«Копить или тратить?»

31.03.2009, 17:00 Открытая студия

Потратить всё что есть, на путешествие, о котором мечтал, или спрятать деньги в носок «на чёрный день»? Какую стратегию поведения выбрать? Что делать с деньгами? Есть ли смысл вкладывать их в банки, ПИФЫ, если все эти компании не сегодня-завтра развалятся? Сильно ли мы рискуем, живя сегодняшним днём, и сразу растрачивая всё, что заработали?

Ольга Волкова: Добрый день. Как всегда по будням в это время в эфире программа «Открытая студия». Как всегда мы приветствуем вас в прямом эфире в нашей знаменитой Открытой студии в центре Петербурга.

Гость в Петербурге: директор проектов экономической Интернет-газеты «В кризис.ру» Андрей Смирнов.

Гости в Москве:
- генеральный директор консалтинговой группы «Личный капитал», финансовый консультант Владимир Степанович Савенок;
- заместитель руководителя блока «Розничный бизнес» Альфабанка Илья Владимирович Зибарев.


Ольга Волкова:
Побывала на вашем сайте и поняла, что вы настроены довольно-таки мрачно. То есть, считаете, что сейчас лучше откладывать и ни в коем случае не тратить?

Андрей Смирнов: Мы не настроены мрачно, мы просто видим всю картину в целом, мы сканируем ситуацию и в мелком, и в среднем, и в крупной бизнесе и Петербурга, и всей России. Мы видим, как настроены люди, видим некоторую растерянность у властей, причем, не только у властей России, но и в принципе у властей всех стран.

Ольга Волкова: Как настроены люди? Они скупают килограммами мыло или более смело себя ведут?

Андрей Смирнов: Есть разные категории людей, тут их нужно распределять по уровню доходов, но показательно, что люди среднего уровня доходов делают некие накопления совсем не связанные с деньгами. То есть, есть походы в магазины и закупка на черный день, и есть люди, у которых была небольшая сумма, вот эти стремятся потратить и таких, наверное, большинство. Это те люди, которые потратили то, что откладывали. Причем так, если копили на машину, то сделали ремонт, потому что ремонт дешевле машины, а если копили на ремонт, то купили бытовую технику, потому что это дешевле, чем делать ремонт. Как-то так. Все-таки у большинства людей сейчас накопления подходят к концу, а средний класс и высокий класс, у них, конечно, есть средства и для них это очень актуальный вопрос все-таки.

Ольга Волкова: А вы как думаете, лучше копить или тратить?

Андрей Смирнов: Я думаю, что, конечно, необходимо иметь эту «подушку безопасности», потому что сейчас еще далеко не черный день.

Ольга Волкова: Владимир Степанович, вы полагаете, что часть своего дохода нужно инвестировать, я права?

Владимир Степанович Савенок: Совершенно верно, я как консультант, всегда рекомендую грамотно управлять деньгами, то есть, часть доходов должна быть инвестирована. Во что - очень много инструментов, и кризис дает очень много возможностей. Но в России мы рекомендуем простые инструменты, те же банковские депозиты, методические счета, либо золото. Опять же, мы говорим о тратах. Если вы хотите потратить деньги, то почему бы не купить золото, а не холодильник.

Ольга Волкова: Владимир Степанович, знаете, если я своей маме предложу купить золото, а не холодильник, она меня, как минимум, не поймет. Вот вы говорите о таких довольно узкоспециальных вещах, вы говорите о том, что нужно диверсифицировать свои вложения. Народ в России не понимает, что такое диверсифицировать. Я могу объяснить, что это, скажем, не класть все яйца в одну корзинку. А человеку, который живет от зарплаты до зарплаты, скажем, школьному учителю, что ему делать в такой ситуации?

Владимир Степанович Савенок: То же, что любому другому человеку. Я считаю, что он должен часть своего дохода инвестировать. Пускай 10% от зарплаты он кладет на депозит в банке. Либо в рублях, либо в валюте. Опять же, лучше, наверное, иметь такую валютную корзину и в рублях, и в валюте иметь депозиты. Это очень важно, потому что действительно, как сказал коллега, черный день еще не наступил, видимо. У меня как-то был диалог с человеком, который говорил, зачем копить, если он до 50 лет может и не дожить. Я ему сказал, что действительно, если не доживешь - то копить не зачем, а если доживешь? Над этим надо думать. Кризис-то пройдет, может быть, но время такое очень тяжелое сейчас. И говорить о том, чтобы все деньги тратить сейчас, я считаю, что это самый неразумный выход.

