«Аксель Берг»

28.03.2008, 23:35 Культурный слой

Он был героем Первой мировой и - пионером советского подводного флота. Ему предстояло стать врагом народа и - академиком, крупнейшим ученым в послевоенном Союзе.

Лев Лурье: Морской офицер – это человек, который жаждет приключений. В морской корпус поступают мальчики, которые читали о знаменитом выпускнике корпуса Иване Крузенштерне, первом русском мореплавателе. Таким был и Аксель Берг, поступивший сюда перед революцией. И судьба уготовила ему столько приключений, сколько не испытал, пожалуй, ни один выпускник корпуса. В конце жизни он любил пригласить даму на танец и представлялся следующим образом: «Контр-адмирал Берг, в прошлом контрреволюционер».

Аксель Берг родился в Оренбурге в 1893 году. Предки его матери, Елизаветы Бертольди, родом из Италии. Отец, Иоганн Берг, перебрался в Россию из финского Выборга. В Финляндии по сей день живут родственники адмирала по отцовской линии. Несмотря на то, что Берг всегда считал себя русским подданным и всю жизнь посвятил служению российской науке, на родине предков его считают финном и очень уважают. Но было время, когда и сам Берг не любил вспоминать, что у него есть финские корни, а его финские родственники стеснялись и побаивались связи с советским адмиралом.

Том Эклунд, родственник А. И. Берга: Вот это украшение я получил в подарок от сестры моей бабушки. Раньше оно принадлежало адмиралу Акселю Бергу. Когда я был еще совсем маленьким ребенком, я спросил, кто такой этот Аксель Берг. Взрослые сразу же прекратили этот разговор. Мне стало интересно, что это за адмирал, но ничего кроме того, что это наш родственник, я не смог узнать.

Детство Акселя Берга проходило в Петербурге, его мать, которая сама прекрасно рисовала, мечтала, чтобы её сын стал художником. Но Акселя привлекало море, он мечтал о приключениях и кораблях. Много времени проводил на пристани, рассматривал суда, общался с матросами. Любовью к морю его заразил дед, Антонио Камилло Бертольди.

Юрий Ерофеев, профессор, доктор технических наук: Они с дедом приплывали иногда к пристани, на которой останавливались морские корабли. Дед прекрасно владел искусством гребли. Моряки их знали и рассказывали им о своих приключениях. Берг любил море и решил поступать в Морской корпус.

В 1914 году Аксель Берг оканчивает Морской корпус в звании мичмана. Вместе с молодой женой Норой Бетлингк он отправляется в финскую столицу Гельсингфорс для прохождения службы на линкоре «Цесаревич». На этом судне Берг служит два года, за мужество в бою награждается орденом Св. Станислава. Но в 1916 году его переводят в подводный флот к союзникам англичанам.

Лев Лурье: Гельсингфорс в начале ХХ века называли северным Гибралтаром. Здесь располагается большая часть императорского Балтийского флота и бригада подводных лодок Великобритании, нашего союзника. В свободное время офицеры собираются на Эксплонаде в ресторане Капелле, выпивают, рассуждают, разговаривают. Седоусые капитаны первого ранга примечают молодого мичмана Акселя Берга, который служит на английской подводной лодке Е-8. Это разумный и корректный человек. Пьёт больше всех, но всегда трезв.

На английской подводной лодке служат трое русских и британцы разных национальностей: шотландцы, ирландцы, валлийцы. Настоящий Вавилон. Никто друг друга не понимает. Капитан в отчаянии приказывает каждому выучить пятьдесят английских слов в классическом произношении. Лингвистические пробелы в знаниях заполняются пинками и ругательствами.

Лев Лурье: С 1914 по 1918 гг. Аксель Берг и его жена Нора жили в этом доме на углу улиц Тёлле и Сибелиуса в Гельсингфорсе. Жизнь была благополучная, но полная тревог, потому что подводник – это опасная служба. Однажды Нора проснулась глубоко ночью, она посмотрела на часы, было 3 часа 12 минут. Она понимала, что с ее мужем, который в походе, что-то случилось. Когда он вернулся, она спросила: «Что с тобой было такого-то числа в 3 часа 12 минут?». И он сказал: «В этот момент наша лодка тонула, не было кислорода. Я посмотрел на часы, заметил время: 3 часа 12 минут, и потерял сознание».

