Хатынь: 75 лет со дня кровавой бойни

22 марта 1943 года Хатынь вместе с почти всеми жителями была дотла сожжена нацистскими оккупантами и их пособниками. Вот уже три четверти века само название этой белорусской деревушки наполняет сердца ужасом и скорбью. Как и почему это произошло?

Хатынь: 75 лет со дня кровавой бойни

Фото: Пятый канал

22 марта 1943 года в Минской области уже почти сошел снег. На оккупированных территориях жизнь продолжалась — многие деревенские приступили к весенним работам. Машина шеф-командира карательной роты полицаев 118-го немецкого батальона Ганса Вёльке в сопровождении охраны двигалась в минский аэропорт. Проезжая мимо одной из лесозаготовительных делянок охрана военного начальника поинтересовалась у работавших женщин, не видно ли в окрестностях партизан. Получив отрицательный ответ кортеж двинулся дальше. Через несколько сотен метров колонна попала в засаду. Несколько десятков членов советского сопротивления из пулемета буквально изрешетили автомобиль. Вёльке погиб, даже не успев достать табельного оружия. Двое его охранников были убиты, ещё несколько ранены. Партизаны тоже понесли потери и им пришлось отступить.


Ганс Вёльке
Фото: dayonline.ru

Ганс Вёльке у себя на родине был личностью известной. Спортсмен. На Олимпийских играх 1936 года в родном Берлине, где служил в полиции, он стал первым немецким легкоатлетом, завоевавшим золото — дальше всех толкнул ядро. А до этого — на чемпионатах Европы — также занимал призовые места. Гордость нации. На фотографиях конца тридцатых Вёльке на спортивной арене в костюме со свастикой. Тогда далеко ещё не все зрители тех чемпионатов задумывались, почему немецкие спортсмены на награждении вытягивали вперед правую руку…


Ганс Вёльке на Олимпийских Играх 1936 года в Берлине
Коллаж: Пятый канал

Ганс Вёльке — живой пример «превосходства арийской расы», считал Гитлер. Фюрер лично распорядился повысить олимпийского чемпиона до звания лейтенанта. А с наступлением войны особой милостью он был отправлен не на фронт, а в тыл. Точнее, в охранную полицию. Руководить теми самыми карательными отрядами. Разумеется, уничтожение гауптмана Вёльке очень разозлило немецкое командование…


Ганс Вёльке и Адольф Гитлер
Фото: dayonline.ru

После нападения на кортеж Вёльке, отступая в леса, партизаны бригады «Дяди Васи» (Василия Воронянского) прошли через небольшой поселок Хатынь. Доказательств тому, что её жители оказывали помощь отряду сопротивления нет. Однако, немецкое командование решило по-своему. В тот же день в посёлке появились несколько десятков единиц техники и люди в черных кожаных плащах… Был у немецких военных такой принцип как «коллективная ответственность». Уничтожать Хатынь на помощь полицаям из 118-го батальона были присланы еще и элитные каратели — батальон СС «Дирлевангер». Фашисты с яростью набросились на деревенских жителей.


118-й батальон шуцманшафта
Фото: wikipedia.org

Вот часть рассказа, чудом выжившего в той бойне очевидца Александра Желобковича о произошедшем в Хатыни. В 1943 году ему было 13 лет.

«Я проснулся от криков: „Немцы!“ Выбежал во двор и увидел, что деревню со всех сторон цепью окружают военные в желтых и зеленых мундирах. Мать в крик: „Быстро садись на коня, скачи в лес!“ Промчался я метров сто, может, двести, не удержался и упал в подтаявший снег. Дополз до леса, поднялся и побежал к родственникам в деревню Замостье, что километрах семи от Хатыни. С дядей мы поехали туда, но до темноты вынуждены были просидеть в лесу: над нашей деревней стоял густой черный дым и слышны были выстрелы. Утром нам предстала жуткая картина: там, где раньше стояли дома — только печи и дымоходы все почерневшие и обугленные, пепелища, а на месте колхозной „адрыны“ и рядом с ней — обгоревшие тела моих односельчан, взрослых и детей. Через два дня жители окрестных деревень похоронили всех погибших в трех братских могилах. В одну из них легла вся моя семья: отец, мать и четыре сестры», — делится Александр Петрович.


Александр Желобкович у мемориального комплекса «Хатынь», 1984 год
Фото: topast.ru

Всех жителей поселка, как скот сгоняли в одно место — к большому амбару, тех кто пытался бежать каратели расстреливали из пулеметов. Ни о каких беседах, расспросах и даже допросах не могло быть и речи. У фашистов была лишь одна задача — действовать показательно, устрашающе. Выдержки из допросов, переживших послевоенные годы карателей красноречиво передают весь ужас происходящего.