Ольга Волкова: Илья Владимирович, не так давно Петр Авен предрек очень скорую гибель сотням российских банков. То есть, не вкладывать деньги в российские банки - это как теорема сегодня. Люди, они как себя сейчас ведут в кризис? Они вкладываются по-прежнему или уже меньше?

Илья Владимирович Зибарев: Петр Олегович, как всегда, прав. Проблема даже не в «тратить или копить», проблема - сохранить. Это сейчас основная проблема для большинства наших граждан. Им надо сохранить то, что есть сейчас, чтобы в текущем моменте было легче жить. И в будущем. Если будет хуже, тоже было бы на что жить. Для этого то, что мы видим по поведению наших клиентов, люди несут депозиты в банки. То есть, вам нужно выбрать банк, который более или менее надежный, и Петр Олегович говорил об очень большом количестве небольших банков, которые сейчас депозитные ставки достаточно высокими сделали, но вопрос в том, почему они такие высокие, когда у госбанков, у крупных федеральных банков таких ставок нет. Поэтому вопрос надежности банка - это самый важный вопрос, на который ты должен себе отвечать, когда ты несешь деньги и поручаешь их кому-то. Гнаться за +2% в прибыли не стоит, главное вложить так, чтобы эти деньги можно было всегда достать обратно и еще что-то на них заработать. Чтобы они не просто лежали мертвым грузом у вас под матрасом. То есть, сохранить в надежном месте с максимально возможным доходом.

Ольга Волкова: А в какую валюту лучше вкладываться?

Илья Владимирович Зибарев: Ну, мы сейчас видим, что тенденция, естественно, рублевая, потому что мы живем в рублевой стране. Был момент, конец года, начало года, когда очень много людей конвертировали деньги в доллары, последний тренд совершенно недавний - это евро. Мы сейчас видим, что тенденция рублевая. Но, если у нас опять начнется колебание курсов доллара или евро, то люди очень быстро поменяют свое поведение и опять начнут вкладывать в долларах или в евро.

Звонок телезрителя: Здравствуйте. Я из Смоленской области, меня зовут Геннадий Сергеевич. А вот можно ли купить или тратить сейчас деньги после 90-го года, когда кинули народ за ваучеры, в 1993 кинули за все имущество, а сейчас кинули за право на работу и на зарплату. Вот что можно после этого купить и на что может рассчитывать народ после этого? У нас в Смоленской области народ вымирает.

Андрей Смирнов: Есть такое мнение, и я сам тоже жил в эти периоды, в 1991, 1993 году, когда была возможность сохраниться, и она была в общем, общедоступная. Это были доллары. И было совершенно очевидно, что можно было вложиться в доллары или в финские марки и это было возможным и самым правильным решением. И на все кризисы ответ был один, нужно уходить в твердую валюту тех стран, которые ведут ответственную экономическую политику. Сейчас кризис общемировой, поэтому нет тех инструментов, на которые можно показать и сказать, что это будет всегда. В среднесрочной перспективе, скажу за себя, свои накопления я держу в евро. Потому что я считаю, что до октября - ноября я могу быть совершенно спокоен. Европейский Центробанк ведет политику, не вбрасывая деньги, а значит, евро будет в цене. Что будет дальше - я не знаю. Поэтому сейчас нельзя сказать людям, что есть такой инструмент или такой банк, куда нужно нести, потому что действительно были сложности. В 1991 году очень многие потеряли свои накопления, я в том числе.

Ольга Волкова: Владимир Степанович, как вы строили свое поведение в сложное время?

Владимир Степанович Савенок: Был выход единственный - это валюты. На самом деле, валюта спасла. Сейчас я рекомендую так же держать большую часть своих накоплений в валюте. Мы сейчас рекомендуем держать 10-15% в рублях. А остальное в долларах и евро, причем в равных пропорциях, потому что я, в отличие от моего коллеги, не рискую сказать, какой будет курс евро к осени или к концу года. Поэтому я сам держу в равных пропорциях эти валюты. Если суммы большие, то можно добавить еще швейцарский франк либо крону, йену, английский фунт...

Ольга Волкова: Илья Владимирович, каким должно быть поведение людей, сейчас те, которые в 1998 году многое потеряли и, возможно, они сейчас не могут встать на ноги или боятся, боятся вкладываться? Что вы думаете?

