Цой в кино! В том, которое было и которого не было

Трагическая гибель Виктора Цоя поставила крест на одном из самых необычных замыслов советского кино. Им должен был стать фильм «Цитадель смерти» за авторством классика киберпанка Уильяма Гибсона.

Цой в кино! В том, которое было и которого не было

Фото: Global Look Press

Тексты Гибсона, полные потрясающих визуальных образов, так и просятся на экран. К сожалению, лучшие произведения автора пока еще не нашли достойного кинематографического воплощения. Попытки убедительно передать мастерски прописанные Гибсоном миры будущего в кино потерпели провал — ни «Джонни Мнемоник» с Киану Ривзом, ни «Отель «Новая Роза» Абеля Феррары не стали хитами ни у зрителей, ни у критики, а уж тем более у его поклонников. Фанаты писателя до сих пор скорбят над отвергнутым студией сценарием «Чужого 3», вдохновленного творчеством Андрея Тарковского. Но самым необычным из несбывшихся кинопроектов Гибсона могла стать антиутопия «Цитадель смерти», задуманная как совместная советско-американская постановка.

Уильям Гибсон. Фото: Global Look Press / Nancy Kaszerman

Автором замысла был Рашид Нугманов, режиссер нашумевшей «Иглы», в которой Виктор Цой сыграл свою главную роль. По сюжету «Цитадели», на территории Советского союза полыхает гражданская война, а Ленинград становится «вольным городом», на территории которого восстанавливается капитализм. Вместе с приходом рыночных ценностей расцветает криминал, и по ночам город сотрясают войны между противостоящими друг другу преступными группировками. Первые сценарные наброски этого проекта относятся к 1988 году, но вплоть до 1990-го Нугманов и Цой, под которого писалась главная роль, не могли как следует сосредоточиться над работой. Режиссера избрали на высокий пост в Союзе кинематографистов Казахстана, а музыкант и певец без конца ездил по стране и за рубеж с гастролями. Собравшись с духом, в начале января Нугманов сел за тритмент сценария, написав его сразу на английском языке — «Игла» с большим успехом объездила с десяток международных кинофестивалей, а в условиях разваливающейся системы советского кинопроизводства столь дорогостоящий проект мог быть осуществлен только в копродукции.

Фото к британскому постеру фильма «Игла». Фото: Global Look Press

Вместе со сценарной заявкой и Виктором Цоем Нугманов отправился на кинофестиваль «Сандэнс» в США, известный своей поддержкой независимых кинематографистов. Проект заинтересовал не только американских продюсеров в лице Эда Пресмана («Ворон», «Уолл-Стрит») и представителя New Line Cinema Пола Саффорда, но и японских. Режиссеру посоветовали обратиться к Уильяму Гибсону, уже признанному на тот момент классику киберпанка, и творческий контакт был немедленно налажен. Нугманов и Гибсон быстро нашли общий язык, и после того, как писатель послушал песни группы «Кино» и посмотрел «Иглу», проект «Цитадель смерти» ушел в разработку.

Рашид Нугманов. Фото: Instagram @nougmanov

Идеи Рашида Нугманова упали на плодотворную почву. Пройдя сквозь призму авторского видения Гибсона, альтернативный Ленинград оброс впечатляющими образами, типичными для творчества отца киберпанка. Пожалуй, наиболее эффектной задумкой был механический паук Борис, заряженный ядерной боеголовкой, карабкающийся по Александровской колонне. Предполагалось, что бюджет фильма составит пять миллионов долларов, но, согласно условиям договора, с продюсером Эдом Пресманом, он мог не только вырасти до десяти миллионов за счет привлечения сторонней студии, но и стать стопроцентно американской лентой, что в перспективе могло обернуться многократным увеличением бюджета. Интерес к проекту успел выразить Брюс Уиллис, огромный поклонник творчества Гибсона. «Цитадель смерти» могла стать самым масштабным проектом с участием советского режиссера и американским финансированием, но судьба распорядилась иначе.

Кадр из х/ф «Игла».

Гибель Виктора Цоя в автокатастрофе фактически поставила точку в истории «Цитадели». Вот как об этом вспоминает сам Уильям Гибсон:

«Иногда я думаю о том, чего мог бы добиться Виктор, если бы не погиб, ведь он был крайне талантлив. Атмосфера в „Распознавании образов“ (роман 2003 года, ставший бестселлером — прим.) — непрекращающиеся вечеринки и чувство некоей одухотворенности обязаны воспоминаниям Рашида, музыке группы „Кино“ и опыту Джека» (соавтор сценария «Цитадели» и друг Гибсона Джек Уормак отправился в СССР вместо Гибсона — прим.).

15 августа 1990 года. Трасса «Слока-Талси», Латвия. Темно-синий «Москвич» мчит по пустой дороге. За рулем — кумир миллионов Виктор Цой. Машина постепенно уклоняется к разделительной полосе, пересекает ее, выруливает на «встречку» и… На полном ходу врезается в вывернувший из-за поворота автобус… Этот день поставил крест не только на перспективе экранизации «Цитадели», но и на еще десятках идей и проектов. Цоя не стало. Но он жив. Жив в каждой строчке своих текстов, в каждой ноте своих песен и, конечно, в кино.


Читайте также


Последние новости

11:05
11:01
10:58
10:55
10:51
10:47

Сейчас читают



Новости Lentainform

Загрузка...