Среднеазиатские акценты

05.03.2017

Сразу три страны за один визит. Никогда еще приезд президента России в Среднюю Азию не был таким насыщенным. Казахстан, Киргизия, Таджикистан. Логично было бы увидеть в этом ожерелье и Узбекистан, но - еще и трех месяцев не прошло, как здесь вступил в должность новый президент, так что эта встреча, конечно, будет, но позже, в Москве.

Согласитесь, встречи и переговоры Путина с лидерами этих стран для нас почти привычны. Мы друзья, партнеры, соседи. Да и форматов для совместной работы много: двусторонние договоры, СНГ, Таможенный и Евразийский союзы, военный - ОДКБ. Но для этого визита повод был особый - 25 лет установления дипломатических отношений. Конечно, наши отношения намного глубже. Эти страны Центральной Азии, которые мы привычно с советских времен называем Средняя Азия, связаны с нами долгой, особой и почти вековой историей. Мы части одной большой страны, и ее разлом был для всех трагедией. Впрочем, для них – особой, ведь в том Беловежском соглашении их ни о чем не спросили, а просто росчерком пера сделали принудительно свободными. 25 лет назад им пришлось строить свою государственность. И в том, что мы сохранили наши прежние особые отношения, и есть, наверное, главный смысл этого юбилея. Сегодня именно они - наша опора на юге, наш стратегический тыл. Сегодня и для нас любая нестабильность здесь тревожна.

А вызовов много. Посмотрите на карту этого региона. На юге - проблемный Афганистан. Иран. Рядом - такие мощные игроки как Китай и Индия. А еще за этой пятеркой стран внимательно следят из США. Смысл их игры в этом куске Азии предельно понятен - создать «дугу нестабильности» для Китая и России. Впрочем, это были планы Обамы-Керри. Даст ли сегодня на это денег Трамп?

Именно поэтому наш политический обозреватель Виталий ВОРОНИН предлагает сегодня посмотреть на наши отношения в такой своего рода 3D проекции, когда за первым планом видны глубинные проблемы и риски всего региона.

В окрестностях столицы Таджикистана Душанбе вовсю кипит стройка. Прерываясь лишь на время намаза... Десятки... сотни... семей строят себе новые дома. Владельцы этих двух и трех этажных особняков делятся на две категории - или при хорошей должности, или вернувшиеся из России гастарбайтеры. Даже зарплата в 18-20 тысяч рублей все равно в 3 раза выше средней в республике.

Фирдавси Бакоев: «В Россию едем на заработок и потихонечку собираем деньги на стройку и на жилье».

Фирдавси Бакоев, или как он просит называть себя по-русски Федор, начал строить дом 6 лет назад, когда женился. Сейчас у него трое детей, пока маленькие, на всех одна комната - детская.

Фирдавси Бакоев: «Вот спальня здесь ребятишкам, это получается душевая».

С 1994 года его жизнь идет по особенному графику: зиму и начало весны - дома, лето и осень - в России. И таких как он - 800 тысяч по официальным данным, каждый десятый житель Таджикистана, а если убрать из статистики стариков и детей, получится - каждый третий.

Фирдавси Бакоев: «Россия как второй дом для нас».

 

А так коротают дни те, кому въезд в Россию запрещен. Возле каждого крупного базара можно увидеть эти очереди поденщиков. В ожидании работы они могут простоять всю неделю.

Исматулло Мурадов, житель Таджикистана: «Штукатурка, стройка, вся работа. Кто придёт, говорит у меня вот такой-такой работа».

В контексте

16.04.2017

Главное слово - безопасность

После ужесточения миграционного законодательства в России, 400 тысяч граждан Таджикистана оказались невъездными, каждый третий гастарбайтер. Уверяют - нарушения у подавляющего большинства не криминальные, как правило, опаздывали по срокам с регистрацией или пребыванием.

Султан Бурханов, житель Таджикистана: «Только вот вчера депортировали меня, вот. Только вчера – 20 числа. Я три дня не прописывался там».

Для Таджикистана, где только по официальной статистике безработица почти 11 процентов, трудоустроить еще и этих невъездных - настоящая проблема. Потому власти решили изменить всю систему образования, чтобы подготовить будущих трудовых мигрантов.

