Русский музей оказался замешан в истории с подделкой картины Бориса Григорьева

В Петербурге начали расследование запутанного уголовного дела. Классическая схема — коллекционер покупает картину русского художника начала 20-го века. Платит за неё внушительную сумму. А через три года случайно узнаёт, что приобретённый им шедевр — всего лишь подделка. Правда, очень качественная.

Эта история была бы одной из многих, если бы не тот факт, что оригинал картины, якобы, хранится в Русском музее. А это уже роняет тень на уважаемое учреждение. Разрозненные сведения, фамилии и показания свидетелей теперь предстоит связать петербургским следователям.

Репортаж корреспондента Пятого канала Елены Норкунайте.

Андрей Васильев, коллекционер: «Если бы эта вещь не была дубликатом, которая находится в собрании музея, причем, в запасниках музея, причем, никогда не воспроизводилась и никогда не выставлялась. То я бы не стал поднимать весь этот скандал. Мало ли у нас в стране людей, которых кто-то обманул, развел, обул».

Частный коллекционер занял гражданскую позицию. Возможно, потому что так же выгодно продать картину, как он ее купил, уже не получится. Андрей Васильев считал, что приобрел вещь за 230 тысяч долларов, цена которой на самом деле — полмиллиона.

Антиквар поверил на слово своему знакомому, некоему господину Шумакову, довольно известному человеку среди коллекционеров. С хорошей репутацией.

Андрей Васильев, коллекционер: «Поскольку у меня с этим Шумаковым были действительно доверительные отношения, то я, в общем то, не склонен был ему не верить, тем более что он сказал, что показал эту вещь сотруднику Русского музея Солонович, которая тоже одобрила вполне и согласилась с тем, что это подлинная картина».

Тем более, что родословную картины Бориса Григорьева под названием «В ресторане» Шумаков как будто подтвердил отсканированными страницами дореволюционного журнала. В 1914 году это полотно было в собрании известного коллекционера Бурцева.

Довольный Васильев выставил новую картину в Москве и, скорее всего, испортил свою репутацию. Сотрудник центра, который определяет подлинность произведений искусств, узнала фальшивую работу. Эксперты ее исследовали еще до сделки.

Андрей Васильев, коллекционер: «Качество фальсификации очень высокое, мы действительно (я передаю прямую речь) думали, что это вещь настоящая, но она не прошла по химико-технологическим основаниям, там обнаружены пигменты, которые вошли в оборот через несколько десятилетий после смерти художника».

Васильев начинает собственное расследование. К тому же, Шумаков наконец-то признается, что был просто посредником, а картину ему отдала Елена Баснер, тогда — сотрудник Русского музея.

И в это же время в Русском музее проходит выставка Бориса Григорьева. В каталоге среди прочих иллюстраций, коллекционер Васильев находит свою картину, правда, под названием «Парижское кафе», — которая хранится в запасниках музея с 1984 года. Причем, среди составителей и редакторов журнала значится все та же Елена Баснер.

Эти странные совпадения наконец-то привели Васильева в полицию. Антиквар подозревает, что в запасниках государственного музея, возможно, подделывают картины. Его представители, конечно, в шоке от такого предположения.

И все же, сейчас в Русском музее две картины. Андрей Васильев отдал свою качественную копию туда на экспертизу. В марте 2011 года. Еще до возбуждения уголовного дела за мошенничество в особо крупных размерах.

Но все странности вокруг Русского музея с точки зрения закона объяснять еще рано. Будет судебная экспертиза, проверки и допросы в рамках уголовного дела. 3 года назад коллекционер Васильев купил себе вещь. Теперь еще больше времени потратит на то, чтобы узнать, кто же все-таки автор его шедевра.


Читайте также



Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2