Пятый канал публикует полную версию эксклюзивного интервью с пранкерами Вованом и Лексусом

|
Алиса Старжевская
Алиса Старжевская Алиса Старжевская Журналист
320

В беседе с ведущим программы «Известия. Главное» Евгением Гусевым Алексей Столяров и Владимир Кузнецов рассказали, как добывают правду и зачем это нужно.

Фото, видео: Пятый канал

Евгений Гусев, ведущий: На этой неделе вы опять взбудоражили общественность. На этот раз дозвонились в организацию по защите от химического оружия и, в принципе, явили миру правду. Насколько это было трудно?

Владимир Кузнецов, пранкер: В принципе, нельзя сказать, что было ах, ах, слишком трудно. Бывали вещи и посложнее - с первыми лицами государства.  Но в принципе, само согласование этого разговора с руководством, с генеральным директором ОЗХО, наверное, шло где-то около недели. То есть, понятно, что у нас нет прямого номера мобильного и никто бы не стал звонить вот так напрямую, непонятно с чего. Все было путем официальной деловой переписки. Сначала какие-то приемные, потом секретарь, потом нам согласовывали время, которое удобно было и нам, и генеральному директору ОЗХО. И в пятницу, как раз, по-моему, где-то в 11 часов по Гааге и в 12 по Москве состоялся этот разговор, который длился 27 минут.

Евгений Гусев, ведущий: Вы общались непосредственно, как я понимаю, английский язык — это все-таки ваш конек, да?

Алексей Столяров, пранкер:  Ну, я не скажу, что он прямо идеальный конек, но для того чтобы представители разных государств между собой общались этого английского вполне хватает, учитывая, что и у генерального директора ОЗХО тоже не идеальный английский язык, но тем не менее мы друг друга прекрасно понимали.  И конечно же у нас был список вопросов, перечень тех именно тем, которые мы хотели затронуть... Ну и вообще, когда мы согласовывали, мы конечно же больше делали уклон на ситуацию в Сирии и сотрудничество Польши и ОЗХО, но по факту получилось, что дело Скрипаля заняло самую большую часть этого разговора.

Евгений Гусев, ведущий: Многие говорят о том, что кто-то вам эти вопросы пишет, что есть силы, которые за вами стоят, которые прорабатывают сценарий. Что вы можете на это сказать?

Владимир Кузнецов, пранкер: Ну, знаете, было бы прекрасно если бы нам кто-то скидывал телефоны готового какого-то президента, который ждет звонок, но, к сожалению, все приходится делать самим, и если бы у нас были такие возможности, мы бы давно поговорили уже и с министром иностранных дел Великобритании, и с самой Терезой  Мэй. Так что приходится действовать своими силами. Но бывают и такие громкие, интересные расследования. Тем более мы не будем останавливаться только на главе ОЗХО, у нас как бы есть планы и пообщаться с самими инициаторами вот этого скандала, вот этих обвинений, т.е. уже с английской стороной.

Евгений Гусев, ведущий: Непосредственно с кем?

Владимир Кузнецов, пранкер: Ну, посмотрим, давайте не будем пока открывать

Евгений Гусев, ведущий: Ну не секрет, это интересно, но...

Алексей Столяров, пранкер: Ну в ближайшее время кому-то должно повезти, как минимум, и доведется пообщаться с нами.

Евгений Гусев, ведущий: Повезти им пообщаться с вами?

Владимир Кузнецов, пранкер: «Повезти» в кавычках.

Евгений Гусев, ведущий: А не нам с ними? Понятно. В наше непростое время информационных войн все-таки политический пранк достаточно сильно востребован. В то же время он считается, наверное, одним из самых серьезных и очень хорошо отработанных. Это так? Это высший пилотаж?

