«Шлиссельбург»

28.06.2010, 8:30 Культурный слой

Крепость Шлиссельбург, заложенная в XIV веке, в течение долгих лет имела огромное военное значение. Оказавшись во владении шведов, она была отвоевана Петром Первым во время Северной войны и после этого была переименована в Ключ-город.

С начала XVIII века крепость постепенно теряла свое военное значение и стала использоваться как политическая тюрьма. Здесь сидели члены царской семьи, опальные фавориты, декабристы, народовольцы. В ХХ веке историческое значение Шлиссельбурга не вызывало никаких сомнений, однако грандиозный план по реставрации крепости, разработанный в шестидесятые годы, так и не был воплощен в жизнь.

Лев Лурье: Крепость Шлиссельбург - уникальный памятник русского зодчества, памятник фортификации, а с другой стороны - страшная темница, в которой сидели известнейшие люди. Наконец, здесь разворачивались важнейшие события начала Второй мировой войны. Эта крепость заброшена, она не восстановлена, здесь бывает очень мало туристов. Почему Шлиссельбург заброшен? Мы постараемся в этом разобраться.

Александр Марголис, историк, генеральный директор Фонда спасения Санкт-Петербурга: Достаточно вспомнить, что основана крепость в XIV веке, то есть это русское Средневековье, что она была под шведской оккупацией в течении XVII века, что с ней связана одна из самых ярких страниц Северной войны, я имею в виду штурм шведской крепости Нотербург Петром Первым . К тому же это интереснейший объект традиционного искусства, наконец, на протяжении двух веков она была государевой тюрьмой, одной из главных политических тюрем царской России. Все признают, что это памятник экстра-класса, мирового значения, так сказать, однако отношение к нему в последнее десятилетие, абсолютно неадекватное, к сожалению.

Юлия Демиденко, заместитель директора Государственного музея истории Санкт-Петербурга: Один из первых документально зафиксированных официальных дипломатических документов, Ореховецкий мирный договор между Россией и Швецией, был подписан здесь. Неслучайно даже памятный камень установлен. Один из первых российских дипломатических договоров был заключен именно здесь.

Отсель они грозили шведу. Деревянные укрепления довольно быстро превратились в каменные, и новая крепость в истоке Невы стала важным звеном в торговой и оборонительной сети сначала новгородских, а потом и московских земель.

Юлия Дьякова, научный сотрудник отдела «Шлиссельбург» Государственного музея истории Санкт-Петербурга: Были попытки штурмом взять крепость и в 1655 и в 1658 годах, это такие зафиксированные историей, когда шведы отступили, потеряв много людей. Это в шведских хрониках. Поэтому в 1612 году шведы провели длительную голодную осаду, потому что было ясно, что Орешек штурмом взять невозможно. И они взяли его вот девятимесячной голодной осадой.

Галина Игнатьева, научный сотрудник отдела «Шлиссельбург» ГМИ СПб: Только второй десант во главе с Меньшиковым привез лестницы, гвардейцы ворвались, шведы сдались, и Густав Шлиппенбах вручил ключи от крепости

Если Петербург - окно в Европу, то Орешек в буквальном смысле оказался первой брешью на территорию западных соседей.

Юлия Демиденко, заместитель директора ГМИ СПб: Не будь взятия Нотенбурга в октябре 1801 года, не было бы нашего города. Строго говоря, историю Петербурга надо начинать с истории взятия Нотенбурга войсками Петра Первого, Преображенским полком.

Антон Губанков, председатель комитета по культуре СПб: В структуре музея истории города Петропавловская крепость и Орешек - это два форпоста России на севере. И, в общем, конечно, это два объекта с одинаковой судьбой. С одной стороны, это форпосты, а с другой стороны, это политические тюрьмы.

Тогда же, в начале XVIII века, напротив крепости Орешек был основано поселение Шлиссельбург. И очень скоро там начали строительство уникальной сети обводных каналов. Каналы были необходимы для торговых караванов, которые часто страдали от штормов Ладожского озера. Маленький русский городок стал выглядеть как заправская Голландия. В XIX веке эти каналы перестроили со свойственным империи размахом.