Илья Владимирович Зибарев: Да, я думаю, может. У нас есть поговорка «В банк, как на исповедь», поэтому мы и роль психологов исполняем. Я могу сказать, что у Геннадия Сергеевича ситуация сложная. Я думаю, что школьный учитель или человек, живущий в Смоленской области, не имеет возможности диверсифицировать свой портфель. У него нет больших денег, чтобы еще там раскладывать по долларам, евро и рублям, потому что надо иметь рубли, тратить мало и жить впрок. Что касается в целом совета, зная, что люди обожглись в 1998, 2001 - надо рассчитывать на себя, не ждать, что кто-то придет, поможет и объяснит. Потому что потом обвинять будет поздно и некогда. Потому что потом надо будет серьезно оценивать те компании или те банки, с кем вы работаете, не гнаться за прибылью сиюминутной. А если денег нет, то надо просто сидеть, спокойно работать, зарабатывать деньги, покупать себе еду и вообще, выкинуть из головы все эти вещи, какая валюта, потому что, если денег нет, то это не имеет значения.

Звонок телезрителя: Я звоню из Тулы. Меня зовут Валентина Алексеевна, я пенсионерка. У меня пенсия 5300 рублей. Вот как можно скопить и не тратить мою пенсию, когда еле-еле хватает на то, чтобы кое-как прожить.

Ольга Волкова: Действительно, сейчас такая ситуация, когда сотнями закрываются предприятия, люди теряют работу, и никто не застрахован от таких неприятностей.

Илья Владимирович Зибарев: Я могу предложить некий вариант. Что касается Валентины Алексеевны, я думаю, что у таких людей, у пенсионеров, есть другая задача. У них есть, как правило, какие-то накопления. Они все равно присутствуют. Потому что наши люди, особенно пенсионеры, очень прозорливы, они всегда что-то впрок держат. Поэтому очень важно, чтоб те деньги, которые человек накопил, тоже не лежали под подушкой, чтобы их не украли. Их нужно отнести в депозитарную ячейку положить, если не доверяете всевозможным продуктам. Либо просто положить в банк. Всегда все-таки что-то откладывают, даже с небольшой пенсии. Второй вариант, если до сих пор не удалось получить вычет на коммунальные платежи, то нужно, безусловно, пойти в местный муниципалитет и добиваться понижения платы за коммунальные платежи с тем, чтобы больше денег оставалось.

Ольга Волкова: Владимир Степанович, вот у вас есть теория, что, ежедневно откладывая по 150 рублей, человек через несколько лет становится миллионером. Вот возьмем Валентину Алексеевну из Тулы. 5300 рублей, я даже не знаю, сколько ей откладывать то?

Владимир Степанович Савенок: Тут, безусловно, не подходит, потому что 5300 - это не та сумма, потому что 150 рублей в день - это получается 4500 в месяц. Естественно, она не сможет столько откладывать. Тут ничего не посоветуешь, потому что это деньги, которых с трудом хватает на жизнь. Пускай будет не 150 рублей в день, пускай будет 30 рублей в день, которые можно откладывать. Опять же, если это пенсия, я считаю, что человек должен жить на эту пенсию, потому что с этих денег что-то скопить практически невозможно. Тут стоит только вопрос о сохранности тех накоплений, которые уже есть. Я бы держал в какой-нибудь валюте те накопления, которые уже есть.

Андрей Смирнов: Мы понимаем, что невозможно скопить с таких денег. Общество исходит из того, что есть семейный кодекс, и он предполагает, что у Валентины Алексеевны есть дети, которые ей помогают, она растила своих детей, а теперь они отплатят благодарностью и ее в старость поддержат ее финансово. То есть, государство исходит из такого тезиса. Если так не произошло, и по каким-то причинам детей нет, то, конечно, единственный выход - это приусадебный участок, если нет возможности подработать. И только таким образом есть и чем себя занять, и какое-то небольшое подспорье.

Интернет-вопрос: Деньги - бумажки. Лучше обменять их на вещи, знания или впечатления. По крайней мере, ценность вещей и знаний очевидна. Действительно, если не хочется откладывать жизнь на потом, хочется получить сейчас, как-то реализовать сейчас свою мечту, не опасно ли это делать? Владимир Степанович, сейчас взять кредит - это совсем неправильно?

