Подайте на пропитание

25.06.2017

По предварительной записи здесь отправляют в прошлое. Несправедливое, кровавое, советское: там все покажут и дадут пощупать.

Экскурсовод: «Агенты КГБ работали при помощи такой аппаратуры – трубку вставляли в дверной глазок и камера снимала все, что происходило в комнате».

Как эстонцы выживали при советской власти – экскурсовод готова рассказывать часами. Ничему нельзя было доверять.

Экскурсовод: «Казалось бы – обычный телефон, но нет – это телефон-прослушка».

Музей КГБ эстонцы открыли на верхнем этаже таллиннской гостиницы. Когда она еще называлась «Интурист», здесь был тайный штаб комитета госбезопасности эстонской ССР, о чем свидетельствует форма, раскладушка, аппаратура и пачка «Беломора». Спустя четверть века независимости на этом решили заработать. Билет на экскурсию - по 20 евро, воздействие на Евросоюз – бесценно.

Питер Фиппин, турист: «Мне рассказывали про КГБ еще в школе. А сейчас я увидел все своими глазами - ужасная система, ужасная жизнь».

Сказ о страданиях эстонского народа так понравился самим страдальцам, что с позволения Брюсселя, Таллин возродил комиссию по подсчету ущерба от советской оккупации. Почетная миссия «пристыдить Москву» возложена на этого человека в галстуке.

Томас Хийо, председатель комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации: «Важно признание, что был нанесен ущерб другим государством. Это не исходило от интересов эстонского народа, это исходило от интересов советского руководства».

Как считать убытки, эстонцев научат братья-латыши.

Гатис Круминьш, эксперт комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации: «За все советское время Латвия отдавала больше денег в советский бюджет, чем получала обратно».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Латвия кормила Советский Союз?»

Гатис Круминьш, эксперт комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации: «Да, это так. Латвия кормила Советский Союз».

В Риге - уже оформили конкретный счет Москве, предав анафеме все советское, а с другой (как и в Таллине) – не считают грешным на советском заработать. Поэтому когда прибалты хотят выпить, они заказывают «Столи». Кастрация «Столичной» – до непонятных «столи» случилась потому, что прибалты не захотели отдавать легендарный бренд московским оккупантам, хотя суд решил обратное. Поэтому водке дали условно-новое название, заменили «русскую» на «премиум». И пошло-поехало… Столичная ванильная, клубничная и ежевичная. К тому же и не русская она – говорит нам бармен в дорогом рекламном ролике. 

Бармен: «Это произошло на великом заводе «Латвийские бальзамы» – это был и есть храм водки, который был основан в 1900 году».

Так же порешали и с узнаваемой высоткой, из-за которой многим в Риге мерещилась Москва. Сначала оторвали пятиконечную звезду на шпиле, а потом сталинский ампир официально включили в культурное наследие Европы. Это в качестве «аванса». А за оккупацию, колонизацию, депортацию и еще за пару слов на «цию», Рига ждет транш с 12 нолями.

Рута Паздере, член комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации: «300 миллиардов евро приблизительно, сколько мы могли производить ВВП и сколько из-за оккупации мы не получили».

Юрий Алексеев, бывший конструктор рижского радиозавода: «Они же хитро считают, черти! Они то, что Латвия перечисляла в бюджет и то, что она перечисляла в бюджет латвийский назад. Но простите все крупные предприятия латвийские строились напрямую, не заходя в латвийский бюджет».

Конструктор Юрий Алексеев родом из Норильска, оккупировал Латвию еще подростком. Сначала поступил в рижский политех, а потом пошел в инженеры на рижскую Радиотехнику.

Диктор: «К началу 11 пятилетки рижская радиоаппаратура снискала у любителей музыки большую популярность». 

Здесь собирали 35% всех советских стереосистем, приемников и радиол. Самый успешный образец – Ригу 310 - конструктор Алексеев придумал в 83, когда в Прибалтике уже раскручивали миф о советской оккупации. Когда же докрутились – крупнейший в союзе завод стереосистем не продержался даже пятилетки.

Юрий Алексеев, бывший конструктор рижского радиозавода: «В той лаборатории, где мы разрабатывали аппаратуру – дети лепят глиняные горшки. Если так дальше пойдет – будем делать каменные топоры».

Или торговать одеждой – как в корпусах бывшего завода ВЭФ. В советские годы здесь делали телефоны и фотоаппараты. Но потом ВЭФ обанкротили, станки сдали на металл, а цех – торговцам. Теперь здесь крупнейший в Риге молл. Впрочем, может быть и хуже. Это крупнейшее пристанище для бомжей почти в самом центре Риги отсюда до старого города каких-то 5 минут за рулем. Бездомные облюбовали этот комплекс из еще довоенных зданий сразу после того, как постройки признали аварийными и отсюда выгнали любителей пейнтбола. Находиться здесь действительно небезопасно, периодически наблюдаются осадки из кирпичей, арматуры и бетонных блоков, настоящий рижский Silent Hill сейчас, а до начала 90х завод по производству мотоблоков и легендарных мопедов «Рига».  Все как под копирку – банкротство, сокращение, пункт металлолома. Мотозавод «Саркана Звайгзне» сопротивлялся дольше остальных – уже в начале 90-ых группа инженеров придумала новые образцы мопедов, но от советского завода открестились как от тифозного больного. Теперь мечта каждого советского мальчишки – в музее автомототехники. Напротив легендарных РАФиков. Поставляли их для служб милиции, ГАИ, для скорой медицинской помощи – вот самое привычное исполнение. Были и машины для других служб.