Гульруксор Сафарова, преподаватель профессионального технического лицея: «Какие документы нужны трудовым мигрантам?»

Во всех профтехучилищах ввели обязательные курсы русского языка, российской истории и юридической грамотности. Их, иногда так и преподают, один учитель все три курса. Не хватает кадров. Гульруксор Сафарова с дипломом педагога 6 лет строгала салаты и лепила манты в России.

Гульруксор Сафарова, преподаватель профессионального технического лицея: «Там была частное предприятие, маленькое предприятие, хорошая женщина была Ольга Константиновна, у них было семейное кафе».

Сейчас на русских курсах - аншлаг. В Восточной Европе все в обязательном порядке учат английский, а в Средней Азии зубрят великий и могучий. Как завещали еще классики.

Раджаб Шарипов, преподаватель профессионального технического лицея: «Жизнь так уложена. Без России нам трудновато».

Экономист тут бы сказал - перечисления гастарбайтеров на родину составляют треть ВВП страны. Треть. В России такую долю дают сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых и обрабатывающая отрасль вместе взятые. Понятно, почему Владимира Путина в Душанбе очень ждали... даже несмотря на холодный ветер с памирских ледников.

Эмомали Рахмон, президент Таджикистана: «Тут прохладно… В рубашках не продует?»

Душанбе стал самым дальним пунктом среднеазиатского маршрута Владимира Путина. Но, пожалуй, самым важным. Формально это был официальный визит в год 25-летия дипломатических отношений двух независимых государств. Президенту Таджикистана по этому поводу Путин вручил орден Александра Невского, за укрепление этих самых связей. За этой наградой можно увидеть особый смысл, ведь из почти 2 сотен орденоносцев лишь пятеро иностранцев - православные митрополиты Киевский и Минский, а также президенты Беларусии, Казахстана и Киргизии.

Эмомали Рахмон, президент Таджикистана: «Всегда мы рады приезду российских друзей».

Результат дружеских переговоров - 7 соглашений. Самое важное - вот этот документ, подписанный министрами труда с обеих сторон. Россия готовит амнистию для тех мигрантов, за кем нет серьезных нарушений. Эксперты считают, коснется каждого второго.

Владимир Путин: «В целом решение найдено, и мы будем работать в соответствии с договорённостью с Президентом Таджикистана».

В Душанбе московская делегация чувствовала себя как дома. На переговорах таблички на русском. На ужине - все богатства земли таджикской. Организованный аппаратом российского президента звонок из Таджикистана в соседний Ашхабад президенту Туркменистана стал дипломатическим сюрпризом.

Владимир Путин: «С Туркменией разговор».

Эмомали Рахмон, президент Таджикистана: «Сейчас?»

Владимир Путин: «Через 10 минут».

Эмомали Рахмон, президент Таджикистана: «Через 10? Хорошо».

Разговор был недолгим, но очень показательным - здравствуйте, это Путин, я тут рядом. Сейчас заехать не смогу, график напряженный, но все наши договоренности я помню.

Владимир Путин: «Самого доброго хочу вам пожелать и поинтересоваться, как у вас дела? Как поживаете?»

Как предполагают эксперты, обсуждали, скорее всего, две темы. Первая: энергетика - Туркмения богата газом, но из-за споров о цене у нее проблемы с Россией, а теперь еще и с Ираном. И вторая тема - безопасность в Центральной Азии.

Владимир Путин: «Россия и Таджикистан разделяют озабоченность распространения в Афганистане влияния террористических группировок, такой, например, как так называемое «Исламское государство».

Черные флаги ИГИЛ появились в Афганистане еще 2 года назад. Сперва укрепились на востоке страны, но оттуда их начала выдавливать армия при поддержке авиации НАТО, и банды засобирались на север страны. В феврале боевики устроили взрыв у Верховного суда в Кабуле, 22 человека погибли более 40 ранены, и напали на колонну Красного Креста в провинции Джауздан, 6 человек погибли, 2 попали в плен.

Петер Маурер, президент международного комитета Красного Креста: «Мы думали, что такое просто невозможно - мы знаем этот регион очень хорошо, наши коллеги были очень опытными и давно работали в Афганистане, но тут было нападение именно на сотрудников Красного креста».

