Юбилей на фоне проблем

26.03.2017

К торжествам в Риме готовились давно. Эти выходные в конце марта были отведены для красивых фотосессий, балов и ужинов. Все президенты стран ЕС и отдельные почетные гости давно забронировали номера лучших римских отелей. Повод был солидным — ведь именно здесь, в Риме, 60 лет назад был подписан первый европейский договор. И пусть он был только экономическим и только для шести стран, но именно это событие 1957 года принято считать началом жизни нынешнего Евросоюза.

Но настроение праздничным не получилось. Они сами признавали, что да, допущены некие ошибки, и будто уговаривали друг друга, говоря, что надо быть оптимистами. А ведь круглая дата — хороший повод оглянуться назад, чтобы понять, когда идея общего союза в Европе начала хромать, почему еще в 80-е полный планов и целей союз к 90-м годам стал задыхаться.

 Превратился в неповоротливую, капризную и очень дорогую бюрократическую махину. А еще полезно просто честно вспомнить, как сначала провалилась идея общей конституции, потом не все захотели общих денег и открытых границ, а когда развалился Советский Союз и соцлагерь, их захлестнула идея гигантомании. Может, здесь и была роковая ошибка — став всеядными, они просто подавились маленькими и бедными странами?

Почему мечты о новой «священной римской империи» оказались неподъемными? Почему больше не едет эта машина, как ни переключай скорости. Слово нашему политическому обозревателю Виталию ВОРОНИНУ.

Все-таки грустным вышел этот праздник - и для римлян тоже. Центр перегородили, закрыли для туристов достопримечательности. Лидеры стран ЕС, не сговариваясь, оделись во все темное. Но на словах сохраняли оптимизм, мол, еще столетие единой Европы отметим.

Жан-Клод Юнкер, председатель Европейской комиссии: «Сегодня мы делаем все, чтобы подтвердить нашу приверженность неделимому союзу. Но мы делаем это не из ностальгии. А потому, что, только оставаясь едиными, мы сумеем ответить на вызовы, с которыми можем столкнуться. Мы за процветающую, более социальную и безопасную Европу!»

В контексте

17 июн

Почему Рим против мигрантов?

За стеной из карабинеров две примерно равные толпы - одни в поддержку политики ЕС - другие с критикой. Поводов хватает. Плот Евросоюза стал миражом для сотен погибших беженцев, что так и не добрались до него. И уж совсем пессимистично «поздравил» Папа Римский. Это дань традиции раз в десять лет собираться в Риме и заглядывать к понтифику, чтобы получить от него наставление, пропитанное библейской мудростью. Или грустью?

Папа Римский: «Когда тело теряет ориентацию в пространстве и теряет направление движения, оно находиться в замешательстве и в конечном итоге может погибнуть».

60 лет назад все было гораздо бодрее. Бывшие непримиримые враги договорились сотрудничать в экономике и атомной сфере. Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксебург. За столом – «отцы основатели» единой Европы. За их спинами с трудом можно разглядеть кого-либо еще - разве что, вот тут мелькнул профиль представительного мужчины в очках. Это Александр Кожев, его называют «серым кардиналом» евро-интеграции. Русский. Из эмигрантов.

Василий Жарков, историк, политолог: «Его русская фамилия Кожевников, но поскольку это очень длинно звучит и для романских стран это непроизносимо, он сократил ее до фамилии Кожев в 1936 году, когда вступал в гражданство Франции.

Он был советником президентов де Голля и Жискар д’Эстен. Философ, авторитетный ученый, после Второй Мировой сам пришел в политику, а его ученики вышли на руководящие посты.

Василий Жарков, историк, политолог: «Кожев сыграл огромную роль в аналитической и идеологической подготовке тех соглашений, которые были заключены в 40-50-60 годы и легли в основу Европейского Союза».

Он видел на континенте новую Империю, Латинско-католическую, куда вошли бы, прежде всего, Франция, Испания, Италия. Цель - обеспечить мир и достойное место Старой Европе на большой политической карте, в ряду других империй - англо-саксонской и советско-славянской.

«Эра, когда все человечество станет одной политической реальностью - это далекое будущее. Период национальных государств - закончился. Наступает эпоха империй, межгосударственных объединений, сформированных на основе дружественных наций».

Считается, что эту рукопись Кожев вручил лично Шарлю де Голлю, Франция была локомотивом объединения. Не без советов «русского интеллектуала» де Голль позже спорил с англо-саксами, вывел страну из НАТО, и даже съездил в СССР. Через 30 лет после смерти Кожева пресса взорвалась сенсацией - мол, идеолог ЕС - тайный агент Москвы, поклонник Сталина. Доказательства? Якобы в бумагах сбежавшего в 1992 году в Британию предателя Василия Митрохина, архивариуса с Лубянки. Но все до сих пор засекречено.

