1. Пятый канал
  2. «Семья — есть семья!» Удивительная история воссоединения родных наперекор десятилетиям и границам

22 мая 1 387

«Семья — есть семья!» Удивительная история воссоединения родных наперекор десятилетиям и границам

Съемочная группа МИЦ «Известия» помогла гражданке США найти родных из российской глубинки, с которыми она была разучена в детстве в начале 90-х.

Фото, видео: globallookpress.com / Пятый канал

От карельского городка Сегежа до солнечного Сан-Франциско 8545 километров. Чтобы преодолеть это расстояние Елене Лизуновой понадобилось четыре года. В 1992-м ее вместе с братом забрали от матери. Дальше был детский дом в Петрозаводске, а затем переезд на другой континент. Елена стала Кэролайн. Но в этом году женщина решила отмотать пленку жизни назад. Она поменяла привычное американскому уху имя на данное ей при рождении и стала активно интересоваться судьбой своих родственников, о которых не знала ничего. Судьба русской американки оказалась непростой.

Эта история началась с написанной на немножко ломаном русском просьбы о помощи в социальной сети. Вот она:

Мы связались с Еленой. Она рассказала тяжелую, но характерную для 90-х историю. В семье было четверо детей. Мать постоянно пила. В 1992 году Елену, вместе с младшим братом, забрали в детский дом. О судьбе своей матери и старших брата и сестры наша героиня не знала ничего.

«Я не знаю с чего начать… Это так странно, очень много эмоций. Мне было 10 лет, когда меня отправили в Америку. У меня было очень тяжелое детство. Свою мать я видела несколько раз, когда была маленькой. Она приходила меня навестить уже в детском доме в Петрозаводске. Несколько раз. А потом она просто пропала. Здесь со мной один брат. У меня еще должен быть брат, я ничего о нем не знаю, жив он или нет. Я помню мою сестру, малыша-брата, который здесь. И все».

Елена нашла документы, которые сейчас она прочитать уже не может — русский забыла. Это свидетельства о рождении ее и младшего брата Владимира. Отчество придумали в ЗАГСе, своего отца они не знали.

Свидетельства о рождении Елены и Владимира Лизуновых

Сегежа — маленький карельский городок. Всего 26 тысяч человек. Градообразующих предприятий два — Целлюлозно-бумажный комбинат, которым буквально пропах весь город, а также Исправительная колония № 7 общего и строгого режима. Район, где родилась и жила Елена, — неблагополучная окраина города. Сейчас на том месте не осталось ничего. В Сегеже мы познакомимся с человеком, который жил с семьей Лизуновых в одном подъезде. Роман Костенко нашел у себя дома фотографию, на которой среди детворы и он, и Елена Лизунова:

«Был неблагополучный райончик… Здесь просто были деревянные дома, здесь не везде было отопление, отопление было печное… Вся детвора из этих домов дружила. Все гуляли здесь… И здесь вот стоял 31-й дом, их дом… Я жил в 14-й квартире, а Елена с матерью Галиной и Наталья, и Иван, и Володя жили в 9-й квартире. Вот, получается, Елена (на фото — Прим. Ред.) Я уверен, что это она».


Крайняя слева на фото — Елена Лизунова

Удивительно, но Елена до сих пор помнит того мальчишку на велосипеде с пожелтевшей фотографии:

«Я помню его, да! Он был очень надоедливый, простите. Он был подростком! Сколько ему тут лет? Он был старше меня. Я хорошо помню его велосипед, все время на нем гонял…»

Роман подтвердил, что в семье было четверо детей, значит двое из них должны быть где-то здесь, но где они, мужчина не знал. Мы нашли еще одну соседку разлученной семьи, которая помнила Елену и других детей.

Людмила Гринберг несколько раз спасала детей Галины Лизуновой от голодной смерти. Женщина согласилась рассказать шокирующие подробности жизни на грани выживания.


Крайняя слева на фото — Елена Лизунова

«Лену мы на день рождения приглашали к моей дочке, они все вместе гуляли. Она хорошая девочка была, симпатичная. Я помню хорошо Ваню и Лену. Наташу, по-моему, бабушка забрала — она уже большая была. А Лену хорошо помню…

А у нее (матери Елены Лизуновой — Прим. Ред.) было — не пьет, не пьет, а потом как запьет неделями… Я залезала через форточку Ваню забирала…

Мне соседка говорит, мол, там ребенок плачет. Мы пошли, — закрыто. Первый этаж, — я в форточку залезла, открыла окно достала ребенка, к себе забрала, намыла, накормила. Она потом появилась уже поздно, оказывается на рыбалку уходила.

Она оставляла детей одних под замком. Замок навесной. Они там плакали. Голодные, без всего. И где-то двое суток могла домой не приходить. Тогда вызвали соседи эту службу опеки, они взломали замок. Дети там уже вообще были… Без еды, чуть не из горшка ели… Забрали. Без нее даже».