Александр Марголис, историк, генеральный директор Фонда спасения СПб: Это такая Северная Венеция, город, покрытый сетью каналов, причем в начале XIX века к этим каналам относились очень серьезно, и там появились гранитные набережные, которые ничуть не уступают набережным Невы, и шлюзы, элегантнейшие мосты и так далее.

Между тем, сама крепость после того, как в 1704 году был основан Кронштадт, быстро потеряла свое военное значение. Еще при Петре здесь стоял большой гарнизон, но уже при его наследниках в солдатских казармах крепости Шлиссельбург появились новые обитатели.

Юлия Дьякова, научный сотрудник отдела «Шлиссельбург» ГМИ СПб: Это были опальные вельможи, сначала царедворцы, неугодные двору, Евдокия Лопухина, герцог Бирон, царевич Иван Антонович, Иван Шестой. Пожалуй, его можно назвать самым знаменитым.

Ивангород, Старая Ладога, Копорье - оказавшись в тылу, эти крепости стали никому не нужны. Шлиссельбург оказался очень удобной тюрьмой. От столицы недалеко, но в то же время не на виду,

Антон Губанков, председатель комитета по культуре СПб: В начале XIX века в Шлиссельбург, в крепость Орешек отправляли дам легкого поведения. Их собирали по всему Петербургу, кстати, среди них было очень мало славянок, в основном иностранки.

Юлия Дьякова, научный сотрудник отдела «Шлиссельбург» ГМИ СПб: Затем здесь сидели декабристы. Это была для них промежуточная мера наказания. Они несколько дней (а кто-то несколько месяцев) действительно провели в Шлиссельбурге, а потом их отправляли дальше по этапу.

Шестиметровые стены, островное положение. Этакий русский замок Иф. Сбежать отсюда было практически невозможно. Лишь однажды в1849 году это почти удалось сделать аферисту и смутьяну Александру Ромашову.

Вслед за декабристами узниками Шлиссельбурга оказались польские повстанцы и различные вольнодумцы. А после убийства Александра Второго - борцы с самодержавием, главным образом народовольцы.

Уже не замок Иф, а практически Бастилия. Шлиссельбург стал главным политической тюрьмой Российской империи. Здесь отбывали наказание особо опасные террористы с пожизненными сроками.

Юлия Дьякова, научный сотрудник отдела «Шлиссельбург» ГМИ СПб: Самый знаменитый узник из народовольцев, который сидел в этой тюрьме, это Морозов Николай Александрович. Он выдержал двадцатилетнее заключение. И совсем недавно появилась легенда о том, что именно он изобрел здесь эликсир молодости. Здесь есть некий свиток, который фиксирует рецепт этого эликсира, и кто-то его здесь нашел, и узники передавали его из уст в уста, из рук в руки, что называется. И вот поэтому история Шлиссельбурга знает несколько совершенно изумительных случаев долгожительства и долгого сидения здесь, в Шлиссельбурге.  

Николай Морозов и в самом деле пережил и заключение, и революцию, и даже Вторую Мировую. Умер он в 1946 году, в возрасте 93 лет. А вышел из тюрьмы зимой 1906 года, когда народовольцев амнистировали, и целый год камеры Шлиссельбурга простояли пустыми и были открыты для всеобщего обозрения. Правда, в 1907 году здесь снова появилась тюрьма. 

Сергей Щербович, историк: Заключенные общались. Причем в этой тюрьме политическим удалось поставить под свой контроль уголовников. Потому что это были люди не рядовые, очевидно у них были педагогические таланты.

Теперь здесь одновременно содержалось несколько сотен заключенных. Режим был сравнительно мягким. Бывшие студенты и офицеры обучали уголовников грамоте - и обычной, и политической. Тем более что в тюрьме была большая библиотека. При этом самым модным для изучения языком в тюрьме тогда был эсперанто.

Галина Игнатьева, научный сотрудник отдела «Шлиссельбург» ГМИ СПб: Все зэки увлекались эсперанто, поскольку это был международный язык, а все хотели понимать друг друга.

