Последняя капля

18.12.2016

Уж сколько раз твердили миру, что не бывает дорогого коньяка в бочках по три рубля, что нельзя пить всякую дрянь, купленную в подворотне. Что покупки через интернет это всегда рулетка. Конечно, если цель - отправиться на кладбище, то тогда тратиться незачем. А нам, приличным людям, зачем такие риски?

Конечно, можно получить дозу отравы в бокале и в каком-то приличном с виду ресторанчике, потому что вы можете не знать, что хозяин вор и подлец. А если это ваш выбор?

Историй о паленом алкоголе всегда много. О том, как бодяжат по подвалам вина и водку, как достают фирменные этикетки, и кто клеит на эти бутылки с отравой фальшивые и даже настоящие акцизные марки.

Но  сейчас мы снова будет говорить об алкоголе. Потому что до Нового года осталось меньше двух недель. Начнется самое загульное время в году, когда и с друзьями надо поднять бокал, и с коллегами за хороший год выпить, да и саму ночь провести весело. Поэтому сейчас самое жаркое время для аферистов и преступников.

Программа Главное провела специальное расследование. Его автор Анатолий МАЙОРОВ побывал в разных местах - на границе с Эстонией, в Казани, Смоленске, в Пензе, где недавно одна бутылка рома за ужином закончилась смертью нескольких человек, был в рейде по точкам продаж и сам привозил на экспертизу купленные официально напитки известных брендов. Он пытался ответить на вопрос, почему у нас в продаже так много опасного алкоголя и кто зарабатывает на этом миллионы?

Смерть под градусом - история для тех, кто хочет выжить.

Контрафактный рынок алкоголя бьет предновогодние рекорды. Теперь ведро элитной водки по цене обычного ведра. Психологическая поддержка для новичков – уже включена.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Я первый раз просто, очень заманчивая цена, но немного страшно».

Оператор: «Понятно что страшно. Но мы уже пятый год торгуем, все в порядке».

650 рублей за пять литров водки премиум-сегмента - в 18 раз дешевле розницы. Пока руки сами хватаются за голову, приятный женский голос спокойно объясняет – не волшебство это… простая уголовщина.  

Оператор: «Торгуем без акцизных марок, без бутылок, а это все деньги, это дорого. Канистра дешевле намного…».

В контексте

25.12.2016

Зачем они пили жидкость для ванн?

Анатолий Майоров, корреспондент: «Т.е. это фактически тот же алкоголь, только в пластиковой таре?».

Оператор: «Только без акцизов, да».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Он с этого же завода да?».

Оператор: «Да…».

Из мифического заводского чана здесь – текила, ром, коньяк, абсент и даже чача. Для любителей градуса пониже – вермут и ликер. Лишние вопросы бутлегеров нервируют…

Бутлегер: «Если я открою секрет – мне придется вас убить».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Ясно».

Работает доставка – оперативная и дерзкая. Интернет - бутлегеры привезли 2 канистры суррогата к главному входу телецентра.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Я вчера девушке задавал вопросы, разлив откуда?».

Курьер: «Я не знаю. Мне грузят, дают адреса, я только развожу. Я просто курьер».

Без намека на смущение, днем и при свидетелях, водитель белого седана подождал размена денег, вручил рекламную брошюрку, и…товар.   

Курьер: «Человек дал, сказал - довези».

Анатолий Майоров, корреспондент: «На улице?».

Курьер: «Да».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Вы понимаете, что это правонарушение?».

Курьер: «Понимаю. Это стеклоочиститель вообще…».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Так вы сказали пить можно!».

Есть маркировка известной марки водки, здесь вообще Мартини 10 литров за 1500 рублей, как сказал нам сейчас курьер, ему вообще это кто-то дал на улице и в принципе, говорит, что это стеклоочиститель. И в принципе, пить или не пить – каждый решает для себя.

