1. Пятый канал
  2. Два с половиной миллиона от президента: за что получили премии пять российских учёных?

Два с половиной миллиона от президента: за что получили премии пять российских учёных?

, 18:30 Репортаж 109

Пять молодых ученых получили в Кремле премию президента России. Это премия за вклад в отечественную науку вручается уже шестой год.

У нее есть два главных принципа - представленные на суд серьезного экспертного совета работы (а по сути открытия) должны иметь важное значение не только для отечественной, но и мировой фундаментальной или прикладной науки. А еще - ее авторам должно быть не более 35 лет.

Не секрет, что в начале 1990-х годов наша наука лишилась сначала экономической поддержки, а потом и кадров. Сотни ученых уехали работать за рубеж, где всегда ценились наше образование и наша научная школа. Да и сегодня идет настоящая охота за молодыми учеными, за новыми идеями. Так что  премия президента — один из стимулов сделать для них дома, в России, работу и привлекательной, и комфортной, и престижной. Премия это только один способ доказать, что эти талантливые и умные люди нам очень нужны.

Поколенческий провал очень опасен, потому что науку можно загубить за одно поколение, а чтобы поднять — нужны десятилетия. А сегодня именно от этого поколения 30-летних зависит, какой будет отечественная наука в середине 21 века. Подробнее с новыми звездами российской науки нас познакомит Виталий Втулкин:

Они, пусть и умные машины, но как самим себя защитить, - еще не додумались. А сколько желающих заразить их, или сломать изнутри. Особенно привлекают те, что хранят государственные секреты и военные тайны. Владимир Новиков как раз на страже киберздоровья. Сам, шутит, не разберусь, кто я: то ли, медик, то ли профессиональный личный охранник.

Владимир Новиков, докторант Военно-Космической Академии им. А.Ф. Можайского: «Телохранитель он должен уметь оказывать первую помощь… Вот это, наверное, и есть элемент первой помощи или скорой помощи».

И он не просто серверам помогает устоять. Специальным информационно-вычислительным комплексам и системам. Что кроется за словом - «специальные» - объяснять лишний раз не надо. Да порой просто нельзя этого знать посторонним.

Владимир Новиков, докторант Военно-Космической Академии им. А.Ф. Можайского: «Если даже, каким-либо образом попадает вредоносное программное обеспечение в эти системы, оно не сможет там функционировать. Причем, можно сказать, это для любых современных систем, в том числе, которые мы не разрабатывали сами».

Работу Владимира Новикова оценили по-настоящему, высоко. На неделе его пригласили в Кремль. За Президентской премией, - 2,5 миллиона рублей. Всего лауреатов пять. Каждому, на момент выдвижения не было и 35.

Владимир Путин, президент РФ: «Я убеждён, мы можем доверить молодым достаточно сложные, очень сложные проекты и должны смелее выдвигать их на ключевые посты в науке, в том числе для такой кадровой ротации планируется установить предельный возраст для замещения должности руководителя научной организации».

Расшевелить прежде, казалось, непоколебимую гору под общим названием «Российская Академия Наук» была призвана реформа, которая сейчас идет. Едва только о ней заговорили, поднялись волны протеста. Прежде всего негодовала, условно говоря, старая школа. Мол, порушите все хорошее, наработанное в Союзе, когда мы были впереди планеты всей. Но, вроде, удалось не просто успокоить. Доказать, как в научном сообществе принято: перемены нужны. И поживее. Отстанем сейчас – не догоним. А молодые помогут быть в авангарде.

Вера Мысина: «Это не значит, что нужно сейчас всем кинуться и всех молодых куда-то двигать! Смотреть в первую очередь надо на качества самого молодого учёного. Если он действительно может возглавить проект, он может возглавить какую-то организацию, готов дать результат, и, главное, нести ответственность, если что, то обязательно нужно поддерживать!»

Эти микроосы и жуки, оказывается, могут оказать огромную помощь не только в развитии биологии. Направлений масса - от медицины до оборонки. Когда доцент биофака МГУ Алексей Полилов только занялся вопросом, 13 лет назад, это были едва ли не первые в мире исследования. Теперь их результаты на страницах изданий, по которым учат, например, микроробототехнике. А сколько еще пользы могут принести живые обитатели миниатюрного мира – очевидно. Много.

Алексей Полилов,доцент кафедры энтомологии биологического факультета МГУ: «Изучение сенсорных систем, изучение зрения, то есть, особенности строения этих систем у микронасекомых могут быть реализованы в нанооптике или в строении каких-то миниатюрных сенсорных систем».

Минисенсоры, нанооптика – еще вчера, по меркам науки, в нашей стране и слов таких не было. А тех, кто пробовал стать первопроходцами, в силу юного, опять же по ученым меркам, возраста, работать толком не могли. Старожилы-академики говорили: бесперспективно. И молодые уезжали туда, где их труды оказывались очень нужными и важными. Опять же не в малой степени финансирование, его отсутствие то есть, утечку мозгов провоцировало. Президент на церемонии не раз повторит: это - в прошлом. Наука есть и будет престижной.

Владимир Путин, президент РФ: «Уже в течение текущего года будут проведены конкурсы для научных лабораторий, а также для научных организаций. Размер ежегодного финансирования в зависимости от задач может составить до 150 миллионов рублей. Обращаю внимание: существенная часть выделяемых средств, что называется, «окрашена», её можно потратить только на заработную плату молодым учёным: аспирантам, кандидатам и докторам наук. Их участие в проектах является обязательным условием для получения гранта».

