Академическое наследство

04.12.2016

Президент уволил четырёх должностных лиц из ФСБ, МВД, Министерства обороны и своей Администрации, ставших этой осенью академиками. Прошли чистки и в правительстве. Напомню, что причиной стало недовольство тем, что осенью 14 госчиновников из высших эшелонов власти нарушили прямое указание главы страны не баллотироваться в Академию наук. И не потому что недостойны звания академика, а потому что надо не сидеть на двух стульях, а честно выбрать, что важнее - наука или работа чиновника.

А еще - потому что надо заканчивать с модой на необязательные регалии и красивые корочки.

Интересно, что в пятницу на Совете по культуре в Петербурге Путина отчасти в шутку (только отчасти) просили задать свой лаконичный и тяжелый вопрос «зачем вы это сделали?» еще нескольким чиновникам из-за их неумных решений.

Наверное, по числу академиков мы переплюнули весь мир. Это при Ломоносове их было 30 - лучших из лучших. При Сталине - уже триста. А сегодня в России - 940 и более тысячи член-корров. На осенних выборах «разыгрывали» 512 мест! А ведь устав Академии гласит: «академиками избираются ученые, обогатившие науку трудами первостепенного научного значения». Конечно, сговор, кумовство и лоббирование своих было всегда. В конце 19 века великий Менделеев при голосовании не набрал нужного числа голосов и академиком не стал.

Но сегодня мы снова поговорим о большой научной семье. Но на этот раз - в прямом смысле, потому что все чаще не аспирантами или доцентами, а именно академиками или директорами крупных научных институтов оказываются жены, дети и другие родственники больших ученых. Конечно, есть династии: академик Сергей Капица был сыном академика, Нобелевского лауреата Петра Капицы. Логично, когда дети, выросшие в семье врачей, становятся врачами, а в семье физиков - физиками. Но академик - не профессия, а заслуга. Есть разница.

Дмитрий ПИЩУХИН изучил научный путь нескольких поколений наших академиков. И утверждает, что, похоже, и здесь вполне актуальна старая шутка о том, что сын генерала никогда не станет маршалом, потому что у маршала есть свой сын. 

Здание Академии наук на Воробьевых горах за свою необычную форму называют еще «золотыми мозгами» - членство в РАН когда-то было чем-то сродни наивысшей пробе. Быть в этом научном пантеоне считалось верхом карьеры любого ученого. Но, оказалось, что сегодня получить звание академика или членкора можно без особых усилий. Достаточно просто быть близким родственником известного ученого.

Дмитрий Пищухин, корреспондент: «Скажите, статус вашего отца в качестве академика как-то помог вам занять место в Академии наук?»

Ирина Чазова, академик РАН, профессор: «А почему вы спрашиваете у меня такие вопросы. Вам не кажется, что это не прилично задавать мне такие вопросы. Нет, не помог».

В контексте

12.02.2017

Успех науки и наука успеха

Задавать такие вопросы главному кардиологу страны Ирине Чазовой, действительно, неудобно. Но встречаться с нами лично академик отказалась. А вопросов к ней было много, например, почему отец предложил кресло директора в Российском кардиологическом комплексе именно ей? Может быть, уходя на пенсию, Евгений Чазов оставил государственный институт свой дочери в наследство, а заодно выхлопотал ей место в Академии наук.   

Ирина Чазова, академик РАН, профессор: «На что вы намекаете?»

Дмитрий Пищухин, корреспондент: «Мне кажется такой высокий…»

Ирина Чазова, академик РАН, профессор: «Я уже ученый очень давно и за рубежом, и в Америке, и в Европе, известна не меньше, а может быть больше, чем в своей стране. И меня признают не только коллеги из Академии медицинских наук, но и коллеги из других стран».

Ирина Евгеньевна Чазова, без сомнения, специалист в своей области – автор сотен монографий, научных статей, связанных с диагностикой и лечением сердечно-сосудистых заболеваний. Но, по словам коллег, в области кардиологии семья Чазовых создала абсолютную монополию. Ученые придумали новую структуру - медицинское общество по артериальной гипертонии. Впрочем, к науке это не имело ни малейшего отношения – организация поставила на поток проведение врачебных конференций и симпозиумов на деньги фармкомпаний. Если те отказывались платить спонсорские взносы, это создавало большие неприятности на пути продвижения на рынок тех или иных лекарств. Чазовы - говорят, - имеют все рычаги для того, чтобы исключить препараты из «государственных стандартов лечения больных».

Вера Мысина, кандидат биологических наук, лидер общественного движения «За чистую страну!»: «Они стали некими феодалами, их институты это их собственность, помещичьи угодья. А люди, которые в институте работают – это люди без прав, если они пойдут против руководства Академии, против руководства института – это для них закончится очень плачевно. Научная жизнь закончится».

В этом году выборы РАН побили все рекорды по количеству академиков и членкоров с родственными связями. В списках – два десятка фамилий тех, кто является сыном, дочерью, женой или племянником действующих светил науки. Так, например, среди членкоров оказался Муса Хаитов – сын академика Рахима Хаитова.

Муса Хаитов, член-корреспондент РАН, д.м.н., профессор: «Острые респираторная вирусная инфекция, является самым распространенным типом инфекционной заболеваемости…»

В одном интервью специалист в области иммунологии с удивлением замечает: «Сыну всего 35, при этом наукой он занимается больше 20 лет». Отец с нескрываемой гордостью заявляет, что с малых лет продвигал ребенка по службе, а когда настало время, с легкостью уступил ему свой пост директора Института иммунологии. 