Алексей Столяров, пранкер: Ну такого жанра в принципе раньше не существовало. Этот жанр, особенно в той компетенции, которой можем похвастаться мы, он изобретен у нас в России, т.е. мы можем сказать, что мы отчасти создатели нового жанра, потому что то, что было раньше - это было ближе к журналистике и люди, которые занимались этим пранком, они делали это скорее всего для развлечения. Мы можем вспомнить массу разных звонков, которые были организованы диджеями на радио, были звонки там Саркози, были звонки Чавесу, были звонки еще каким-то лидерам. Даже по-моему королеве великобританской были звонки. Это все местные журналисты так развлекались, но в чем различие? Различие лишь в том, что эти звонки не несли никакой информационной ценности. Каждый наш звонок ориентирован на то, чтобы мы получили ту информацию, которую нельзя было бы получить официальным способом, но тем не менее она представляет значимость, и она всегда говорится первым лицом, и конечно же,  самое главное, мы достаем ту информацию, которую обычные СМИ достать не могут.

Евгений Гусев, ведущий: Вы же по образованию в том числе и журналисты, и для вас это, наверное, не самое последнее - почувствовать то, что вы все-таки смогли достать информацию. Парадокс современного мира - для того чтобы узнать правду, нужно кого-то обмануть. 

Владимир Кузнецов, пранкер: Ну, я бы не стал так называть обманом, так тогда уж разведчиков стоит, наверное, их же не называют обманщиками, да? Это тоже своего рода такая гражданская разведка, можно сказать, потому что мы, как бы там не громко звучало, но действуем в интересах своей страны, своего народа.  Но и даже если, допустим, брать украинские пранки, то мы показываем, допустим, и украинскому зрителю, слушателю, как их чиновники ведут себя, как на самом деле, и что они думают, что думают о них на Западе. Это в первую очередь рассчитано на людей, на слушателей. Мы не занимаемся какой-то пропагандой, то есть мы не говорим, что  вот это плохой человек, а этот хороший, делайте так. Люди сами слушают эту запись и делают для себя соответствующие выводы. Тут без прикрас, без каких-то монтажей, без наших специальных каких-то там выводов. 

Евгений Гусев, ведущий: Сейчас говорим о чести страны, о правде и о том, что такое гражданская разведка. Мы на войне, на информационной войне?

Алексей Столяров, пранкер: Ну, можно сказать и так. Информационная война давно ведется и мы видим, что Россия в этой войне занимает лидирующую позицию, потому что все крупные СМИ - они сосредоточены там. Всегда цитируются в большей степени конечно же политики Запада, но мы как можем, так и защищаемся, поэтому в нашем случае сложно, наверное, как-то судить, делаем мы патриотические, правильные вещи, защищаем мы честь или не защищаем. Мы просто-напросто играем свою роль, так как, если бы этого жанра не было, его должен был кто-то бы придумать. Вот удалось это сделать нам. Ну, конечно, мы отдаем себе отчет, в том, что мы делаем социально значимые вещи, и конечно же мы всегда  думаем о последствиях, которые могут произойти после того или иного звонка, поэтому мы не перегибаем палку.

Евгений Гусев, ведущий: Где граница пранка? Где вовремя нужно остановиться, вспоминая пример пранкера Вольнова с Украины, который устроил чудовищную провокацию во время трагедии в Кемерово?

Владимир Кузнецов, пранкер: Ну, давайте не называть это пранком. Это обычный, ну необычный такой информационный терроризм, и человек в принципе и не скрывает своих взглядов, что это он делал не ради какого-то развлечения, а делал чисто чтобы как-то получить удовольствие от того, чтобы людям массовую панику посеять, чтобы были какие-то сомнения у людей. Он в интервью украинской прессе и заявляет, что я как бы делаю это в интересах Украины и против, потому что я там ненавижу Россию, ненавижу ее граждан, просто тут и нельзя назвать это пранком. Что здесь? Звонит каким-то обычным людям, устраивает среди них провокацию. Ну ладно, если ты хочешь что-то узнать, ну позвони там чиновникам или там администрации торгового центра, выясни у них, почему там были нарушены правила пожарной безопасности. 

Евгений Гусев, ведущий: А может быть это новый прием? Может быть на войне все средства хороши, и люди не чураются уже ничего, устраивая вот такие террористические телефонные атаки?

Владимир Кузнецов, пранкер:  Это сродни серии минирований, которые так же прокатились по нашей стране. Кто-то может назвать это пранком, потому что связано с телефоном. Сейчас много чего называют этим модным словом, но понятно, что к развлечению это не имеет никакого отношения, и задачи у этой деятельности совсем другие - посеять панику, нанести имущественный вред, моральный. Понятно, что это.