Освободила узников Шлиссельбурга революция, но не октябрьская, а февральская. 29 февраля делегация шлиссельбургских рабочих пришла по льду в крепость с требованием выпустить осужденных по политическим мотивам.

Сергей Щербович, историк: Был вызван узник Лихтенштат, самый авторитетный на тот момент среди них, который составил список политических заключенных, подлежащих освобождению. Вот они и были освобождены. Но когда их освободили, они потребовали, чтобы освободили и остальных. Тогда их было около шестисот человек. Это были убийцы, насильники, грабители, воры. Их построили во дворе крепости и сказали, поклянитесь, что вы убивать, грабить больше не будете. Вы сами понимаете, все поклялись. Их всех освободили. Волею восставшего народа. Так было написано в документе у каждого освобожденного.

Актив Шлиссельбургской коммуны составляли бывшие заключенные, в частности анархист Иустин Жук. Коммунары еще весной 1917 года национализировали местные предприятия и попытались организовать снабжение района, получилось не слишком хорошо. Тем не менее, Шлиссельбург и окрестности были практически независимы от центра.

Сергей Щербович, историк: Большевики до октября уезд считали своей надежной опорой. Но когда произошла Октябрьская революция, только больше половины представителей этого уездного народного комитета воздержалось от поддержки того, что произошло в Петрограде.

Но реальная власть, рабочая милиция во главе с Иустином Жуком, активно поддерживала партию Ленина. В 1919 Жук погиб под Петроградом на фронте, а республика тихо прекратила свое существование. В самой крепости в конце 1920-х открыли музей политической истории.

Александр Марголис, историк, генеральный директор Фонда спасения СПб: Первый музей в Шлиссельбурге возник еще в 1920-е годы, это был филиал Музея революции, и его создавали бывшие узники шлиссельбургской каторжной тюрьмы. 

В конце тридцатых музей закрыли, может быть, потому, что большая часть выживших узников - в прошлом эсеров, анархистов, меньшевиков - оказалась в сталинских лагерях.

Галина Игнатьева, научный сотрудник отдела «Шлиссельбург» ГМИ СПб: Почти все, кто сидел в этой тюрьме до 1917 года, потом пострадали в годы сталинских репрессий. Наверное, девяносто процентов было арестовано в 1937 году.

Оказалось, средневековая крепость может вполне неплохо сопротивляться современному оружию. Немцы так и не решились пойти на штурм острова, и им так и не удалось уничтожить укрепления Орешка.

Владимир Полухин, заведующий отделом «Шлиссельбург» ГМИ СПб: На каждый квадратный метр территории острова приходится больше металла, снарядов, пуль и так далее, чем на Невском пятачке.

Юлия Демиденко, заместитель директора ГМИ СПб: Урон крепости как памятнику культуры был нанесен, конечно, очень сильный. Очевидцы говорят, что бомбежки острова были так часты, что пыль между ними оседать не успевала. Облако красноватого тумана стояло над островом.

Крепость устояла, но за два года артобстрелов оказалась разрушена сильнее, чем за предыдущие шесть веков. 

Александр Марголис, историк, генеральный директор Фонда спасения СПб: Потому что в течение этих пятисот дней, пока шли бои, немцы прямой наводкой из большого калибра разрушали крепость и в том преуспели. Поэтому когда стали делать музей, несколько лет занимались просто расчисткой этих руин, вывозили оттуда битый кирпич, арматуру и так далее, и так далее.

После войны многие ленинградские пригороды оказались в руинах. Петергоф, Царское Село пришлось строить практически заново. Когда в конце шестидесятых ленинградские реставраторы занялись Шлиссельбургом, планы у них были обширные.

Галина Игнатьева, научный сотрудник отдела «Шлиссельбург» ГМИ СПб: По геплану Совкова предполагалось сделать секретную тюрьму народовольческую, солдатские казармы и четвертый корпус для экспозиций и коммуникаций, цитадель, башни и, если не весь канал, то хотя бы ту его часть, где был подъемный мост.