Юрий Званекс, экскурсовод музея автомототехники: «К сожалению последние микроавтобусы вышли с завода как катафалки. Печально, но да – последнее, что вышло с завода».

Последний руководитель рижского горисполкома, отсидевший за это 8 лет в тюрьме как изменник родины, считает серию банкротств искусственной. Власти независимой Прибалтики считали рабочих угрозой новому режиму. И пока одни на площадях кричали «чемодан-вокзал-Россия», другие – выдавливали русских из страны экономически.

Альфред Рубикс, председатель Исполкома Рижского городского совета Народных депутатов (1984-1990 гг.): «Боялись больших трудовых коллективов, организованных, боялись этих протестов».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Своими руками уничтожили?»

Альфред Рубикс, председатель Исполкома Рижского городского совета Народных депутатов (1984-1990 гг.): «Да, абсолютно точно. Даже вопроса нет – обязательно. Ну, это такой конек – если отпадает оккупация – то остальное сами виноваты. А так – режим «из вне», Москва, Сталины навязывал что-то».

Властям независимой Прибалтики гордиться нечем. То, что с радостью уничтожали в начале 90-ых, Евросоюз почему-то не восстановил. Так и осталась Рига у разбитого корыта – с бомжатниками на заводах, хорошо ума хватило энергетику не трогать. Прецеденты были.

Юрий Алексеев, бывший конструктор рижского радиозавода: «Литовцы свою АЭС закрыли, зарезали курицу несущую золотые яйца, так давайте взорвем наши гидростанции, ну они же наследие оккупационного прошлого пол Риги надо повзрывать».

В сухом остатке, Латвия за годы независимости уже лишилась трети населения – молодежь бежит на запад, не желая работать официантками и посудомойками. Поэтому такие вот комиссии  сейчас нужны властям как воздух – оправдаться. То есть объяснить народу, что во всем виноваты русские.

Гатис Круминьш, эксперт комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации: «Граждане России в свое время участвовали в советизации и оккупации Латвии».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Если вам нужны извинения. А вы можете сказать спасибо за все построенные объекты?»

Гатис Круминьш, эксперт комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации: «А почему нам говорить «спасибо»? Потому что большинство этих объектов не соответствовало тому какие были потребности экономики Латвии».

Эти тезисы уже легли в основу коллективного меморандума трех прибалтийских стран. А европейские юристы открыли для себя новое термин: незаконные дома, фабрики, больницы и мосты – ими пользуются, но как-бы через силу. Мыши плачут, колются, но продолжают, есть свой кактус. И ждать транша из Москвы. 

«Получат они от мертвого осла уши. Максимум, что из работы этой комиссии получится это будет документ, который положат на стенд музея оккупации».

Почетную бумажку с удовольствием повесят в рамку здесь. Музей войны в Таллине уже подготовил инсталляцию о том, как защитники эстонского народа в немецкой форме до последней капли крови обороняют город от наступления советских войск. Или вот еще один перфоманс – красноармеец, эсэсовец и финский доброволец, воевавший на стороне Гитлера. Все троя – за одним столом, пьют самогон – то ли за здравие, то ли и вовсе - мировую.

«В России тоже сейчас эта проблема, которые были белые – красные».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Белые – красные это одно, но согласитесь, Третий Рейх и Красная армия это совершенно другое».

«Для эстонцев – одно и то же».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Эстония должна извиниться перед Израилем?»

Томас Хийо, председатель комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации: «За что?»

Анатолий Майоров, корреспондент: «За уничтожение евреев».

Томас Хийо, председатель комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации: «Эстония как государство не уничтожили евреев. Ответственность за уничтожение евреев лежит на немецком государстве».

Избирательность, с которой бывшие советские республики подходят к выбору виновных, не поддается логике. Оккупанты подслушивали номера в таллинском отеле – сами же отель построили. Построили порт напротив, жилые кварталы на окраинах и фабрики в промзонах. В Москве действовало правило – прибалты должны ощутить пользу от вхождения в СССР, поэтому на Эстонию, Латвию, Литву никогда не жалели денег. Но нам выкатывают счет – за то, что сначала победили немцев, а потом устроили в аграрных странах промышленную революцию. Видимо проект «Остланд» от Адольфа Гитлера был для прибалтов слаще. Тогда все претензии – к недобитым ветеранам войск СС, которые проиграли ту войну. Они каждый год маршируют под фашистскими знаменами: весной – в центре Риги, летом – в эстонском Синимяэ.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