Евгений Гусев, ведущий: Вы никогда никому не вредили? По внутренним ощущениям.

Владимир Кузнецов, пранкер:  Мы, наверное, вредили чьей-то политической карьере.

Алексей Столяров, пранкер: Мы же, скажем так, в какой-то степени сформировавшиеся личности, поэтому у нас есть там грани, понятия, мораль в какой-то степени, поэтому даже неважно, какой профессии придерживается звонящий, будь он там и пранкером, и хакером, и еще кем-то. Главное, вот эту грань, ее не перешагивать, все, что делается с целью именно вреда, оно, конечно, деструктивно, и в этом случае мы тоже помним, как это было, что, к чему это привело, и какой вред оно нанесло тем людям, которые пострадали в этой катастрофе. Если это делается с целью вреда, если вред - это основная причина и мотивация этих звонков, то конечно же это сложно назвать пранком! Это какое-то уродство как минимум. У нас такая позиция.

Владимир Кузнецов, пранкер: К сожалению, мы видим, что если в любой нормальной стране это деяние, было бы… я не знаю, можно там назвать человека моральным уродом, отщепенцем, отбросом общества. К сожалению, то, что мы видим на Украине сейчас, что это чуть ли не герой, который воюет против России. Сделали его теперь спикером, пресс-секретарем такой же помойки - сайта Миротворец, т.е. как бы журналисты у него берут интервью, восхваляют персонажа. Ну, допустим, если бы не было напряженных отношений между нашими странами, то, конечно, я думаю, что он получил бы только презрение со стороны тех же самых простых украинцев.

Евгений Гусев, ведущий: Кто-то же из вас состоит в базе Миротворец?

Алексей Столяров, пранкер: Мы оба.

Владимир Кузнецов, пранкер: Причем, по очень смешным причинам. Ну, что у нас там было, кроме нарушения целостности, конституционного строя Украины? Еще мы приезжали в Донецк с презентацией нашей книги. И вот они тоже нас по этому поводу записали в эту базу, и якобы мы там ее продавали, стояли видимо в центре города да и продавали. В принципе, за эти годы с 2014-го  уже наверное ничего не может удивить. 

Евгений Гусев, ведущий: Вы раньше все-таки хайпили на этом. Сейчас, я смотрю, вы уже перешли на какой-то другой уровень, как верно пометили, и мораль, и грань, и статус, и ответственность — это новая ступенька в вашей деятельности? 

Алексей Столяров, пранкер: Все же люди взрослеют, и у всех меняются какие-то ориентиры. Вещи, которые раньше воспринимались иначе, сегодня они воспринимаются правильно. Все-таки в нашем-то возрасте мы должны отличать, где что хорошо, что плохо. И поэтому мы совершая каждый наш звонок, разрабатывая каждую нашу идею, мы всегда думаем о том, какие могут быть последствия. Конечно же, мы не стали бы никогда в жизни звонить простым людям, и с целью нанесения ущерба какого-то, как-то над ними издеваться. Конечно, есть принципы, это не принцип пранкерский, это просто человеческий принцип, который у нас есть. А вот если ты звонишь публичному человеку, политику, который скрывается, или у него есть какой-то бэкграунд, то общение с нами не самое страшное, что может с ним произойти. А вот для людей та информация, которую мы получим, может иметь огромную ценность.

Евгений Гусев, ведущий: Для кого-то вы обманщики, а для кого-то борцы за правду.