Василий Жарков, историк, политолог: «Никаких прямых доказательств нет. Единственное свидетельство, на которое ссылается пресса - это то, что Кожев оказался в числе лиц, находившихся на территории советского посольства во Франции в момент  вхождения гитлеровских войск в Париж».

Вспоминать заслуги «француза с русскою душою» сейчас, конечно, не модно, особенно на фоне истерии о всесильности Москвы. Тем более после смерти Кожёва Европейское объединение стало все больше отдаляться от прообраза его Латинской империи. Число участников увеличилось до 12, как звезд на флаге, потом до 15, но сам флаг уже не меняли. Когда рухнула Берлинская стена, политика окончательно возобладала над экономикой, и в 2002 году приняли сразу 10 новых членов.

Нильс Эрсболл, генеральный секретарь Совета министров Европейского Союза (1980-1994 гг.): «Это была одна из причин, почему мы решили распахнуть двери для восточных стран, хотя они не были готовы. Мы их буквально схватили и затащили в союз, пока была такая возможность».

Различия сказались в дни кризисов. Сначала грянул экономический. Слабые бюджеты южной и восточной Европы стали балластом. Из 28 стран Союза - 10 доноров, остальные - живут за чужой счет. Пример обанкротившейся Греции показал, что даже колыбель европейской цивилизации уже не авторитет. И тогда впервые раздались голоса - а может пора покидать эту общую евролодку?  Когда канцлер Германии пригласила беженцев с Ближнего Востока в Европу - хлебнули все.

Александр Носович, политолог, журналист: «Европейский Союз больше не является привлекательным интеграционным проектом, во всяком случае для тех стран, которые его основали. Он остается привлекательным только для периферии, для задворков Европы – таких как Украина».

С выходом Великобритании, второго по величине донора Евросоюза, остальным придется затянуть пояса. Брексит меняет иерархию ЕС - в сообществе равных все популярнее мысль, которую можно выразить русской поговоркой – «кто девушку ужинает, тот её и танцует». Дипломаты это называют «Европа разных скоростей».

Ангела Меркель, федеральный канцлер Германии: «Мы должны признать, что некоторые страны двигаются быстрее, чем другие. Европа разных скоростей необходима, иначе мы просто остановимся в развитии».

Европа хоть и считается единой, на деле больше похожа на слоеный пирог. Далеко не все страны географически входят в союз, так что считать можно до Уральских гор. И ладно окраины, но даже срединная Швейцария не в ЕС. Шенген с его открытыми границами - тоже имеет исключения. Но еще сложнее с единой валютой, 9 стран, то есть каждая третья - печатают свои деньги. Все эти хитросплетения в одной схеме - настоящая головоломка, но она наглядно показывает,  что «разные скорости» Европы - не планы, а реальность.

Штефан Боллингер, историк, экономист: «Экономическая система, к которой стремится ЕС рассчитана только на её сильных стран-игроков. В условиях свободного рынка и свободного передвижения товаров в выигрыше всегда будет та страна, в которой продуктивность труда выше, которая кредитоспособнее».

Неслучайно, о разных скоростях все больше говорят представители богатого Запада, на востоке и юге ЕС - этих идей опасаются. А вдруг дотации урежут. Сейчас существует как минимум 5 идей, как быть с ЕС.

Нормундс Гростиньш, вице-президент Альянса за Европейскую демократию в Латвии: «После разброда может быть первый вариант, когда появятся соединенные штаты Европы, которые оплачиваются донорами. Они говорят, мы даем деньги вам, маленьким Прибалтам, но вы тогда слушаете все под козырек и вообще никаких вопросов не должно быть».

Теория разных скоростей уже поссорила старых и новых европейцев на последнем рабочем заседании в Брюсселе 2 недели назад. Польша отказалась подписывать общую резолюцию и впервые за долгие годы делегаты даже не вышли на общее фото. Потому на юбилейном Римском саммите в зале затаили дыхание, когда польский премьер-министр Беата Шидло вчитывалась в декларацию. Но все же поставила автограф, праздник портить не стала. Хотя уже после церемонии некоторые подходили убедиться - точно все подписали?

Дональд Туск, председатель Европейского Совета: «Почему мы потеряли веру в наше единство? Потому что это стало реальностью, или мы потому что нам это наскучило? Европа, как политический союз, или будет единым, или прекратит свой существование».

Один из пунктов дает простор для толкования: «Мы будем действовать вместе, разными дорогами и с разной интенсивностью, но двигаясь в одном направлении». В каком именно - в Риме решили не уточнять. На следующей неделе им снова собираться вместе - обсуждать с какой скоростью Британия покинет Евросоюз.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