Юрий Мажоров, директор ГУП ЦНИРТИ с 1968 по 1985 гг.: Они подверглись немецкой атаке, опустились на дно и настолько долго там лежали, что он потерял сознание. Его в бессознательном состоянии извлекли, когда миновала эта опасность, и отходили его, он выжил. У Акселя Ивановича был очень стойкий организм.

После Февральской революции на флоте начинаются мятежи матросов, самосуды, расстрелы. Бергу удалось избежать гнева бывших подчиненных. Во время революции он находился в море, как раз в том походе, в котором чуть не погиб. В разгар бунта он вернулся в Гельсингфорс и попал в госпиталь. А когда поправился и в России, и в Финляндии все было уже совсем по-другому.

Лев Лурье: В апреле 1918 года здесь, на рейде Свеаборга, экипаж взорвал свою подводную лодку Е-8, и судьба этого героического корабля была закончена. Английский комадор Крамми, командовавший бригадой подводных лодок на Балтийском флоте, пришел к выводу, что продолжать сражаться бессмысленно. Финляндия была оккупирована немцами, подводные лодки могли достаться противнику. Но к тому моменту, когда Е-8 была взорвана, Берга уже не было в Гельсингфорсе. Он мог остаться здесь, мог служить в финской армии, мог перейти на службу к англичанам, у него было много выходов. Но он принимает неожиданное решение: возвращается в красный Петроград.

Оке Силен, полковник, родственник А. И. Берга: Берг выбрал советскую сторону, хотя у него были финские корни. Он без сомнения был настоящим русским офицером. Он хотел служить России.

Юрий Ерофеев, профессор, доктор технических наук: Аксель Иванович после отравления газами на подводной лодке оказался в госпитале в Гельсингфорсе. В это время Финляндия объявила независимость от России, и уходил последний поезд на Гельсингфорс. Матросы буквально впихнули Акселя Ивановича в поезд, а потом через окошко впихнули и его жену туда. Так он попал на последний поезд, уходящий в революционный Петербург.

В Петрограде Берг случайно встречается со своим бывшим сослуживцем по линкору «Цесаревич». Он как раз набирал команду на эсминец «Капитан Белли» и предложил Бергу должность штурманского офицера. Берг согласился не раздумывая. Начинается новый этап его карьеры – служба в советском флоте. Из штурмана он вырастает до капитана подводной лодки.

Илмари Сусилуото, доктор политических наук: Хотя Аксель Берг был офицером царского флота, он сумел сделать карьеру при красных. Комиссары ценили его, квалифицированного, исполнительного, высоко образованного командира, несмотря на его происхождение.

Покинув из-за ранения действующий флот, Берг сосредоточился на морской науке. В 1922 году он поступает на инженерный факультет Военно-морской академии. Специализируется на радиотехнике. Будучи слушателем академии, сразу начинает преподавать в двух военных училищах. Набирается преподавательского опыта и зарабатывает деньги, в которых семья в тот момент очень нуждается.

Лев Лурье: Хотя Берг по всем статьям должен был быть уничтожен в Гражданскую войну и первые годы советской власти, складывалось у него всё очень благополучно. Он закончил Морскую академию, стал преподавателем и даже много раз ездил в командировки на Запад. Знаменит он был прежде всего своим невероятным чувством юмора. Как-то наивные американцы говорят ему: «Господин Берг, вы приехали из коммунистической России, как там у вас? Сколько жен можно иметь?». Он отвечает: «По-разному, вот у меня, например, шесть». – «А детей?» - «А детей двадцать четыре» - «А что же вы с ними делаете?» -«Да у нас голод в России, приходится их есть».

Между двумя мировыми воинами стремительно развивается радиотехника. Русскому флоту в этой области есть чем гордиться. Именно на Балтике Александр Попов осуществил первый в истории сеанс радиосвязи. Иван Ренгартен создал первый пеленгатор. Адриан Непенин организовал первую службу радиоразведки. Аксель Берг становится лидером этого направления техники в Красном флоте. Именно он задумал Морской научно-испытательный полигон связи, превратившийся потом в научно-исследовательский институт.