Владимир Степанович Савенок: Наверное, это самое неправильное поведение, потому что кредит сегодня, во-первых, крайне дорогой. Вы знаете, что ставки по кредитам сейчас огромные, рублевые кредиты вообще больше 20%. Если человек рассчитает, сколько он будет платить за ту вещь, которую он купит и за те деньги, которые он возьмет, то, безусловно, он окажется в какой-то глубокой яме. И многие люди просто не рассчитывают сами сумму кредита, не рассчитывают, сколько надо будет платить за это. И, к сожалению, очень многие оказываются в какой-то финансовой яме. Я считаю, что это очень опасно сегодня.

Ольга Волкова: Но, может быть, все-таки не отказывать себе в том, что тебе хочется и взять это в кредит и потом, в случае увольнения, у тебя будет только дополнительный стимул, чтобы найти новую работу, но при этом ездить, скажем, на новой машине.

Владимир Степанович Савенок: Известное мнение. Безусловно, если у вас есть мечта - осуществляйте ее за счет собственных средств. Кредит - это последнее, что нужно, потому что сегодня найти работу не просто, наоборот идут сокращения, поэтому надеяться на то, что вы найдете более высокооплачиваемую работу, я считаю, тоже не стоит. Стоит полагаться только на себя. Если вы сегодня идете в банк и берете кредит, то вы налагаете на себя такие обязательства, которые можно не выполнить. Поэтому, если у вас у вас есть мечта, я думаю, что за счет кредита, во-первых, вы ее не выполните. С него можно какую-то мелкую мечту исполнить, скажем, купить себе новый компьютер или куда-то съездить. Если же у вас есть какая-то глобальная мечта - вам на эту глобальную мечту вряд ли банк даст деньги сегодня.

Ольга Волкова: Кто-то из американских президентов сказал, что нужно тратить меньше, чем ты зарабатываешь.

Владимир Степанович Савенок: Совершенно верно, Бенджамин Франклин сказал, что тратьте меньше, чем зарабатываете, вот это и есть философский камень. Это очень грамотное выражение, оно должно быть актуально всегда. Нельзя тратить больше, чем ты получаешь.

Ольга Волкова: А вот какой должен быть НЗ? Есть мнение, что нужно, чтобы у тебя было в запасе 3 месячных зарплаты, как минимум, на случай, если тебя уволят?

Владимир Степанович Савенок: Совершенно верно. Даже не зарплаты, а ваши трехмесячные расходы. Если ваши расходы равны вашей зарплате, тогда получается, действительно, у вас должно быть не меньше трех месячных зарплат, а лучше 6 месяцев. У некоторых людей есть такой запас на 2-3 года. То есть, люди 2-3 года могут жить на этот запас не работая. Чем больше этот запас - тем лучше. Его нужно хранить где-то в очень ликвидной форме, скажем, на счете в банке лучше, чем дома, но они должны быть доступными.

Ольга Волкова: Илья Владимирович, вот мы говорим, что нельзя брать кредиты сейчас, это опасно, что еще сейчас категорически нельзя делать?

 Илья Владимирович Зибарев: Ну, по кредитам, действительно, правильно, и мы видим по поведению наших заемщиков, что люди стали осмотрительнее, они берут меньше и более дешевые кредиты. И надо понимать сейчас, что время излишеств закончилось. То есть, если вам нужен телефон - пойдите и купите себе телефон мобильный, чтобы он был телефоном. И не нужно покупать дорогой за тысячу долларов, если вы не зарабатываете таких денег. То же самое касается и автомобилей. Если вы посмотрите на наши улицы, у нас люди ездят на автомобилях, которые стоят на порядок дороже, чем они должны были бы себе купить. Вместо обычного городского автомобиля покупается бизнес-класс. Это сплошь и рядом происходит. Поэтому сейчас нужно очень трезво оценивать свои возможности и покупать то, даже если это в кредит, что вам реально необходимо. Если вам вещь не нужна или вам хочется телевизор, а у вас его нет - купите недорогой телевизор и смотрите его. Закончится кризис, подкопите денег - купите другой. И самое важное - это смотреть на работу. Если у вас есть работа - все хорошо, но работы завтра может уже не быть и быстро ее уже не найти. Это не тот рынок труда, который был еще полгода назад. Это сложно. Поэтому надо копить, откладывать на черный день и стараться работать хорошо, не брать кредитов, либо их брать, только быть уверенными, что у вас все в порядке с работой, и вы быстро можете из этого кредита уйти. И брать кредит нужно на ликвидные вещи. То есть, если сейчас цена на квартиры пошла вниз, то покупать дорогую квартиру очень опасно. Ее ликвидность завтра будет ниже.

