Грипп как бизнес

07.02.2016

Эпидемия гриппа все еще на пике. Ситуация остается довольно серьезной. Медики просят не поднимать паники. Но большинство регионов страны по-прежнему на повышенном контроле. О гриппе сегодня говорят много. Но какие выводы будут сделаны, когда эта вспышка пройдет?

Разговор не праздный. Последний раз подобная пандемия накрыла мир семь лет назад. Но по итогам 2009 года журнал Шпигель провел расследование и сделал вывод, что это была не вспышка гриппа, а вспышка паники. Вина лежала даже на Всемирной организации здравоохранения. Еще в начале эпидемии по прогнозам ее экспертов от вируса в мире могли погибнуть до 2 млн человек. Именно на основании ее доклада правительств всех стран были вынуждены произвести колоссальные объемы вакцины и противовирусных препаратов.

И хотя довольно скоро прогнозы признали ошибочными, паника и слухи уже передались обычным людям, потому что серьезность болезни никто не отрицал. Закупки лекарств выросли в разы. Но бизнесу масштаб проблемы был только на руку. Доктор Горовиц провел расследование на тему «Свиной грипп — биологическая диверсия против человечества».

Леонард Горовиц, доктор-микробиолог: «К тому времени в США от свиного гриппа умерли где-то 18 000 человек. И стали раздувать из этого трагедию. Говорить, что это ужасно много. Хотя они скрыли тот факт, что большинство из тех, кто погиб, были наркоманы или люди с изначально подорванным иммунитетом».

Но панику подогревали фармкомпании. Страхи людей были выгодны, стали прикрытием для большого бизнеса и большой игры. И вот новая вспышка. Не окажется, что и она была спровоцирована ради чьей-то выгоды? У нас нет оснований доверять западным теориям заговора, мы живем по другим правилам и, к счастью, другим законам, но наш специальный корреспондент Константин РОЖКОВ все-таки провел свое расследование.

Еще недавно российские аптеки были на осадном положении. Люди штурмовали прилавки в поисках любых средств от гриппа и простуды, а в наличии порой не было даже самого элементарного.

Сергей, посетитель аптеки: «Я не смог купить маски. Их там 50 штук, мне столько не надо».

Константин Рожков, корреспондент: «Упаковка большая?»

Сергей, посетитель аптеки: «Да, 400 с чем-то рублей!»

К концу недели ситуация на лекарственном фронте более менее выровнялась. Кое-где даже появился дорогой импортный препарат, который врачи обычно рекомендуют при гриппе. В продажу, пусть и не везде, снова поступили медицинские маски, а также основная масса противовирусных таблеток. Вроде бы отбились. Самое время выдохнуть и посчитать прибыль.

Марина Германова, заведующая аптекой: «Выручка, конечно, увеличивается, когда больше народу, больше спрос, то и выручка увеличивается».

Константин Рожков, корреспондент: «В разы?»

Марина Германова, заведующая аптекой: «Ну… коммерческая тайна».

Декабрь, январь и февраль для аптек и фармацевтических компаний все равно, что июнь, июль, август для турфирм. За 3 месяца можно заработать столько, сколько за весь остальной год.

Александр Мясников, главный врач городской клинической больницы №71: «Вирусу, любому вирусу, не только гриппа или ОРЗ, фармкомпани должны из чистого золота отлить памятник величиной с 10-этажный дом. Потому что этот вирус, это цепочка ДНК обогащает их вне всякой меры».

Задирать цены на все подряд аптеки, конечно, право не имеют. В России существует постоянно обновляемый список так называемых «жизненно важных препаратов», в котором чуть больше 600 наименований. Размер наценки на них строго регламентируется государством. Но это только 40% от того, что есть на прилавках. Все остальное может стоить столько, сколько захочет директор конкретной аптечной сети. Речь, в том числе, о всевозможных сиропах от кашля, жаропонижающих, леденцах от боли в горле, без которых вы, конечно, не умрете, но они всё же могут существенно облегчить состояние.

