Прыжки в неизвестность

25.03.2018

18-го марта в одном из развлекательных центров Петербурга произошёл несчастный случай. Подросток получил перелом позвоночника, прыгая на батуте. За месяц это уже третий подобный случай.

Батут - одно из самых популярных детских развлечений. Однако, всё чаще весёлые прыжки заканчиваются трагедиями.

Владельцы аттракционов закрывают глаза на техническое состояние комплексов, а про инструктаж просто забывают. Кто должен отвечать за сломанные руки, расскажет Алексей ПОЛТОРАНИН. 

Кирилл Корхов из Петербурга теперь не может ни встать на ноги, ни повернуть шею, с трудом шевелит пальцами рук. В реанимацию он попал после тренировки в батутном центре.

Кирилл Корхов, пострадавший: «Я делал тройное на батуте сальто. Потерялся. Раскрылся и прилетел в шею».

Неудачный прыжок молодого экстремала сняла камера наблюдения, установленная в манеже батутного центра. Вот он совершает в воздухе кувырок, вот еще один... К обездвиженному подростку сразу подбегают случайные свидетели.

Алексей Полторанин, корреспондент: «А какой-то инструктаж был?»

Кирилл Корхов, пострадавший: «Инструктажа нет. Раз через раз проводят».

Руководство спортивного клуба, конечно, теперь все отрицает.

Виолетта Воробьёва, руководитель отдела маркетинга сети батутных парков: «Ну, как сказать, если вы упали на улице и сломали ногу кто виноват? Дворники? Лед? Человек?»

Михаил Филиппов из Тамбова летом свои опасные трюки выполнял на воде, зимой их оттачивал в батутном центре. В конце декабря во время очередной такой тренировки получил перелом и вывих шейных позвонков. Дальше - глубокая кома, из которой он уже не смог выбраться.

Галина Филиппова, мать Михаила Филиппова: «Он сделал два этих сальто назад, а на третьем никто не понимает, почему он полетел в сторону. Никто не понимает».

Травмы шеи и позвоночника, переломанные руки и ноги. Популярные в последнее время батутные центры превратились для посетителей в смертельный аттракцион. Никакой безопасности и никакой ответственности за клиентов. Пойти попрыгать и остаться в живых.

Алексей Полторанин, корреспондент: «А у вас образование есть медицинское?

Павел, оператор игрового зала: «Нету».

Алексей Полторанин, корреспондент: «А спортивное?» 

Павел по специальности инженер. Наблюдает в одиночестве за маленькими посетителями одного из развлекательных парков, куда мы пришли с опытным тренером Андреем Лебедевым. Перед началом прыжков - ни инструктажа, ни разминки, чтобы разогреть тело. Павел, конечно, не знает ни названий элементов упражнений, ни правильного их исполнения.

Андрей Лебедев, тренер высшей категории по прыжкам на батуте: «Если ребенка перекручивает на спину, что нужно делать?»

Павел, оператор игрового зала: «Я исполняю здесь свои инструкции, которые у меня есть, с этим вопросом лучше обратиться в администрацию». 

В этот развлекательный комплекс по выходным ходила девятилетняя Кира. Месяц назад девочку с батута неожиданно толкнул вниз ее сверстник. В итоге у ребенка - разрыв печени. Рядом, по словам матери, не было никого из сотрудников парка.

Виоллетта Павлова, мать Киры Павловой: «Я лично там находилась и разгребала детей так, чтобы они по одному были на батутах, потому что они просто головами бьются».

Аренда помещения, покупка оборудования и набор персонала. Это всё, что нужно, чтобы запустить такой травмоопасный бизнес. Лицензии и разрешения не требуются. Батутные центры приносят бизнесменам неплохую прибыль. Вот, например, один час занятий стоит в среднем 500 рублей. В выходные и праздники немного дороже. При этом в зале одновременно могут заниматься около 30 посетителей. Итого 180 тысяч рублей в сутки. В месяц доход компании может достигать пяти с половиной миллионов рублей. За самим оборудованием никакого контроля и проверок государства. Поэтому нет гарантии, что из батута не будут торчать опасные элементы, а сама конструкция не порвется под тяжестью вашего веса.

Владимир Гнездилов, председатель технического комитета росстандарта по безопасности аттракционов: «Необходимо установить надзор за безопасностью этого оборудования. Для этого нужна, чтобы Россия инициировала разработку технического регламента о безопасности спортивного оборудования».

Из-за отсутствия этого документа доказать вину сотрудников таких парков практически невозможно.  К тому же перед началом прыжков вы сами расписываетесь в анкете, что берете на себя полную ответственность. Интересуются страховками и квалификацией инструкторов - единицы. 

Александр Скржинский, тренер спортивной школы олимпийского резерва №1 Санкт-Петербурга: «Ну хорошо, что мастер спорта если будет, но он мастер спорта может быть в гимнастике, а это совсем другое, то есть спортивный гимнаст, например, не знает специфику нашей работы».

Кирилл из Петербурга около месяца, по прогнозам медиков, пробудет в больнице.  врачи говорят - у него есть все шансы снова встать на ноги и вернуться к прежней жизни. 

Алексей Полторанин, корреспондент: «Вы продолжите заниматься?»

Кирилл Корхов, пострадавший: «На батутах – нет».


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