Старшую сестру, Наталью, забрала к себе в Петрозаводск бабушка. Других детей пожилая женщина почему-то брать не стала. Старший сын, Иван, отправился в детский дом первым. Елену и Владимира забрали в детский дом вместе в 1992-м.

Решение суда о лишении Галины Лизуновой родительских прав.Решение суда о лишении Галины Лизуновой родительских прав.

В детском доме, вспоминает сегодня Елена, им пришлось очень нелегко. Маленькой Лене было семь лет. Подсознание заботливо приглушило тягостные воспоминания. Но, по ее словам, от невыносимых тягот она тогда всерьез думала о суициде. Останавливал от рокового шага только младший брат.

Зато Елена до сих помнит имя директора Детского дома № 1 — Татьяна Алексеевна Байкова. По словам нашей героини, именно эта женщина спасла ее. Мы нашли Татьяну Алексеевну. Она жива и здорова, сейчас уже на пенсии и большую часть времени проводит на даче. От интервью она отказалась, но мы предоставили ей контакты, и Татьяна Алексеевна пообещала связаться с бывшей воспитанницей.

В детском доме Елена и Владимир провели четыре года, а после их усыновила семья из Миннесоты. Елена рассказала нам, что переезд в другую страну был испытанием не меньшим, чем детский дом.

«Нас взяли в одну семью (с братом — Прим. Ред.), так как я не давала им нас разделить. Я была очень трудным ребенком, билась за него, я угрожала, что кого-нибудь убью, если кто-то его тронет. Нас забрала пара миссионеров. Они служат в церкви Миннесоты. Они очень добрые, любящие. Они сделали все, что только могли. Они взяли шесть детей. Троих из одного детдома в Петрозаводске. Остальные трое из Ярославля. Мне было тяжело адаптироваться к американской культуре. Поэтому для моих родителей я не была простым ребенком. Я хотела вернуться в Россию. Они не говорили на русском. Мы общались на английском и это было очень тяжело, мне нужно было выучить новый язык очень быстро».

Связь с биологической матерью, а также старшими братом и сестрой, Елена и Владимир потеряли, казалось, навсегда.

Мы нашли ответ на главный вопрос Елены — что же случилось с ее матерью. Вскоре после того, как Елену и Владимира забрали в детский дом, Галину Лизунову посадили в тюрьму. За то, что алименты четверым детям не платила. Она отсидела около года, а затем, когда освободилась, окончательно спилась и сгинула.

Нам удалось выяснить судьбу и всех остальных Лизуновых. Старшая сестра до сих пор живет в Петрозаводске. Она давно завела свою семью, вырастила сына. Теперь — занимается собаками и работает в зоомагазине.

Судьба старшего брата, Ивана Лизунова, долго оставалась для нас неизвестной. Фотографий его не сохранилось. После детского дома он получил комнату в общежитии и на этом след обрывался… Последний его документ мы, в итоге, нашли в архиве ритуальной службы города. Говорят, он пошел по стопам матери — спился и умер.

На фото семья Лизуновых слева направо: Елена, Владимир, Наталья, Иван.

Нам удалось найти установить и найти могилу Ивана. На ней нет ни креста, ни ограды, ни памятника — просто столбик с номером «349». Мать семейства Лизуновых, Галина, предположительно похоронена на этом же кладбище. Но найти ее могилу, увы, невозможно — в списках она не значится, номер ей не присвоен, а значит, скорее всего, похоронена она была как неопознанная неизвестная.

«Семья — есть семья. Я люблю здешнюю семью, но каждый имеет свою неразрывную связь с семьей, с которой все началось. Я помню Наталью. Я тогда была обычной надоедливой младшей сестрой. Помню, как баловалась с ее косметикой, и она была очень недовольна, потому что я пробиралась в ее комнату, пока ее не было дома. А вообще, я ее боготворила. Я считала, что она самая замечательная», — так Елена Лизунова отвечает на вопрос о том, зачем женщине, которая выросла и состоялась в другой стране и c другими родственниками, вдруг понадобилось искать свои корни на другом континенте, переходя от смутных детских воспоминаний к подкатывающему к горлу кому и наворачивающимся предательским слезам. Через 30 лет и 8545 километров семья снова вместе.

У Елены Лизуновой было очень сложное детство. Ей слишком рано пришлось повзрослеть, слишком рано пришлось взять ответственность за другого человека — своего брата. Слишком рано пришлось отвечать на очень сложные жизненные вопросы. Ища родственников в далекой и незнакомой для нее России, она, возможно, пытается вернуть себе потерянное детство. Там, где у каждого человека лежат воспоминания о родителях, первой игрушке и первой пятерке в школе, у Елены — вакуум. Сначала она всеми силами старалась забыть трудное детство, а теперь пытается заполнить эту полочку своей памяти. Еще один пример, подтверждающий старую поговорку о том, что без корней дерево не растет.

Дмитрий Акимов

3,00 из 5. Всего оценок: 2

Читайте также




Комментарии

Войдите, чтобы написать:

Через социальные сети

Забыли пароль?

Войти

ВконтактеFacebook