Давид Мелик-Гусейнов, кандидат фармацевтических наук: «Те препараты, цены на которые не регулируются государством, мы можем сейчас зайти в интернет, посмотреть, на эти препараты в период эпидемии цены вырастают в разы».

Мы зашли на сайт по поиску лекарств в аптеках Петербурга. Все так и есть. Разброс цен, скажем, на одни и те же леденцы для горла в период эпидемии вырос в разы. В одном месте, например, упаковка стоит 180 рублей, а в другом - уже 368!

Константин Рожков, корреспондент: «Разница больше чем в 2 раза. Почему так?»

Фармацевт: «А вы меня спрашиваете?»

Фармацевт за прилавком только пожимает плечами: «да дорого, а кому сейчас легко». Предлагает позвонить директору сети и задать вопрос ей напрямую.

Директор аптеки: «Эта наценка соответствует закону».

Константин Рожков, корреспондент: «Наценка 100% соответствует закону?»

Директор аптеки: «Она (наценка) может быть любой. Хоть 1000%! Закон мы не нарушаем».

И она права, ведь препарат не входит в список жизненно важных. И вообще, скажите спасибо, что 360 рублей за упаковку, а не 3 с половиной тысячи.

Константин Рожков, корреспондент: «То есть не от хорошей жизни такая наценка?»

Директор аптеки: «Ну а как вы думаете? Все же хотят прибыль получать!»

А когда еще получать прибыль, как не во время эпидемии? Из-за паники и ажиотажа люди готовы сметать с прилавков все с пометкой «эффективно помогает при гриппе и простуде». В результате фармацевтический бизнес за последние несколько десятилетий превратился из просто доходного в сверхприбыльный. По рентабельности, он намного опережает даже нефтедобычу. Вот данные за 2013 год, когда стоимость барреля еще не успела обвалиться. Даже тогда на 1 доллар, вложенный в добычу «черного золота», приходился в среднем 1 доллар и 24 цента чистой прибыли. Те же, кто вложил этот доллар в производство таблеток, мог заработать уже полтора.

Евгений Комаровский, врач-педиатр: «Наши людям подай золотую таблетку, а поскольку они готовы за эту таблетку заплатить. То, конечно, фармакологическая промышленность идет им навстречу, предлагая огромный выбор лекарств, якобы способных убить вирус».

Вот простой пример. В наших аптеках продается гомеопатический препарат против гриппа и ОРВИ, основным действующим веществом которого является требуха утки! В научной среде это вызывает, мягко говоря, недоумение: как можно лечить вирусы частичками печени птицы. Звучит абсурдно. Тем не менее, это так называемое лекарство весьма успешно продается практически в каждой российской аптеке. Из одной печени получается 2 миллиона доз. В упаковку, которая стоит в среднем 700 рублей входят 12 доз. То есть, купив всего 1 птицу, компания может заработать 116 миллионов рублей. И всего-то нужно: грамотная рекламная компания и армия прикормленных покупателей. Эта женщина, чье лицо мы не можем вам показать, раньше работала в одной из крупных компаний, которая занимается производством и продажей лекарств. Она знает весь этот бизнес изнутри. По ее словам между подавляющим большинством аптек и фармацевтическими фирмами существуют негласные коммерческие договоры.

Бывший сотрудник фармацевтической компании: « Договоры предусматривают выкладку, наличие в ассортименте. Если ты не можешь оплатить договор, твои продвигаемые препараты не будут в наличие в этой сети».

Фармкомпании платят аптекам за то, чтобы их препараты были на самой видной полке и чтобы их рекомендовали аптекари за прилавком. И не важно, печень это утки или реально действующее средство. Когда мы пришли в аптеку под видом обычных покупателей, то первый противопростудный препарат, который нам предложили стоил 600 рублей за упаковку. И видимо еще дешево отделались.

Константин Рожков, корреспондент: «Что-нибудь одно посоветуете?»

Фармацевт: «Я бы вот этот взяла».

Константин Рожков, корреспондент: «Почему его?»

Фармацевт: «Ну он более такой… посильнее…».

Когда пожаловались, что больно дорого, нам предложили другое лекарство уже за 300 рублей. «Правда, оно не такое эффективное» - добавил продавец в белом халате.