Есть опасность, что именно на севере Афганистана ИГИЛовцы смогут не только закрепиться - там сложный рельеф, многонациональное население, но и создать базу для боевиков, бегущих из Ирака и Сирии от разгрома. А это, по разным подсчетам, до 5 тысяч выходцев из стран СНГ, прежде всего - Центральной Азии.

Юрий Шевцов, политолог, директор Центра проблем европейской интеграции: «Ситуация в Афганистане обостряется. В течение последнего времени там резко усилились разного рода радикальные исламистские вооружённые группировки, которые перешли к захватам новых больших территорий».

И тревожных свидетельств все больше. В январе министр внутренних дел Таджикистана заявил, что вдоль афганской границы скопилось 10-15 тысяч боевиков, много иностранцев. В феврале шеф полиции памирской зоны Афганистана дополнил: на его территории в горах еще 7 тысяч боевиков, из них каждый десятый - не местный, многие с семьями. В середине февраля губернатор провинции Сари-Пуль забил тревогу - появились вербовщики с большими деньгами, в уезде Кохистанат они организовали цех по производству бомб для смертников, зазывают как в ИГИЛ, так и в союзные группировки этнических узбеков и таджиков.

Владимир Путин: «Мы обеспокоены бурным ростом наркотрафика, трансграничной преступности. И в этой связи договорились активизировать совместные меры по защите таджикско-афганской границы, в том числе задействовать возможности расположенной в Таджикистане российской военной базы».

Штаб 201-й российской базы под Душанбе. Отсюда до Афганской границы всего 120 километров. Есть форпост южнее, в городе Курган-Тюбе - еще ближе к опасной территории. В 90-е российские подразделения стояли на таджикско-афганской границе, десятки военнослужащих погибли в схватках с террористами, хоть тогда их и не называли таким словом. В середине нулевых рубеж целиком взяли под контроль национальные вооруженные силы, наши отошли в ближний тыл. Сейчас, очевидно, угроза такова, что одних таджикских пограничников недостаточно.

Эмомали Рахмон, президент Таджикистана: «Наша страна является форпостом на данном рубеже, и это накладывает на нас огромную ответственность за адекватное реагирование и предотвращение любых возникающих угроз и вызовов».

Российские и таджикские военные прикрывают не только одну республику, но по сути - всю Среднюю Азию, а вместе с ней - и нас с вами, Россию. Если исламисты проникнут в одну страну - может полыхнуть весь регион. И это отчетливо понимают во всех странах. После переговоров в Киргизии, там еще одна наша военная база, лидеры стран подтвердили - российские военные будут защищать регион столько, сколько потребуется. Для этого и создавалась оборонная организация ОДКБ.

Владимир Путин: «Вопрос о расширении воинского контингента мы не обсуждали пока. Если Кыргызстан сочтёт необходимым это сделать, то тогда и обсудим, но имейте в виду, что для нас это тоже дополнительные расходы. Но будем в рамках ОДКБ и на двусторонней основе это обсуждать, если такая потребность есть».

Усиление угрозы со стороны Афганистана стало очень показательным. Еще в 90-е в Средней Азии пытались укрепиться американцы, в нулевые - они и вовсе вливали миллионы долларов, пока были нужны транзитные базы для снабжения войск в Афганистане. Операцию там свернули и США потеряли интерес к региону. Предположить, что Трамп с его девизом «Америка прежде всего» направит в случае чего сюда морпехов - и вовсе из разряда фантастики.

Тимофей Бордачев, директор евразийской программы фонда развития и поддержки международного дискуссионного клуба «Валдай»: «Во всех государства Центральной Азии, даже в Туркменистане, есть понимание, что Россия является главным гарантом их безопасности и то, что никакая Америка, Европа не сможет их защитить от внешних угроз, в первую очередь с юга, т.е. с Афганистана. А Россия может это делать, Россия это делала и Россия всегда сделает».

Есть еще Китай, который тысячелетиями жил бок о бок с великой степью. В последние годы Пекин активно возрождает Шелковый путь - во всех странах Центральной Азии на китайские кредиты строят железные дороги, автобаны, тянут высоковольтные линии и трубопроводы. Но однажды обезопасив себя великой стеной от кочевников, Пекин по-прежнему заботится о собственной безопасности и о том, чтобы грузы шли без перебоя.