Владимир Кузнецов, пранкер: В принципе, так, наверное, и есть. Когда ты затрагиваешь чьи-то интересы, то да, тебе могут сказать, вот они негодяи, так нельзя делать. Когда получаешь важную информацию, сам для себя должен понимать, где отличия, делаешь ты хорошие вещи какие-то или не очень. Ну и, в плане хайпа, мы берем сейчас в основном политические темы, которые нам интересны в первую очередь. Мы могли бы там хайпиться и на каких-то дурацких, которые больше интересны, например, подросткам, школьникам. Вот сейчас моден накачанный синтолом парень. Можно было бы  ему звонить, пранки с ним послушало бы на ютубе в 10 раз больше, чем пранк с генеральным директором ОЗХО. Но генеральный директор нам гораздо интереснее, чем подобные персонажи. Мы порой берем очень сложные темы и специфические, которые даже не совсем будут интересны массовому слушателю, зрителю. Допустим, история с Черногорией. Там была история с переворотом, мы общались с премьер-министром Черногории, потом с олигархом, который контролирует страну -  он сейчас стал президентом. Достаточно специализированная тема, которая интересна как раз политикам, экспертам, которые занимаются такими вопросами. Но, в принципе, мы уже, наверное, достигли такого уровня, когда хайпиться уже не обязательно и не нужно в принципе. Нам это не нужно.

Евгений Гусев, ведущий: Мечта есть дозвониться до кого-нибудь? Назовите имена.

Алексей Столяров, пранкер: Ну, это все главы государств, все члены ООН. Постоянно возникает желание, когда мы читаем новости. Оно как-то импульсивно появляется и с переменным успехом. Сегодня видишь этого главу государства или какого-нибудь там деятеля, а завтра, допустим, он уже не так интересен. Постоянно что-то новое появляется. Мечта? Как таковой мечты нет - плана минимум или максимум. Все само идет.  

Евгений Гусев, ведущий: А какие фишки есть, какие секреты? Ну то, что можно выдать, потому что первый вопрос, который задают мне, когда я говорил, что иду разговаривать с Вованом и Лесусом, мне говорят: "Как они эти телефоны достают? Ну где они берут эту базу данных? Как они умудряются дозваниваться до таких лиц?" Какие-то секреты вот этого пранка, которые вы используете или какие-то вещи, которые обывателю не заметны?

Владимир Кузнецов, пранкер: У нас, к сожалению, обыватель думает, что мы звоним, так как у нас есть прямые мобильные телефоны, и мы звоним. Или «давай мы позвоним президенту Порошенко?»... Ну, ладно, президенту Порошенко можно позвонить. Но звоним там представителю США в ООН Никки Хейли - просто взяли и позвонили: "Алло, Никки, привет!". Она: "Да-да, привет!". Скажешь, что звонит королева Великобритании, и она сразу поверит, - конечно же нет! Проводится очень сложная работа, и, в принципе, она сродни дипломатическому протоколу. То есть у нас нет, особенно если брать Запад, ну понятно, российские чиновники, депутаты, это можно очень легко найти, у нас есть и журналистские базы, но если брать какие-то западные истории, то контактов у нас нет вообще. Но мы знаем специфику, как их можно найти, как выйти. То есть это идет с самого низа, делаются запросы, потом идет работа там с пресс-секретарем, с помощником, с ассистентом.

Евгений Гусев, ведущий: Скучная, рутинная работа, переписка, протокол, все это, а не то, как кажется всем?

Алексей Столяров, пранкер: Нет, там вся работа, сам звонок на самом деле это процентов 20-30 основной работы. Основная работа - это, конечно же, поиск контактов, изучение вопросов от и до. Конечно же, нужно знать сам материал, чтобы в нем разбираться. Когда ты читаешь вот эти все материалы, данные по матчасти, конечно у тебя у самого возникают какие-то вопросы, которые уже там отдельно на листочке мы прописываем, те вопросы, которые мы хотели быть задать. А сам звонок - это уже согласованная, уже проведенная часть работы. Нужно уже просто-напросто построить разговор таким образом, чтобы собеседник тебе доверял. 

Евгений Гусев, ведущий: Как не "расколоться"? Ведь вспоминая айболитов, лимпопо, что для нас смешно, понятно, то для западного политика это сложнее, и он никогда не догадается, но вот как выдержать этот элемент неожиданности, внезапности и, главное, официальности? 

Алексей Столяров, пранкер: Опять же у нас есть большой опыт общения с дипломатами, либо еще с кем-то. Стандартная тема разговора -  сначала идет дипломатическое приветствие, вспоминаются предыдущие визиты, телефонные звонки, если они были. Самое основное, нужно как-нибудь своего собеседника, скажем так, расположить к себе. Возможно, там какая-то шутка или еще что-то, допустим, чтобы он тебе доверился. И дальше идет основная часть разговора, соответственно, то, ради чего ему звонили, и это - самое главное. Главное, чтобы в процессе разговора, если собеседник не особо идет на контакт, попытаться как бы тему немножко в другую сторону увести. В любом случае нужно его удержать. 