«Андрею было 30, Алексею 39, в силу того, что ребята крепкие были, спортивные – все воскресенье промучились, а были бы со здоровьем похуже не раньше бы…»

На закрытом кладбище Кузнецка их похоронили вдоль забора, друг за другом. Траурный порядок случайно, но чертовски верно повторил рассадку за праздничным столом. Где 17 человек едва не уложил в гроб всего один ящик…рома. 

Людмила Фомина, старший помощник руководителя СУ СК РФ по Пензенской области по связям со СМИ: «Литровые бутылки «Бакарди Блэк», в последствии были госпитализировали, однако несмотря на оказанные медиками меры, 5 мужчин скончались от отравления метиловым спиртом, т.е. метанолом, еще 12 оказана медицинская помощь». 

Алексей Терентьев был известным человеком в городе. Владел ночным клубом, дорогими иномарками, мог похвастаться авторитетными знакомствами. На последних фото ресторатора – личный день рождения в своем баре – за несколько часов до смерти. Гости-бизнесмены, достойные закуски, элитный алкоголь. Жизнь удалась, а потом закончилась.  

Анатолий Майоров, корреспондент: «Подозрения напиток не вызывал?».

Участник застолья: «Изначально по вкусу был, как обычный алкоголь, никаких сомнений не было. После первого перекура все стали пьянеть – я начал пьянеть после трех рюмок».

Этот человек уцелел случайно – за соседним столиком отдыхала еще одна компания знакомых. Угостили легальной водкой, и таким образом – спасли - этанол стал антидотом. Другие гости, вопреки советам именинника, ром почти не пили. А пятеро друзей, в числе которых был мастер спорта по борьбе – Алексея не обидели. Утром Андрей Агеев даже пришел на тренировку. 

Константин Салкевич, директор детско-юношеской спортивной школы № 2 г. Кузнецка: «Думал, что похмельный синдром или что там…Я с ним общался в районе двух часов, провел тренировку, ушел домой. В 3 часа жена стала бить тревогу – стал меняться цвет кожи, сам не мог ходить».

Все пятеро погибли от отека головного мозга. А по городку быстро расползались версии – от заказного убийства конкурентов до мести отвергнутых поклонниц.

Константин Салкевич, директор детско-юношеской спортивной школы № 2 г. Кузнецка: «Версия что их заказали – более логичная».

Самую очевидную - о дешевом, ядовитом  алкоголе из канистры – пока не доказали. Полиция безуспешно ищет канал поставки метилового рома, местные чиновники – не ищут ничего.

Сергей Златогорский, глава администрации г.Кузнецка: «Опять же…. Вопрос не ко мне…».

Анатолий Майоров, корреспондент: «А к кому? Вы глава города!».

Сергей Златогорский, глава администрации г.  Кузнецка: «Да, я глава администрации города, но за правоохранительный аспект я не отвечаю, я им не руковожу,  правоохранительный органы приходят и меня воспитывают, мне и штрафы определенные выписывают. У меня нет такой функции – командовать правоохранителями, я с ними могу советоваться, взаимодействовать, просить их о чем-то, а вот командиры у них свои».

А пока городские власти годами выясняли, кто же должен бороться с суррогатом, в Кузнецке появился замок. Кирпичный дом с башнями и претензией на архитектурный стиль эпохи Возрождения. На какие деньги построены хоромы - в Кузнецке знают все…

"За наркотики сидел».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Да? А сейчас?».

 «Сейчас спиртом занимается».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Чем?».

«Спиртом»

 Но говорить боялись…

«Ответы перед ним все держат, смотрящий он».

Хозяин дома – Александр Белов или Саша Белый, как его авторитетно называет народ, организовал личный цех по производству алкоголя. Разливал нашу горькую и коньяк, французский… правда с ацетоном. 

Оперативная съемка: «По визуальным признакам можно определить, что акцизы имеют признаки подделки».

В гараже нашли готовые к продаже ящики, пустую тару и этикетки с пробками. На доход от личного заводика, семья Саши Белого каталась по Европам, а сам бизнесмен – на дорогих машинах. Разглядывал из окон своей крепости здание городской администрации.