На 700 грантов по 5 миллионов рублей каждый, и это только на год исследований, - за такие деньги теперь могут побороться и научные группы. В случае успеха – ту же сумму государство будет выплачивать еще 2 года. Плюс – до 2016 общий бюджет российского научного фонда составит 47 миллиардов рублей. Фонд перспективных исследований получит отдельно около 12 миллиардов.

Владимир Путин, президент РФ: «Следует сделать особый упор на новейших направлениях, которые принято связывать с наступлением нового технологического уклада, где ожидаются прорывы и концентрируются возможности появления целых рынков. Это био- и генная инженерия, робототехника, технологии строительства».

Стройтехнологиям, в том числе, посвящена работа Натальи Бауровой. Она придумала метод, максимально точно предсказывающий, где и когда возможна технологическая авария. Некоторые углеродные волокна, как установила профессор, чувствуют происходящее, допустим, в металле. Прикрепи их на тот же строительный кран, и как только возникнет угроза его обрушения, углеродные датчики подадут понятный специалистам сигнал. Таким образом, кандидат на премию выполнила главное условие от государства: в ее работе - новизна, которая по-настоящему востребована.

Вера Мысина: «Это было болото, в котором было непонятно что! В общем-то, много хорошего, но никаких точек роста всё равно. Теперь движение пошло. Главное, чтобы в этом движении действительно обратили внимание, во-первых, на все эти категории, биотехнологии и прочее».

Пять премий, разумеется, не означает, что недостаточно в стране новых идей. С ними как раз все в порядке. Комиссии пришлось выбирать из 265 заявок, поданных в конкурсную комиссию. Вот уж тот случай, где точно - ломали головы. Тут исследуются одновременно акустические источники в турбулентном следе, и от взаимодействия турбулентных структур с твердым телом. Называется, попробуй переведи это с научного на общедоступный. Андрей Горобец и Александр Давыдов удивляются: ну, что непонятного? Объяснили ведь. Сотрудники Института прикладной математики имени Келдыша заняты аэродинамикой. А еще - именно они заставили суперкомпьютеры работать со скоростью – внимание! - 640 триллионов операций в секунду. Что машина за это время успевает – подумать страшно. И вроде очевидно, как важно, чтобы такие технологии в стране были. Но близкие порой не понимают, как можно - на работе до поздней ночи, или вовсе, ночевать там.

Андрей Горобец, кандидат физико-математических наук: «Я все равно никому не могу объяснить, чем я занимаюсь. Ни друзьям, ни родственникам…не объяснить, чем я на работе занимаюсь».

Объяснять, наверное, им ничего и не надо. Вот когда мы, например, берем билет на поезд, ведь мало кому интересно, как там, в цифрах, графиках и диаграммах работает каждый винтик внутри поезда, который доставит мой вагон из точки А в точку Б. Гораздо важнее, что там все работает, и он просто - доедет, куда нужно. Так и ученые, особенно, молодые, занятые каждый своим делом работают на общий результат. От которого во многом зависит: страна будет в голове мирового состава или где-то там, ближе к хвосту.

*    *    *

Ника Стрижак: А сейчас с нами на связи помощник президента России, председатель попечительского совета этой премии Андрей Фурсенко. Андрей Александрович, здравствуйте!

Андрей Фурсенко: Здравствуйте, Ника!

Ника Стрижак: Андрей Александрович, как сделать так, чтобы за победами наших учёных страна следила с таким же интересом, как за Олимпийскими Играми?

Андрей Фурсенко: Ну, наверное, об этом можно и должно писать больше, говорить, причём говорить не только о самом факте побед, но и о том, что за ними следует, почему это так важно для страны, ну и, очень важно, чтобы было побольше побед. 

Ника Стрижак: А какая проблема сейчас острее? Действительно, поддержать науку или хотя бы остановить пока массовый отъезд молодых учёных на Запад?

Андрей Фурсенко: Вы знаете, что касается массового отъезда, сегодня устойчиво растёт количество молодых учёных и в академиях, и в академических институтах, и в университетах, поэтому так бы я вопрос не ставил. Другое дело, что, конечно, мы должны не только своих лучших оставлять, но и привлекать молодых ярких учёных со всего мира. И целый ряд программ, целый ряд проектов сейчас направлен именно на это.

Ника Стрижак: Мы понимаем, что могут быть очень талантливые учёные, которые будут сидеть в своих лабораториях и не будут подавать заявки на премии или рваться в академии наук. Как их найти и им помочь?

Андрей Фурсенко: Я думаю, что очень важно, чтобы общество понимало, как важна наука. Мы не должны забывать, что фундаментальные исследования, да и не только фундаментальные, они, в основном, всё-таки сегодня делаются на деньги налогоплательщиков, а если это так, необходимо объяснять тем, кто платит налоги, почему эти деньги направлены именно в эту сторону, именно на эти цели, а не, например, строительство детских садов, школ, не на увеличение пенсий. Я думаю, что учёные должны заниматься не только созданием чего-то нового, но и пропагандой. Как своих исследований, так и науки вообще. Демонстрацией того, насколько это важно гражданам.

Ника Стрижак: Вернёмся к самой премии, это 2,5 миллиона. Есть ли какая-то внутренняя договорённость, как лауреат может потратить эти деньги? Обязательно на науку или может купить что-то важное своим родителям или детям?

Андрей Фурсенко: Я думаю, что это исключительная договорённость лауреата со своей  семьёй. Никаких ограничений, пожеланий не высказывается, но я думаю, что люди талантливые и найдут применение этим деньгам.


Читайте также


Последние новости

0:02
23:58
23:44
23:26
23:24
23:14

Сейчас читают



Новости Lentainform

Загрузка...