Юрий Шевцов, политолог, директор центра проблем европейской интеграции: «Китай не продвигает никаких политических проектов, а в этом регионе очень остро стоит вопрос о безопасности, поэтому этому региону, этим странам обязательно нужен какой-то внешний политический или даже военно-политический донор».

Удивительно, но Центральная Азия может стать примером сотрудничества трех сверхдержав - России, Китая и США. Где у каждой страны свои козыри и одна общая цель - сохранить регион стабильным, чтобы не получилось второго ближнего востока. Чем богаче будут страны - тем меньше таджиков, или узбеков, или киргизов будут откликаться на призывы террористических проповедников.

Тимофей Бордачев, директор евразийской программы фонда развития и поддержки международного дискуссионного клуба «Валдай»: «Это сотрудничество является одним из немногих, где три державы могут между собой договориться. Если говорить о конкретных направлениях, то это безусловно, во-первых инвестиции - создание рабочих мест, во-вторых координация борьбы с международной террористической угрозой».

Россия предлагает свой проект экономического развития региона - Евразийский Союз - Казахстан и Киргизия уже в нем. При этом ЕвразЭС не мешает ни китайскому шелковому пути, ни американским инвестициям.

Владимир Путин: «Казахстан, Таджикистан и Кыргызстан, – это наши стратегические партнёры, стратегические союзники. Во всех этих странах Россия занимает первое место по уровню торгового оборота».

У Москвы тут свои козыри - прежде всего общее прошлое. Двадцатипятилетие  дипломатических отношений в новейшей истории - лишь малый отрезок. Так, например, в Казахстане из 10 крупнейших городов республики 9 были отстроены российскими переселенцами, в том числе нынешняя столица Астана и бывшая - Алма-Ата, где проходила последняя встреча президентов. Сейчас в Казахстане считается престижным учиться в русских школах и по русским учебникам.

Преподаватель: «Открываем первую страницу русского язык – казахстанское издательство. Первая тема – «Русский язык как развивающееся явления». Открываем учебник российского издательства – «Русский язык как развивающееся явления». Это уже о многом говорит».

В этой общей истории необязательно уходить вглубь веков, самая яркая страница - Великая Отечественная война. Событие, которое коснулось всех, из Центральной Азии шли составы на фронт, здесь формировалась знаменитая Панфиловская дивизия. И здесь это помнят - самые массовые шествия Бессмертного полка в прошлом мае за пределами России были в Киргизии и Казахстане.

Айгуль Байкадамова, внучка Ивана Панфилова: «Тогда была одна страна, был единый народ - советский, была одна победа, была общая боль. Вот когда мы начинаем растаскивать общую победу по национальным квартирам, вот это приводит к раздору наших народов».

Пожалуй, именно Казахстан из стран Средней Азии понимает лучше других, насколько важен такой союзник, как Россия. Общение между лидерами двух государств настолько интенсивное, что в пору заносить в Книгу рекордов Гиннеса.

Досым Сатпаев, политолог: «Кто-то подсчитал в прошлом году, что Путин 22 визит совершил в Казахстан и тем самым выдвинул нашу республику на первое место с точки зрения активности взаимодействия с Москвой».

Получается, сейчас была 23. Лидеры обговорили все насущные проблемы и по Евразийскому союзу - Назарбаев один из инициаторов этого объединения, и по безопасности - Астана стала площадкой для переговоров по Сирии, здесь вооруженная оппозиция и правительство впервые за 6 лет конфликта сели за один стол. Взгляды Москвы и Астаны на международные проблемы, как говорят дипломаты, совпадают.

Нурсултан Назарбаев, президент Казахстана: «Никаких вопросов к российской стороне у нас нет – у моей делегации, перед вами только встретились, они обсудили между собой. Все текущие вопросы решаются в дружественном ключе, и проблем я не вижу».

Для центральной Азии наступает сложный период - сменился лидер в Узбекистане, до конца весны, как ожидается, он приедет в Москву. Осенью будут выборы в Киргизии, Алмазбек Атамбаев подводит итоги своего президентства и считает своим главным достижением нормализацию отношений с Россией, говорит это надо сохранить. Вот подарил российскому президенту скакуна. Таджикистан нервничает из-за угрозы с афганской границы и тоже все больше смотрит на Москву, хоть до нее из Душанбе 3 тысячи километров, но ближе соседа, выходит, и нет.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