Кто есть кто

27.10.2018

На этой неделе внимание всей страны привлёк мастер маникюра из Петербурга. В трудовой книжке Артема Лумпиева сделана запись - "маникюрша". Именно так называется эта профессия. Молодой человек считает, что это дискриминация. Он дошел до Верховного суда и требует внести поправки в классификатор Минтруда. Герои нашего следующего материала уже давно ломают стереотип о "женских" и "мужских" профессиях. Они уверены, что тот самый перечень, принятый полвека назад, безнадёжно устарел. И готовы идти до конца, чтобы заниматься любимым делом. Ян ВОСКРЕСЕНСКИЙ о гендерных различиях в мире труда.

Маникюрша Артем с клиенткой поддержит разговор на любую тему. Не в тишине же дамские ногти украшать. Про мужей, детей и кошек – все секреты посетительницы салона готовы доверить единственному в своей жизни мужчине, который делает маникюр. 

Артем Лумпиев маникюрша: «Записаться легко?».

Посетительница салона: «Записаться невозможно».

А ведь еще недавно и клиентки стеснялись. И сам Артем тоже. О том, как называется профессия он узнал только - получив диплом.

«Маникюрша второго разряда и педикюрша 2 разряда».

Артем Лумпиев маникюрша: «Это меня повергло в шок. Я сказать ничего не мог».

Ян Воскресенский корреспондент: «Мало того, что над мужчиной в женской профессии итак порой потешаются, так еще и её официальное наименование звучит унизительно. Всех, кто зарабатывает уходом за ногтями в документах называют исключительно маникюршами – вне зависимости от пола».

Жертва бюрократии и канцелярщины. Маникюршей Артем стал из-за документа с чудовищным названием.

Виктория Васильева доцент кафедры медиа лингвистики СПБГУ: «Он называется ОКПДТР. Общероссийский классификатор профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов. Это редчайший случай в этом перечне. В основном все профессии имеют грамматическую форму мужского рода».

Еще недавно мужчины маникюрши были не одиноки в своем унизительном положении. Исключительно женским родом называли нянь в детских садах. Теперь они стали сухо именоваться «работниками по уходу за детьми». Одним поводом для смущения - меньше.

Сергей Шепелев работник по уходу за детьми: «Поначалу было тяжеловато. Мужчина в саду. Скажу честно – даже своим с кем учился в институте – стеснялся сказать. Но дети ко мне хорошо относятся. И мне нравится».

Ян Воскресенский корреспондент: «Мужчины которые выбрали типично женские профессии в худшие минуты испытывают разве что эмоциональный дискомфорт. А вот женщинам, ступившим на мужскую территорию, предстоит настоящая битва. Почти 500 профессий для них под запретом. В экскаваторщицы, например, не берут. Но как остановить, когда очень хочется!».

Алина Шорохова машинист экскаватора: «Никто меня не достанет. Никакой начальник».

Ее ловкости на площадке, похоже, завидуют. Она и на дыбы экскаватор ставит.  И ковшом орудует нежно.

Станислав Запорожцев машинист экскаватора: «Восхищение было у мужиков у водителей. Которых грузила она – говорят – она лучше, чем мужики, нежнее ложит!»

Экскаваторщица Алина и не понимает, с чего это ее профессия считается тяжелой для женщин.

Алина Шорохова машинист экскаватора: «По сравнению с торговлей где я таскала мешки – эта работа просто создана для женщины. Просто два джойстика. Одним поднимаешь стрелу. Другим поднимаешь ковш».

Но позади десятки отказов в трудоустройстве. И многочисленные суды.

Алина Шорохова машинист экскаватора: «В один прекрасный момент нашла организацию, где руководитель из какого-то любопытства решил взять что же получится – мартышку посадить за рычаги».

Своим примером она пыталась было привлечь в профессию соратниц. Но по-прежнему на весь город - одна такая.

Алина Шорохова машинист экскаватора: «Две приходили на стажировку. Но дальше получения удостоверения дело не дошло. Столкнулись с такими же трудностями».

С такими же трудностями столкнулась и капитан речного судна из Самары. Светлане удалось доказать, что на борт ее не берут по причине дискриминации. Но ушло на это 5 лет.

Светлана Медведева капитан речного судна: «Окончательно мечта не осуществилась, потому что хотела бы работать на другом теплоходе. У меня пока маленький теплоход».

Она по-прежнему с завистью смотрит на стометровые грузовые суда, где штурвалами ее мечту осуществляют мужчины.

Светлана Медведева капитан речного судна: «Все профессии должны быть доступными женщине. Все женщины разные».

Чтобы осуществить женские мечты о мужских профессиях – перечень запрещенных работ обещают пересмотреть.

Александр Сафонов проректор академии труда и социальных отношений: «Иногда государственные органы запаздывают с точки зрения обновления нашего взгляда на возможность женщины участвовать в той или иной деятельности».

Пока приходится нарушать нормативы. Водолаз Оксана в МЧС поднимала вещи и людей – во много раз тяжелее разрешенных десяти килограммов. Пока у начальства терпение не лопнуло. Теперь в Москве учит будущих водолазов. Мужчин. А сама - первой приходит на помощь утопающим уже в другой стране.

Оксана Шевалье спасатель: «Я уехала в Италию, когда они узнали об этом недоразумении – что в России запрещено работать спасателем – предложили работать у них. Предложили сразу. Мне нравилось в России. Я патриот. Но если нельзя здесь - буду там».

Список запрещенных профессий вот уже почти полвека принципиально не менялся. Пока отважные женщины ждут решения чиновников, маникюрша Артем тоже добивается справедливости. С жалобой на унизительное название своей профессии до верховного суда дошел. В мире блесток и цветных ногтей он чувствует себя по-мужски уверенно. Но обидная запись в дипломе его самого в краску вгоняет.

Артем Лумпиев маникюрша: «Будет мне 40 лет. Спросят - кем работаешь? Маникюрша».


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