Бывший сотрудник фармацевтической компании: «Чаще всего рекомендуется дорогостоящий препарат. И даже не чаще всего. Это система».

Наличие договоров с фармкомпаниями не является нарушением закона, но в аптеках все равно почему-то предпочитают это не афишировать.

Константин Рожков, корреспондент: «Задаю вопрос заведующей: Существует договор между фармкомпанией и конкретной аптекой, например, на стимулирование продаж?

Марина Германова, заведующая аптекой: «Нет, нет… Договоров нет никаких».

В итоге складывается картина уж больно неприглядная: аптеки и фармкомпании навязывают лекарства, часто по завышенным ценам, и зарабатывают на этом не хуже, чем на нефти.

Александр Мясников, главный врач городской клинической больницы №71: «Чем болеют все люди? Гипертония не у всех. Диабет не у всех. А что у всех? Простуда и грипп. Это у всех!»

Ни от одной другой болезни в мире нет столько лекарств, как от простуды. В аптеках под эти препараты отводят целые стенды, которые и начинают опустошать как раз в периоды эпидемий. Хотя большинство из этого ни то, что от свиного гриппа не спасет, даже при обычной ОРВИ не поможет. Разве, что в качестве самоуспокоения.

Евгений Комаровский, врач-педиатр: «Если болезнь в 99% процентах случаев сама заканчивается за 5-7 дней. Сама. Без всего. То как можно доказать, что вы выздоровели не потому что пили это лекарство, а просто потому что так положено».

Эффективность лекарства может быть доказана только через полноценные клинические испытания. Проводят их примерно так. Берут 2 группы больных людей. Сначала их начинают лечить обычными, проверенными средствами. Затем одним начинают добавлять препарат, который нужно проверить, а другим «пустышку». И смотрят, кто быстрее пошел на поправку. Подобные исследования, которые могут выявить реальную эффективность того или иного лекарства, проводят, например, на базе петербургского НИИ Гриппа. Но как нам здесь рассказали, далеко не все производители противовирусных таблеток к ним обращаются.

Владимир Зарубаев, заведующий лабораторией молекулярных основ химеотерапии вирусных инфекций НИИ гриппа: «Почему каждый, кто продает препарат в аптеке не проведет такое исследование. А потому что есть риск. Потому что так он продает препарат и получает прибыль. А так он проведет исследование и увидит, что эффекта-то нету».

Государство следит только за тем, чтобы лекарства в аптеках были безвредны. А помогают они или нет, это уже на совести производителей. Мы изучили сайты десятка противовирусных препаратов, представленных в отечественных аптеках. Где-то действительно указаны результаты клинических исследований, а где-то об этом нет ни слова. Мысль, от которой в офисах крупнейших фармкомпаний, наверное, придут в ужас: в большинстве случаев обычную простуду можно вообще не лечить, а просто: чаще полоскать горло, промывать нос, соблюдать постельный режим. Но, может быть, мы все это специально выдумали, а все наши эксперты – чудаки, ничего не смыслящие в медицине? Хотя вот же, официальный сайт Всемирной Организации Здравоохранения, где в разделе «рекомендации» пишут ровно об этом же.

Цитата с сайта ВОЗ: «Во всем мире у большинства пациентов, инфицированных пандемическим вирусом, наблюдаются типичные симптомы гриппа, и полное выздоровление наступает через одну неделю даже при отсутствии какого-либо медикаментозного лечения. Здоровые пациенты с болезнью, протекающей без осложнений, не нуждаются в лечении противовирусными препаратами».

Страшно представить, что будет, если об этом «секрете» узнают все: у фармкомпаний резко упадут продажи, зимой в аптеках перестанут выстраиваться очереди, люди начнут экономить на лекарствах, а простуду, как и сто лет назад, будут вновь лечить горячим чаем с медом.

 

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

5 марта

Группы смерти. Охота на детей

12 марта

Как нас разводят лжеуслугами ЖКХ

26 марта

Сплошной криминал. Чем отмечена стройка петербургских Крестов


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