Из показаний Остапа Кнапа:
«После того, как мы окружили деревню, через переводчика Луковича по цепочке пришло распоряжение выводить из домов людей и конвоировать их на окраину села к сараю. Выполняли эту работу и эсэсовцы, и наши полицейские. Всех жителей, включая стариков и детей, затолкали в сарай, обложили его соломой. Перед запертыми воротами установили станковый пулемет, за которым, я хорошо помню, лежал Катрюк. Поджигали крышу сарая, а также солому Лукович и какой-то немец. Через несколько минут под напором людей дверь рухнула, они стали выбегать из сарая. Прозвучала команда: „Огонь!“ Стреляли все, кто был в оцеплении: и наши, и эсэсовцы. Стрелял по сараю и я».


Владимир Катрюк, один из хатынских палачей
Фото: архив Пятого канала

Читайте также

В Канаде скончался нацистский преступник Владимир Катрюк

 

Из показаний Тимофея Топчия:
«Все дома в деревне, прежде чем сжечь, разграбили: забрали более-менее ценные вещи, продукты и скот. Тащили все подряд — и мы, и немцы».


Фото: poznamka.ru

Из показаний Ивана Петричука:
«Мой пост был метрах в пятидесяти от сарая, который охранял наш взвод и немцы с автоматами. Я хорошо видел, как из огня выбежал мальчик лет шести, одежда на нем пылала. Он сделал всего несколько шагов и упал. От пули. Стрелял в него кто-то из офицеров, которые большой группой стояли в той стороне. Может, это был Кёрнер, а может, и Васюра. Не знаю, много ли было в сарае детей. Когда мы уходили из деревни, он уже догорал, живых людей в нем не было — дымились только обгоревшие трупы, большие и маленькие. Я должен подчеркнуть, что деревню сожгли немцы, а мы им только помогали. Правда, грабили мы её вместе. Помню, что из Хатыни в батальон привели 15 коров».


Григорий Васюра, один из хатынских палачей
Фото: архив Пятого канала

В сгоревшем амбаре остались 149 человек. 75 из них — дети. Нескольким, правда, выжить удалось — две девушки и мальчик чудом выбрались из горящего сарая и смогли незаметно уползти в лес. соседней деревни оказали детям помощь — каратели пришли и к ним. Поселок тоже сожгли. Жителей тоже расстреляли.


Фото: polkrf.ru

Из пылающего сарая в Хатыни живыми удалось выйти троим. Один из них — Виктор Желобкович. В марте 1943-го ему было 8 лет:

«Мы с матерью оказались у запертых снаружи дверей сарая, я видел через щели, как подносили к стенам солому, затем поджигали ее. Когда рухнула догоравшая крыша и от пламени стала вспыхивать одежда, все рванулись к воротам и выломали их. По людям со всех сторон начали стрелять каратели. Мы отбежали от ворот метров на пять-шесть, мама сильно толкнула меня, и мы оба упали на землю. Я хотел подняться, но она прижала мою голову: „Не шевелись, сынок, полежи тихонько“. Меня сильно ударило что-то в руку, потекла кровь. Я сказал об этом маме, но она не отвечала — была уже мертва. Сколько я пролежал так, не знаю. Все вокруг горело, даже шапка на мне начала тлеть. Потом я понял, что каратели ушли, стрельба прекратилась, еще немного подождал и поднялся. Сарай догорал, вокруг лежали трупы», — вспоминает Виктор Андреевич.


Виктор Желобкович, Минск, 2015 год
Фото: sb.by

Единственным взрослым, который по чистой случайности уцелел в Хатынской трагедии стал Иосиф Каминский. Очнувшись после пожара израненным и обгоревшим, он начал разыскивать среди тел односельчан своих родных и обнаружил раненного, но еще живого сына. Мальчик скончался на руках отца. Именно эта сцена и послужила образом для монумента, установленного на мемориальном комплексе, обустроенном на месте уничтоженной Хатыни.


Фото: Пятый канал

Иосиф Каминский прожил долгую жизнь. До конца своих дней он приходил на место, где стояла Хатынь. Он не скрывался от боли и вопросов, находил в себе силы обнажать свое горе и раз за разом возвращаться туда — в 22-е марта 1943-го. Он очень хотел, чтобы такого никогда больше ни с кем не произошло. 


Видео: архив Пятого канала

На месте Хатыни сейчас мемориал. Комплекс спроектирован так, чтобы повторять планировку сожжённой деревни. В центре — шестиметровая скульптура, носящая название «Непокоренный». А рядом с местом захоронения мучеников Хатыни обелиск, с воззванием к живущим:

Люди добрые, помните: любили мы жизнь, и Родину нашу, и вас, дорогие.
Мы сгорели живыми в огне.
Наша просьба ко всем: пусть скорбь и печаль обернутся в мужество ваше и силу, чтобы смогли вы утвердить навечно мир и покой на земле.
Чтобы отныне нигде и никогда в вихре пожаров жизнь не умирала!


Фото: Пятый канал

Александр Сиротин


Последние новости

9:57
9:54
9:40
9:27
9:13
9:00

Сейчас читают


Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2