Вопреки всему.  

Сейди Фраткурды, заместитель главы демократической партии регионов, г. Диярбакыр: «В турецких городах сейчас переживают худшие времена – в Стамбуле, Измире, Анкаре мы становимся объектом агрессии, насмешек, дискредитации – многие перебираются на юго-восток, в Турции сейчас – сильнейшая внутренняя миграция».

Сложности в решении курдского вопроса добавляет и то что, трагедия народов все чаще становится предметом торга и политических манипуляций. Главный союзник Анкары по блоку НАТО – США то поддерживает турецкую операцию с воздуха, то требует немедленно прекратить атаки на курдские отряды. Самим курдам – Вашингтон то дает оружие, то приказывает отойти восточнее реки Евфрат. Очевидно, что кто-то уже заметил в курдах взрывной потенциал – если нужно, с этой проблемы всегда можно заварить новую хорошую войну. Если, конечно, 2 народа сами, наконец, договорятся.


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