Восстановительные работы на острове оказались сложнее, чем предполагалось. Построить образцово-показательный музейный комплекс быстро не получилось, и партийное начальство быстро утратило интерес к Шлиссельбургу. Не последнюю роль здесь скорей всего сыграла идеология.

Александр Марголис, историк, генеральный директор Фонда спасения СПб: Состав узников Шлиссельбургской каторжной тюрьмы не вполне обкому партии ЦК КПСС был интересен. Потому что наряду с Александром Ильичом Ульяновым, которого там казнили, в Шлиссельбурге сидели всякие эсеры, народовольцы, меньшевики, анархисты и так далее, и так далее. Поднимать всю эту публику на щит тогда, в 60-е, 70-е, 80-е годы, совершенно не было принято, скорее наоборот, надо было поскорее о них забыть и как-то это дело затушевать. А в Шлиссельбурге это затушевать совершенно невозможно, и вот  это, конечно, сказывалось на судьбе памятника.

Юлия Демиденко, заместитель директора ГМИ СПб: Довольно много удалось сделать в советские годы: были восстановлены стены наружные почти все, деревянные ходы наверху, многие башни. Объем работ был действительно очень большой. Только дело в том, что требуется еще примерно столько же.

В советское время восстановительные работы в крепости продвигались совсем не ударными темпами. А с приходом 90-х почти полностью прекратились. Активная жизнь угасла и в самом Шлиссельбурге, в котором закрылась большая часть заводов и предприятий.

Валерий Овсянников, житель Шлиссельбурга, краевед: Последние пятнадцать лет, конечно, не всегда хорошо было, вы тоже в это время жили. Нам, простите, жалко того, что мы потеряли. Как-никак мы много сделали добрых дел и для города, и для народа, и для страны. А это как-то все ушло.

Живописный город речников превратился в довольно мрачный провинциальный угол.

Антон Губанков, председатель комитета по культуре СПб: Возрождение такого объекта, как Орешек, и привлечение значительного количества туристов, развитие инфраструктуры этого места, конечно, с нашей точки зрения, абсолютно улучшит ситуацию в Шлиссельбурге, абсолютно точно улучшит. 

Крепость в последние годы начали как-то финансировать. Однако притоку туристов мешает даже не состояние крепости, а отсутствие той самой инфраструктуры. На острове негде купить бутылку воды, на берегу в центре города не найти ни одного приличного кафе.

Александр Марголис, историк, генеральный директор Фонда спасения СПб: Если это передать в руки талантливых менеджеров тур-индустрии, все наладиться. Остров лежит на очень устойчивой водной тропе, которая ведет на Валаам, на Кижи и так далее. Я просто не понимаю, как этот объект может оказаться без средств к существованию.

Превратить крепость в современный туристический центр, радикально изменить ситуацию в городе Шлиссельбург, сделать окрестности центром водного ладожского туризма, - все это, по общему мнению, могут сделать только частные инвестиции.

Юлия Демиденко, заместитель директора ГМИ СПб: Сегодня, наконец, город готов финансировать работу в Орешке, но конечно, не в полном объеме. В полном объеме, по-моему, никто никакие работы финансировать не готов, кроме каких-нибудь безумных американских миллиардеров, которые у себя в Америке финансируют.

Антон Губанков, председатель комитета по культуре СПб: Главным образом сейчас мы рассчитываем на это частно-государственное партнерство. И на привлечение крупного инвестора. И я еще раз хочу сказать, может быть даже к нашему удивлению, интересующиеся люди находятся.

Лев Лурье: 1965 год - год рождения нашего президента Д. А. Медведева. С тех пор прошло сорок три года, за это время он успел вырасти и избраться на высший государственный пост. И в том же 1965 году началась работа по реставрации Шлиссельбурга. Успели сделать только северную стену и несколько башен. Такое ощущение, что злой рок тяготеет над крепостью. Восстановлены Петергоф, Павловск, Царское село, а это место до сих пор в полном забвении.

 


Комментарии

Комментирование закрыто