Евгений Гусев, ведущий: Вы психологи, вы люди, которые играют на человеческих струнах, вы инженеры вот этих душ, это ведь не так просто.

Владимир Кузнецов, пранкер: У нас просто богатый опыт общения.

Алексей Столяров, пранкер: Да, естественно, сначала, когда мы общались с первыми лицами или еще кем-либо, у нас было определенное переживание, волнение, что, возможно, мы не сможем человека к себе расположить или убедить. Но потом уже по мере общения, мы уже думаем: ну с вот этим поговорили, да кто этот человек? Мы уже и другие вершины брали и ничего, скажем так, не произошло, поэтому волнения нету. Такие же люди по ту сторону телефона. Единственное -  им есть что скрывать. Бывает, что  некоторых жалеем, особенно когда видим, что человек хороший. Опять же генеральный директор ОЗХО, мы не стали его стебать в дальнейшем, хотя у нас была такая мысль.

Евгений Гусев, ведущий: Он дал такие откровения, которые мы все в принципе знали, но для Запада… Вас же цитировали мировые агентства, вы попали в топы новостей не в России, не только в России.

Алексей Столяров, пранкер: Иногда они скрывают наши такие звонки, иногда они используют их в своих целях. Например, когда мы звонили демократам США, сенаторам, то республиканцы это использовали в своих целях для того, чтобы попинать демократов: «вот видите, какие они ребята то хорошие», но как только мы начинали республиканцам звонить, мы уже оказывались у них плохими. 

Евгений Гусев, ведущий: Вы не боитесь быть пешками в чьей-то игре?

Владимир Кузнецов, пранкер: Мы сами выстраиваем свою историю, сами выбираем своих жертв...

Евгений Гусев, ведущий: Вам не страшно? Перефразирую.

Алексей Столяров, пранкер: Мы сами играем.

Владимир Кузнецов, пранкер: Мы привыкли уже этим заниматься, как-то нам это интересно.

Евгений Гусев, ведущий: Играть во что?

Алексей Столяров, пранкер: С этими людьми. Иногда в наших этих разговорах они становятся пешками и делают то, что нужно нам.

Евгений Гусев, ведущий: А может быть это ощущение какого-то безграничного…

Алексей Столяров, пранкер:  Самоудовлетворения.

Владимир Кузнецов, пранкер: На 30 минут.

Евгений Гусев, ведущий: Но тем не менее...

Алексей Столяров, пранкер:  Вот видите, если бы мы это еще использовали в каких-то корыстных целях, но мы как-то этим не пользуемся.

Владимир Кузнецов, пранкер: Нам часто пишут обычные люди, ну вот, конечно, с одной стороны там бывают забавные вещи, но с другой, конечно, печально, что люди считают, что мы последняя надежда, последняя инстанция, которая может решить эти вопросы. Вопросы, начиная от каких-то комичных, там «устройте меня на работу» - периодически пишут – «Устройте меня, пожалуйста, на работу, позвоните там кому-то в администрацию, какого-нибудь региона и на хорошую должность устройте, я вам отдам первую зарплату». Или был тоже курьезный такой случай, писал человек: «я шашлычник, но вот в городе своем я, к сожалению, не могу найти работу, но знаю что у нас есть эти шашлычные, они принадлежат Гарику Мартиросяну, не могли бы вы дать его телефон, чтобы я ему позвонил и он устроил меня на работу». А еще была очень смешная история, писал какой-то человек: «Вы знаете, у меня свадьба скоро, и у меня супруга очень просит, чтобы вы пригласили на нашу свадьбу Дмитрия Медведева».

Алексей Столяров, пранкер: Таких случаев масса и люди пишут, но мы...

Евгений Гусев, ведущий: Значит, они чувствуют, что вы можете им помочь. Значит, они чувствуют ту самую власть, которой вы обладаете над людьми, которым вы звоните...