Звонок телезрителя: Здравствуйте. Меня зовут Владимир, я из Петербурга. Я военнослужащий, у нас молодая семья, у моей жены было накопление в Альфабанке на случай рождения ребенка. Ребенок родился, и мы уже полгода не можем забрать свои деньги из Альфабанка. Говорят, просто денег нет. Мы обращались в страховую компанию по уплате страховки, но там говорят, что отказывают в выплате 30 тысяч старушке пенсионерке... В Альфабанке нам тоже ничего не говорят, как забрать, что для этого сделать. Мы уже в прокуратуру обратились. Нашли не одного, не двух и даже не трех людей, которые тоже не могут свои деньги забрать.

Илья Владимирович Зибарев: Ну, если семье действительно не забрать деньги, я удивлен, что это был назван банк, в котором я работаю, Альфабанк даже в кризисные времена всегда выплачивал деньги, у нас проблемы с ликвидностью нет, о чем неоднократно говорится и по телевизору, и везде. Если человек хочет забрать деньги, он всегда может их забрать, это никогда не являлось проблемой, особенно, если это молодая семья по какой-то программе. Если в целом человеку в банке деньги не отдают, а такое может случиться, и президент Альфабанка об этом говорил, что это будет увеличиваться, то нужно незамедлительно идти в прокуратуру, а второе нужно помнить, что все вклады сейчас застрахованы в агентстве по страхованию вкладов. Единственное, конечно, если человек отнес деньги в тот банк, который не входит в систему страхования вкладов - это плохо. Он сам принял риск такой, и тогда он эти деньги может не получить, но в основном все крупные нормальные банки входят в эту систему, а  это значит, что до 700 тысяч рублей, в случае, если банк обанкротился и не может выплачивать, агентство по страхованию вкладов эти деньги в течение двух недель выплатит этому человеку. Поэтому не нужно вешать нос, нужно пойти в прокуратуру или в агентство по страхованию вкладов.

Ольга Волкова: У меня такое подозрение, что Владимир с женой своей уже обошли и обили кучу порогов. Может быть, мы воспользуемся служебным положением, и вы попробуете разобраться в этой проблеме?

Илья Владимирович Зибарев: С удовольствием.

Звонок телезрителя: Добрый вечер. Я звоню из Челябинска. Меня зовут Татьяна Викторовна. У меня вопрос к господину Савенку. Он сказал, что он вкладывает в рублях и в валюте. Я хотела бы спросить его, в какие банки он вкладывает, или пусть хотя бы назовет пятерочку ответственных банков. У меня вопрос не стоит, у меня пенсия 4 тысячи, но если я вдруг подзаработаю, я хочу знать, какому банку стоит отдать предпочтение.

Владимир Степанович Савенок: Я не знаю, стоит ли называть банк, потому что получается реклама банкам. На самом деле, всегда обращаю внимание, что не стоит идти и бежать в те банки, которые дают высокие проценты. Это всегда опасно. Есть банки, которые дают 12-13% по долларам. Соответственно они дают потом кредиты по 16%, 17%, 20% в валюте. Это достаточно серьезные ставки по кредитам валютным, поэтому нужно быть осторожными с этими банками. Обращайте внимание на ставки. Не стоит гнаться за большой доходностью, если у вас стоит задача сохранности средств. Вы знаете эти банки, они входят в тройку, четверку крупнейших банков России, и я ориентируюсь на эти банки.

Ольга Волкова: Если вы не хотите называть имена, может быть, этот список где-то опубликован, и можно найти эту информацию, чтобы у Татьяны Викторовны была возможность положить свои деньги и не бояться за их сохранность.

Владимир Степанович Савенок: Я назову имена, если вы не против, это те же Сбербанк, ВТБ24, Газпромбанк, Альфабанк, я считаю, что это один из лучших частных банков крупнейших. То есть, четверка лучших банков российских, я считаю, что они совершенно нормальные, надежные и те ставки, которые они платят по депозитам, подтверждают их надежность, потому что эти банки не нуждаются в капитале. Потому что банки, которые платят большие проценты - это признак того, что им нужны деньги, им нужны деньги для каких-то своих текущих нужд, из-за своих проблем возможно.

Ольга Волкова: А 20% годовых? Они, в случае чего, просто не смогут расплатиться по таким процентам?

Владимир Степанович Савенок: Да, безусловно. Они предлагают большие ставки, но вернут ли они ваши деньги уже с процентами - это уже вопрос.

