Константин Райкин: «Все время себе представляю, что сказал бы папа»

Художественному руководителю театра «Сатирикон» Константину Райкину исполняется 70 лет. В честь юбилея актер театра и кино рассказал о возрасте, работе в театре и внутреннем диалоге с отцом.

8 июля празднует 70-летний юбилей художественный руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин. Он встретился с 5-tv.ru и рассказал, как проходят репетиции в театре, что ждет зрителей в новом сезоне, появится ли он в кино и как относится к собственному возрасту.

— С какими чувствами вы встречаете 70-летие?

— Для меня возраст — это не арифметическое понятие, это высшая математика. Я очень условно отношусь к этим вещам. Я считаю, что возраст это совсем иное, нежели паспортные данные. От каждого лично зависит, на сколько ты себя ощущаешь. Во всяком случае, я еще себя ощущаю пока что дееспособным в моей работе человеком. Я очень трезво отношусь к себе, поэтому когда увижу, что уже не могу соответствовать — а я могу это увидеть, поскольку по природе я «самоед» — когда я первым увижу, что не смогу соответствовать, тогда я отойду в сторону. Я примерно понимаю, чем бы стал заниматься — театральным каким-то делом… Но я бы ни секунды не оставался бы на месте, если увижу, что торможу развитие своего театра. Обнуляться я не буду.

— Ведете ли вы внутренний диалог с ушедшим из жизни отцом?

 Да, я все время себе представляю, что сказал бы папа по поводу того или иного спектакля или вообще того или иного поступка, который мы или я совершаю, который театр совершает и все такое.

Я его знал довольно хорошо, и он меня, до какой степени один человек может знать другого — там есть, конечно, какая-то черта. Но я думаю, что могу, имею право сказать, что знаю его довольно хорошо: и в работе мы познакомились, шесть лет работая вместе, и до этого я знал его творчество, и он за мной очень внимательно наблюдал. Я совершенно убежден, что он был бы многому очень рад из того, что происходит в театре. Он бы многое приветствовал, и нас бы поддержал, и был бы на нашей стороне, и ему нравилось бы, как складываются наши отношения со зрителями, с репертуаром.

Мы ведь много с ним обговорили — еще, так сказать, до его ухода мы обговорили, что произойдет дальше. И поэтому я иду той дорогой, которая была ему известна. И в этом нет и не было бы, если бы он сейчас увидел, для него не было бы какой-то неприятной неожиданности.

— Можно ли ожидать ваше появление в кино?

— Я думаю, что кино вполне хорошо без меня обходится. У него есть свои проблемы и без моего отсутствия. А я выбираю, что мне более интересно и важно. Я думаю, что совершенно обхожусь нормально без кино не как зритель, потому что как раз как зритель я кино смотрю с большим удовольствием. Я обхожусь как профессионал, как актер, обхожусь без этого совершенно спокойно. Не испытываю никаких потребностей, чтобы в кино что-то сделать. У меня театр забирает все мои интересы.

— Чем вам интересна работа в театре?

— Мне в театре всегда не дает покоя мое несовершенство, мое недостаточное умение, мое желание как-то становиться лучше, высказаться с помощью театра о том, что меня волнует в жизни. Театр — это некое место, поле, на котором я могу высказаться до конца честно и открыто, и я пытаюсь это делать. Меня увлекает моя труппа, мои ученики, мои коллеги — замечательные, талантливые актеры. Меня увлекают режиссеры, которые ставят спектакли, в которых и я участвую, потому что я никогда не участвую в том, что ставлю сам. Я никогда как актер не участвую в спектакле, который ставлю. Когда я участвую как артист, это значит, что спектакль должен поставить кто-то другой. Я приглашаю режиссеров, замечательных, которые уже много лет сотрудничают с нашим театром. Меня увлекает драматургия замечательная — и современная, и мировая. Меня вообще театр увлекает и продолжает увлекать, интересовать. И здесь у меня нет никакой остановки, замедления.

— Сейчас в театре идет репетиция произведения Мольера, насколько он вам созвучен?

— Мы поставили Мольера за историю моего худручества больше, чем «Комеди Франсез», например. («Комеди Франсез» — крупнейший национальный театр Франции. До учреждения названия в театре выступала труппа Мольера — прим. 5-tv.ru) Мольер — наш регулярный драматург. Ну это понятно, потому что он даже не в тройке, а в двойке самых популярных драматургов — Шекспир, Мольер, и дальше идут другие, но это два самых высоких пика в мировой драматургии.

Мольер еще дает возможность игрового театра, театра перевоплощений, острых сюжетов. Он сам актер, он очень хорошо знает законы театра, прекрасно. И он дает возможность театра комедийного, фарсового — очень яркого, очень условного. И при этом замечательно, точно чувствует социальные психологические и, если хотите, сатирические основы жизни. Он удовлетворяет целому ряду параметров, которые для нашего театра являются самыми необходимыми. Он еще чрезвычайно энергичный драматург — драматург очень высоких энергий. Поэтому я думаю, что мы к нему совершенно не зря, неслучайно возвращаемся, и будем еще возвращаться.

— Чем удивит зрителей «Сатирикон» в новом сезоне?

— У нас будет и современная драматургия. Мы только что при пустом зале выпустили — это был, так сказать, онлайн-вариант премьеры — мы выпустили «Дорогую Елену Сергеевну», пьесу современную и очень острую. Мы очень внимательно относимся к современной отечественной драматургии, и не только отечественной. Но мы отталкиваемся прежде всего от режиссеров, с которыми мы хотим работать. По временному порядку это Евгений Марчелли, Егор Перегудов, Юрий Бутусов — вот три режиссера, с которыми у нас уже есть соглашения, договор, во всяком случае, устный — мы давно знаем друг друга, поэтому до поры-до времени этого достаточно. И они будут у нас ставить спектакли. Мы говорим о названиях разных: нас очень интересует из великих классиков Достоевский, нас интересует и отечественная классика XX века, драматургическая классика. Нас интересуют современные пьесы и классические, с ними мы еще обсуждаем названия — это может еще меняться, поэтому я так четко говорить не буду больше.

Творческий путь Константина Райкина начался в московском театре «Современник», где он сыграл больше 30 ролей. В 1981-м Константин Райкин перешел в Ленинградский театр миниатюр под руководством отца, народного артиста СССР Аркадия Райкина. За несколько лет театр переехал в Москву и стал называться «Сатирикон». После смерти Аркадия Райкина Константин стал художественным руководителем театра и возглавляет «Сатирикон» до сих пор.


Читайте также


Последние новости

15:17
15:00
14:43
14:32
14:17
14:01

Сейчас читают



Новости Lentainform

Загрузка...