Лариса Золотинкина, директор мемориального музея А.С. Попова: В тысяча девятьсот двадцать шестом году была организована специальная комиссия, которая должна была проверить состояние радиотехники на всех флотах. Аксель Иванович закончил соответствующее учебное заведение, был гардемарином, много прослужил, то есть косточка военная у него была. Поэтому председателем этой комиссии было рекомендовано назначить Акселя Ивановича Берга.

У Берга замечательный талант организовывать и объяснять. Он блестящий преподаватель Ленинградского электротехнического института. Написанные им учебники по радиотехнике становятся классическими.

Юрий Мажоров, директор ГУП ЦНИРТИ с 1968 по 1985 гг.: Впервые об Акселе Ивановиче Берге я услышал, когда был еще совсем юношей. Я учился в Ташкентском техникуме связи, и на третьем курсе мне было поручено разработать схему лампового передатчика. Я обратился к пособиям, но они оказались очень путаными. Мне попалась на глаза книга ученого Берга, я начал ее читать и пришел в восторг: настолько все четко, ясно, убедительно изложено в этой книге, что я моментально рассчитал ламповый генератор, сделал конструкцию передатчика и получил за курсовую работу пятерку.

Лариса Золотинкина, директор мемориального музея А.С. Попова: Аксель Иванович готовил и публиковал издания, которые были понятны и для тех, кто учился на младших курсах. В нашем институте он работал до 1941 года.

Юрий Казаринов, заслуженный профессор ЛЭТИ: Как ученый он умел четко ставить задачи и делать выводы, доводить все до конца.

Аксель Берг - красный командир и преподаватель советского ВУЗа. Он живет в служебной квартире для преподавателей ЛЭТИ. У него второй брак, в котором рождается дочь Марина. Кажется, все складывается благополучно. И карьера, и личная жизнь. Но в Советском Союзе человек с такой анкетой, как у Акселя Берга, должен жить с оглядкой.

Оке Силен, полковник, родственник А. И. Берга: Ещё бабушка моей жены вполне официально посылала Бергам в Россию деньги через Министерство иностранных дел. Наша семья знала, что в Советском Союзе не очень-то хорошо иметь родственников за границей. Но все-таки родственник есть родственник, и связи поддерживались.

Лев Лурье: Здесь, в центре Хельсинки, осталась часть вещей Акселя Ивановича Берга. Дело в том, что когда он покидал Финляндию, он оставил здесь все свое имущество. Остались и памятные вещи: якорьки с его погон, пуговицы с мундира. С Гельсингфорсом он поддерживал отношения, переписывался, его посылали в заграничные командировки. Он был дворянин, воевал в старой армии, к тому же его происхождение было весьма сомнительным: наполовину финн, наполовину итальянец. Ясно, что за ним пристально следили органы ГПУ. Рано или поздно его должны были арестовать. Это случилось в декабре 1937 года.

Илмари Сусилуото, доктор политических наук: Странно, что его не арестовали раньше. Человек с родственниками за границей, бывший офицер, да ещё и специалист в области радио, который мог незаметно передать военную тайну. Конечно, Аксель Берг считался опасным.

Юрий Казаринов, заслуженный профессор ЛЭТИ: В конце 1937 года ему предъявили обвинение как врагу народа, как тогда водилось, на кафедре нем говорили шепотом. Но говорили при этом очень уважительно: «Аксель Иванович говорил, что надо сделать вот это и вот это». Все исполнялось. Студенты учились по его книжкам.

В заключении Аксель Берг провел два года и пять месяцев. «Мои предки совершили путь из варяг в греки, а я – из дворян в зэки», - позже шутил Аксель Иванович. Сила духа и чувство юмора не покидали Берга и в тюрьме. Он с помощью азбуки Морзе общался с моряками, сидевшими в соседних камерах, старался, как мог, поддерживать своих сокамерников. Хотя самому Бергу приходилось не сладко. Его пытали, сутками держали по стойке смирно, не давали спать, били.