Максим Черниговский, генеральный директор некоммерческого партнёрства предпринимателей «Клуб Профессионалов алкогольного рынка»: «Если вы видите бутылку водки ниже 190 руб. - это нелегальная водка. Дешевле 240 рублей водку купить сложно».  

В этом году, 12 тысяч россиян погибли от алкогольных отравлений. Один только метанол убил полторы тысячи несчастных. Яд был в роме, водке, коньяке – суррогат уже давно проник на рынок элитного спиртного. В лаборатории, куда мы отвезли купленные через интернет канистры – выставка достижений нелегального хозяйства. Вино с запредельным содержанием диоксида серы…

Сотрудник лаборатории: «384 это большая цифра».

Армянский пятизвездочный коньяк из крашеного спирта и воды…

Сотрудник лаборатории:  «Все образцы у нас с акцизными марками».

Водка с сивушными маслами…

Сотрудник лаборатории: «Может вызвать сильнейшую интоксикацию».

И даже бутылки из магазинов дьюти-фри. Вот уж действительно – сюрприз.

Анатолий Майоров, корреспондент: «На проверку метанола?».

Сотрудник лаборатории: «Почему нет?».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Дьюти-фри и метанол?».

Сотрудник лаборатории: «Ну и что? Дьюти-фри у вас такие же поставки, как и в другие магазины».

Космически доходный бизнес на паленом алкоголе не обходит и Европу. Массовые отравления уже случались в Чехии, Финляндии, Эстонии. Россияне считают европейские бутылки эталоном качества, сами европейцы, под этот спрос, наладили канал поставок. В обход закона.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Еще грузит? Пошел коньяк».

Мост через реку Нарва на границе России и Эстонии. В кузове микроавтобуса – десятки бутылок коньяка, какого качества – мы не знаем. Но схема поставок – серая. Водитель распределяет спиртное между «несунами».

Наблюдатель: «Вот эта женщина на наших глазах уже 3 раз пересекает границу, пока мы стоим здесь в обществе».

Это люди с упрощенным порядком пересечения границы – каждый берет по допустимой норме алкоголя, несет его в Россию и возвращается обратно. Так продолжается до тех пор, пока фургон не разгрузят полностью. 

Анатолий Майоров, корреспондент: «Разыграли национальную эстонскую схему, как провезти фуру элитного продовольствия и алкоголя через эстоно-российскую границу, без уплаты таможенной пошлины».

Сейчас бутлегеры имитируют поломку автомобиля – несуны не успевают, водитель нервничает.

Анатолий Майоров, корреспондент: «А что такое?»

Водитель: «Машина не заводится, объезжай».

Смоленская область, поселок Темкино. После одной рюмки коньяка, Олеся Пашедко умерла на руках у матери.

Светлана Лонская, мать Олеси Пашедко: «Позвонила вечером дочь - сказала болит голова, утром сказала что слепнет. Я ее держала за руку, она что не выживет, не бросай детей».

Второклассник Виктор помогает деду по хозяйству. Теперь эта небольшая комнатка будет спальней для него, его сестры и четырехмесячного брата. Самая старшая – Наталья – помогает бабушке нянчить малыша. Теперь уже не важно, кто в этом доме дети, а кто – взрослые…

Виктор: «Ни одной двойки не вижу…».

Беда в дом семьи Пашедко пришла внезапно – ее принес за пазухой отец семейства Михаил. В конце ноября супруги решили провести вечер за домашним ужином под рюмку коньяка. Михаил купил спиртное в городе, у частника – 200 рублей за пол-литра. Проверенная точка, в которой закупались многие, дала сбой. Метанол убил родителей за 4 дня.

Наталья Ершова, заведующая районным методическим центром Дома Культуры села Тёмкино: «Миша был найден мертвым, а Олеся находилась в коме, выпила она буквально рюмку этого коньяка несчастного».