Рахим Хаитов: «Устроился здесь лаборантом. Потом под влиянием сотрудников и моим поступил во Второй мединститут. Учился там и продолжал работать у нас, ставил эксперименты. <…> Защитил докторскую. Получил звание профессора. И когда мне исполнилось 70, я предложил коллективу избрать нового директора – моего сына. А разве династия в науке - это плохо?»

Сам факт, что в Академию наук попадают дети и родственники ученых не вызывал бы столько вопросов, если бы это был единичный случай. Никто не сомневается, что в семье врачей и учителей сын  может пойти по стопам родителей. Преемственность поколений в любой области даже приветствуется. Одно дело передать знания и опыт, совсем другое – наследственность передаваемого статуса и соответствующих ему привилегий. Но многие «научные светила» почему-то стали воспринимать свое положение, как дворянский титул, а научные организации, как семейный бизнес, причем за бюджетный счет. Среди прочих кандидатов на звание члена-корреспондента РАН встречается фамилия Михаила Давыдова. Сыну главного онколога России всего тридцать один год. Но в отличие от именитого отца, за плечами у которого сотни сложнейших операций и инноваций в области медицины, Давыдов-младший в научной среде ничем пока не отличился. Известно лишь то, что на базе папиного центра он защитил докторскую, а еще через год там же возглавил огромный НИИ клинической онкологии.

Дмитрий Пищухин, корреспондент: «Вы как-то способствовали ему стать членом-корреспондентом РАН?»

Михаил Давыдов: «Странный вопрос, это не телефонный разговор…»

Георгий Малинецкий, доктор физико-математических наук: «Академики обладают повышенной проходимостью, особенно в паре. Два альпиниста супер класса, могут любого человека поднять на Эверест. Когда речь идет о выборах, должны быть академики, которые хотят, чтобы ты там был».

Доктор физико-математических наук Георгий Малинецкий многократно выдвигал свою кандидатуру в Академию наук. Но говорит, что без связей и одобрения научного сообщества практически не возможно. Чтобы попасть в ряды академиков нужно быть крупным ученым, лучшим сотрудником своего НИИ и главное внести  весомый вклад в науку. За эти заслуги институт выдвигает специалиста в претенденты, собирает совет, тайно голосует и отправляет в РАН рекомендации. Туда же отправляются диссертации и научные труды. И вот если там уже одобрят, то учёный пожизненно становится академиком или членкором. Но правила меняются, если у претендента есть влиятельный родственник в Академии наук. Малинецкий считает, что с такой политикой РАН уже давно превратилась в закрытый Клуб по интересам.  

Георгий Малинецкий, доктор физико-математических наук: «Одно дело, когда у вас есть огромная организация, на которой есть огромная ответственность, есть большущие ресурсы и совсем другое клуб. Мне кажется, клубные новости не заслуживают большого интереса. Ну, например клуб филателистов, вы же не интересуетесь кто там, в клубе филателистов? Или клуб цветоводов, понимаете? Это клуб, если мы Академию толкуем как клуб, естественно, вы как филателист, вы знаете выдающихся филателистов из своей среды, вы их выдвигаете».

Но чем можно объяснить такое число родственников академиков среди врачей. В этом году на отделении медицинских наук был беспрецедентно низкий конкурс - всего один человек на место. То есть людей брали автоматом, невзирая на их регалии. Таким образом, среди членкоров оказалась дочь академика Бокерии - Ольга, сын известного терапевта Палеева – Филипп, сын директора института питания РАН Тутельяна – Алексей, жены академиков Колесникова и Баранова. Последняя в научном центре супруга еще и замещает директора. В Институте биологии гена, например, трудится целая семья Георгиевых – папа-академик Георгий Георгиев, сын-академик Павел Георгиев, дочь Софья в этом году стала членкором.

Олег Матвейчев, политолог: «Вся эта ситуация почему сейчас усугубилась, потому что академики лишились возможности своего традиционного заработка, связанного с собственностью, которая была в наших академиях. Как правило, 90 процентов площадей институтов сдавались коммерческим фирмам в аренду. Там было все, что угодно. В лучшем случае, были турфирмы, а доходило до того, что там были бани».

Но самый яркий пример такого антинаучной деятельности – дом по соседству с Академией наук. Первые лица РАН строили его под себя – здесь находится квартира управляющего делами академии, начальника ЖКУ, главного по строительству в РАН, ответственного за   расселение аспирантов. Из всех  членов ТСЖ «Наука» - академик только один - бывший руководитель РАН Юрий Осипов. Три года назад его сын оказался в центре скандала. По данным гражданских активистов, он закатил для своей возлюбленной вечеринку за 8 миллионов рублей.          

Вера Мысина, кандидат биологических наук, лидер общественного движения «За чистую страну!»: «Некая мафиозная структура, которая не хочет отдавать себе отчет, что она государственное учреждение, которые привыкли за 20 лет жить только увеличивая свое благосостояние».

Сегодня в России академиков и членкоров совокупно в три раза больше, чем было при Советском Союзе. Это при том, что территория и население страны были гораздо больше, а наука намного эффективнее. Самих академиков сравнивали с первыми космонавтами   – многих знали по именам, обсуждали их научные труды, ставили в пример. Их имена вписаны в учебники.  Их открытия изучают во всем мире. Все, что в последние годы мы знаем о РАН - больше связано со скандалами, коррупцией  и  другими нечистоплотными делами, но никак не с наукой. 

 

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

27 янв

Расследования – про невозвратные долги по ЖКХ

27 янв

День снятия блокады

27 янв

Главное в России – Почему в России такие маленькие пособия?


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