Юрий Ерофеев, профессор, доктор технических наук: Но Аксель Иванович так и не подписал ничего, не признал себя врагом. Хотя он рассказывал такую историю. Он подписал документ о том, что состоял на службе у швейцарской военной разведки и давал шпионские сведения в пользу военно-морского флота Швейцарской республики. Следователь сразу схватил этот документ и побежал к начальству. И только потом все сообразили, что у Швейцарии флота не было и не могло быть.

В 1939 большой террор идет на спад. Фанатика Ежова на посту главы НКВД сменяет прагматик Берия. Начинается Вторая мировая война. Страна нуждается в перевооружении и обновлении военной техники. При этом огромное количество специалистов либо расстреляны, либо, как Аксель Берг, сидят по тюрьмам и лагерям.

Лев Лурье: В конце тридцатых., особенно после Советско-финской войны, стало ясно, что Красная армия отстаёт от западной прежде всего в области связи. На маневрах Черноморского флота Сталин, увидев, как плохо работает радиосвязь между кораблями и берегом, спросил Ворошилова: «Клим, а где Берг?». «Берг сидит», - ответил нарком обороны. «Освободить его немедленно», - сказал Сталин. Так Берг был освобожден. Он стал председателем специального совещания по радиолокации при Совете министров.

Юрий Ерофеев, профессор, доктор технических наук: Он вернулся домой в поношенном и помятом костюмчике. Его дочь Марина вспоминает, что прозвучал звонок в дверь, вошел какой-то уже вроде и незнакомый мужчина, но в тоже время чем-то родным от него сразу же повеяло. Он сказал: «Я реабилитирован».

Лариса Золотинкина, директор мемориального музея А.С. Попова: В это время испытывалась аппаратура «Блокада-2». Оказалось, что его знания были необходимы, поэтому его выпустили.

Юрий Казаринов, заслуженный профессор ЛЭТИ: Естественно, его приветствовали. Все обрадовались, что справедливость восторжествовала. Ему даже какую-то денежную компенсацию дали за арест, что было тогда исключением.

Акселю Бергу вернули все звания и регалии и восстановили в должности. Арест не помешал его дальнейшему продвижению по службе. Во время войны армия и флот остро нуждаются в новых средствах связи и радиолокации. По решению высшего руководства, бывший враг народа Берг переводится в Москву.

Юрий Мажоров, директор ГУП ЦНИРТИ с 1968 по 1985 гг.:
Вы, наверное, раньше слышали о том, что радиолокации у нас в начале войны не было. В армии не было локаторов, мы воевали без этого. Именно Аксель Иванович это сумел донести до высшего руководства и изменил ситуацию.

В Москве Берг сделал головокружительную карьеру, он создал институт по радиолокации, знаменитый НИИ-108, который успешно функционирует по сей день, он боролся за признание кибернетики, считавшейся лженаукой. Его точку зрения приняли, кибернетикой стали заниматься и в Советском Союзе. Многие его ученики стали выдающимися учеными. В своём дневнике Берг писал: ««Нет, жизнь прожита не напрасно. Не знаю, сколько времени мне ещё осталось жить и работать, но я горю желанием сделать ещё многое. Интерес к работе, делу у меня не остыл, признаков вялости, старости нет – только я устаю скорее, чем раньше. Но ведь я и работаю много».

Илмари Сусилуото, доктор политических наук: Аксель Берг оставался воином всю свою жизнь. Он отстаивал интересы русской науки, как когда-то славу русского флота. Для нас в Финляндии он стал своеобразным символом всего, что было хорошего в СССР, чем эта страна может гордиться.

Лев Лурье: Эта скромная мемориальная доска сообщает, что в этом доме жил Аксель Берг. Здесь не написано, что из этого дома его, арестованного, выводили, арестовывали, обрекая на пытки. Парадоксальным образом сталинский режим выжил именно благодаря тем, кого он гноил в тюрьмах, пытал или уже был готов расстрелять. Сначала надо было посадить человека, измучить, а потом использовать его в своих целях. Именно Туполев, Королев, Берг, Ландау - те, кого мучили в тюрьмах, - сумели обеспечить мощь нашей державы.


Комментарии

Комментирование закрыто