Смертельная доза суррогата индивидуальна. Некоторым хватает рюмки, кто-то выживает после двух стаканов. В дом, где глава семейства купил ту самую бутылку, мы попали вечером. И даже после трагедии семьи Пашедко, сюда не заросла народная тропа. 

Сосед: «Да, торгуют, но это дело каждого – человеку не прикажешь – личное дело каждого….

Анатолий Майоров, корреспондент: «Алкоголем у вас торгуют?».

Соседка: «Да, в 65 квартире. На втором этаже».

Дверь квартиры, на которую указали нам соседи, вопреки законам логики, открылась. Из комнат тянуло пахнет спиртного, хозяйка навеселе.

Торговец нелегальным алкоголем: «У меня изо рта пахнет… Убери ты свет свой, у меня зрение плохое, катаракта….»

Обвинения в бутлегерстве, дама так и не признала, назвав себя жертвой соседской клеветы. Для убедительности – предложила лично осмотреть одну из комнат.

Торговец нелегальным алкоголем: «Это же не про меня! Это другая квартира».

Жильцы подъезда были недовольны вечерним шумом на лестничной площадке, про торговлю суррогатом слышали, но жаловались на проблемы поважнее.

Житель дома: «Ой, лучше б краны сделали, третью ночь спать не дают…»

В России самое жесткое алкогольное законодательство. Но даже оно бессильно перед спросом. Проблема мегаполисов – интернет-бутлегерство и проблема регионов – торговля из квартир и мелких магазинов будет убивать людей, пока эти самые люди будут искать коньяк по 200, ром по 150 и водку по сто рублей за пол-литра. По подсчетам независимых экспертов, в этом году в стране продали 185 миллионов литров только водочного фальсификата. Не все из них опасны для здоровья, но… смертельная доза яда может оказаться где угодно и когда угодно. В наших пятилитровых канистрах водки и мартини кроме вредных примесей, метанола не было. Правда владелец бизнеса очень не хотел чтобы материал попал в эфир.

Владелец нелегального производства алкоголя: «Мы же взрослые люди… Мы же можем встретиться вживую».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Что вы имеете ввиду?».

Владелец нелегального производства алкоголя: «Продолжить диалог и найти общий язык». 

Валерий Патрикеев, директор предприятия по производству алкогольных напитков: «Как сделать так чтобы у нас в стране не было контрафактного алкоголя? Что можно придумать? Должно быть самосознание – пока мы сами покупаем, понимая, что он нелегальный – производители будут жить».

Директор одного из ликеро-водочных заводов Ленинградской области разрушает главный миф всех сегодняшних бутлегеров.  

Валерий Патрикеев, директор предприятия по производству алкогольных напитков: «Это счетчик, который подключен к системе ЕГАИС – считает каждую бутылку».

После введения автоматизированной системы контроля и учета ЕГАИС, посчитан каждый литр спирта. Чистый – в бочках и уже разбавленный – в бутылках. Пожалуй вот, самое важное звено всей производственной цепочки, т.н. разливочный барабан, агрегат, где в пустое, бездушное стекло заливают сорокаградусный напиток. И казалось бы вот, самый идеальный вариант прихватить с конвейера бутылочку, унести с собой, а потом продать подешевле, но это заблуждение, спирт, который находится в этой бутылке подсчитан системой ЕГАИС, и если я не верну эту бутылку на место, то на том конце контрольной линии система не досчитается бутылки и  это будет грубым нарушением. Владельцы гаражных винзаводов, где разливают все напитки мира, могут раздобыть оригинальную стеклотару - обычно через своих людей в кафе и барах. Могут отпечатать этикетки и акцизы, да так, что без специального прибора подделку не заметить. Но в таких бутылках всегда будет контрафактный спирт – и здесь как повезет. Разница между этиловым и метиловым сырьем – всего 2 буквы, в реальности – человеческая жизнь.

ДРУГИЕ СЮЖЕТЫ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

5 марта

Группы смерти. Охота на детей

12 марта

Как нас разводят лжеуслугами ЖКХ

26 марта

Сплошной криминал. Чем отмечена стройка петербургских Крестов


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