Владимир Кузнецов, пранкер: Это курьезные случаи, но, к сожалению, бывают и достаточно грустные истории: «помогите, у нас жилищные проблемы»… Даже писали по Челябинску, «сделайте что-нибудь у нас с экологией,  десятилетиями такая беда».

Евгений Гусев, ведущий: Вы отзываетесь на такие вопросы, возможно ли это?

Владимир Кузнецов, пранкер: Частные, личные проблемы мы не решаем, потому что мы не влезаем в спор, как говорится, хозяйствующих субъектов, потому что мы не знаем правду, какая сторона может обманывать. В какие-то политические вещи  тоже мы как-то не стараемся влезать. Мы берем, в основном, только темы, которые информационные, на повестке дня. Ну, допустим, если брать политиков российских, мы любим прямую линию президента. Там сразу определяется перечень губернаторов или каких-то таких персонажей, которым обязательно нужно позвонить в ближайшее время, и будет что-то интересное. Если, например, два года назад это был Омск с дорогами, то в этом году  был губернатор Ставрополья, история с невыплатой зарплаты на заводе в Нижнем Тагиле. Мы звонили этим людям, которым не выплачивали годами там, узнавали кто виноват. Вот такое было тоже.

Алексей Столяров, пранкер: А с некоторыми губернаторами мы общались и даже не выкладывали запись, потому что нам ответы этого человека показались адекватными.

Евгений Гусев, ведущий: Вот эти рамки, о которых вы говорили, присутствуют?

Алексей Столяров, пранкер: Мы посчитали нормально, зачем нам еще его публично пороть.

Евгений Гусев, ведущий: Вы конечно не признаетесь, но вы уже что-то готовите? Не так ли? Что именно? Ну хотя бы приоткройте завесу тайны.

Владимир Кузнецов, пранкер: Ну, в принципе, включаете телевизор, смотрите самые громкие новости и, наверное, какая-то тема обязательно будет нами использована. Но сейчас, в принципе, что? Дело Скрипалей, Сирия… Есть одна новая тема, которая нас также заинтересовала не так давно. Тоже по международной политике.

Алексей Столяров, пранкер: Ну да, мы международные, поскольку как-то уже выросли.

Владимир Кузнецов, пранкер: Нам интересно уже больше, потому что и размах больше. Россия, это был где-то 2012-2013 год, а международка - она гораздо интереснее. Специфика своя и страны, свой менталитет.

Алексей Столяров, пранкер: Каждый день ты можешь перемещаться из одного кабинета президента в другой, разные страны узнавать, проблематику этих стран изучать. Это увлекательно.

Евгений Гусев, ведущий: Вы сможете убедить меня, что вы на самом деле таким образом можете решить в том числе и очень проблемные места и закрыть очень серьезные вопросы?

Владимир Кузнецов, пранкер: Мы не то что закрываем, а скорее открываем глаза людям, показываем им правду, реальное положение дел. Потому что все в основном видят какие-то официальные заявления, или как сейчас по этой истории с химией, где спикерами стали не сами участники этого действа, а газеты Daily Mirror там всякие, Washington Post. Вот они почему-то являются сейчас ньюсмейкерами от имени тех людей, которые в принципе должны быть ньюсмейкерами. Последнее, тоже мы увидели, что одна из этих газет заявила, что уже известен человек, который якобы отравил Скрипалей, вот его фоторобот. Странно - одно дело, когда идут заявления от Скотланд-Ярда, от даже там министра иностранных дел, но не от газет, и это сразу становится новостью и принимается за стопроцентную правду. Мы пытаемся показать людям, что не стоит верить всему, в чем обвиняют Россию. По крайней мере по этой теме. Ну и дальше делайте свои выводы.

Алексей Столяров, пранкер: Мы по крайней мере делаем все, что в наших силах, и если эти звонки в той или иной степени как-то эти проблемы приоткрывают и, скажем так, поднимают вопросы, мы только рады. А оценку давать себе мы не можем. Это могут делать только наши слушатели, но мы стараемся.

 

 


Последние новости

17:10
17:02
17:02
16:53
16:47
16:31

Сейчас читают


Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2