Ольга Волкова: Андрей, скажите, а на вашем сайте есть информация для таких зрителей, как Татьяна Викторовна из Челябинска?

Андрей Смирнов: Да, конечно у нас есть такая информация. В первую очередь, у нас есть о проблемных банках информация. Но все-таки мое глубокое убеждение, что, давайте смотреть, сейчас кризис будет тяжелее, все эксперты с этим соглашаются, чем кризис 1998 года, когда в мире все было более или менее, а у нас все плохо. Поэтому мы быстро вышли из него, не смотря на то, что были какие-то сложности. Сейчас этот кризис на более долгий срок и давайте вспоминать 1998. У многих были счета в банках в 1998 году? Гораздо у меньшего числа людей, чем сейчас. Нужно ли доверять банкам? Не знаю. 1998 год показал, что у абсолютного большинства банков, которые казались крупными, незыблемыми, начались очень большие сложности и людям выплатили их деньги, кому через полгода, а кому и никогда. Были такие примеры. Поскольку кризис цивилизационный, поскольку неизвестно, чем он вообще закончится и восстановится ли существующая система, я бы не рискнул сейчас доверять банкам. Мне кажется, что самое оптимальное - это сделать запас, запас не только в деньгах, но и в том, что вам пригодится и иметь, безусловно, какую-то запасную площадку, чтобы у вас был какой-то приусадебный участок, оборудованный всем необходимым. Вплоть до такого. Я не настроен апокалиптично, но неизвестно, как это будет. Есть пример той же Аргентины в 2001 году, где города стали самым сложным местом для проживания. Государство самоустранилось. Нет денег, экономика рухнула, и было очень тяжело.

Ольга Волкова: К нам по телефону подключается психолог-консультант Андрей Германович Серов. Андрей Германович, как людям избавиться от страха прошлого, когда в 1998 году теряли. Сейчас многие не могут подняться на ноги и боятся вкладывать. Какие-то чисто психологические советы от вас...

Андрей Германович Серов: Хуже нет советовать в такой ситуации, потому что советчиков развелось очень много, вы сами это знаете. Многие в 1998, в 1999 году сделали карьеру на этом деле, да и в последние полгода таких советчиков развелось достаточно. Знаете, любая кризисная ситуация - это ситуация ЧП. В такой ситуации народ поступает в двух вариантах. Первый вариант - это безудержный оптимизм, с другой стороны, вторая крайность - пессимизм и апатия. Обычно рекомендуется не впадать ни в одну, ни в другую крайность, что очень свойственно многим из нас. Самый простой вариант - остановиться и чуть-чуть подумать, проанализировать, что было у тебя, не в жизни страны, а что было именно у тебя. Что было за последнее время и что тебя ожидает. Ведь есть какие-то реальные вещи, которые можно оценить спокойно и рассудительно. Так вот сесть, подумать и решить. Если ты хочешь потратить деньги на какой-то ближайший отпуск, среди моих знакомых очень много людей, которые собираются отдохнуть в этом году даже более шикарно, чем в прошлом.

Ольга Волкова: Это что значит, вернуться с новыми мыслями?

Андрей Германович Серов: Отчасти и так. У нас кидаются в крайности. Давайте все пойдем покупать плазменный телевизор, как многие делают. Почему? Потому что завтра может быть хуже, чем сегодня. Ты его кушать будешь? Если человек предполагает, что он этим телевизором может каким-то образом обеспечить свое будущее... Но повторяю, 60-70% у нас не пытаются анализировать то, что будет завтра, не пытаются анализировать, что было вчера.

Ольга Волкова: Увольняют людей сплошь и рядом, 15% в организации, где я работаю. Как избавиться от такого пессимистического настроения? Просто начать работать более интенсивно?

Андрей Германович Серов: Знаете, опять же, все зависит от каждой конкретной ситуации. И ко мне люди приходят с такими вопросами, я говорю: «Давайте вместе сядем и проанализируем, какие плюсы и минусы, почему вы держитесь за эту работу, почему вы так привязаны именно к этому рабочему месту, что вас там держало? Вы хорошо получали?  - Нет, не очень. - Вы так любили эту работу и с детства мечтали сидеть «офисным планктоном»? - Нет. - А что вас держало? - Я надеялся, что завтра будет лучше». Мы все время надеемся на то, что завтра будет лучше. Вера замечательная.

Ольга Волкова: Скажите, а кто к вам приходит чаще всего? Мне интересен возраст. Это люди, которые могут освоить что-то новое или, может быть, у них просто не осталось в жизни времени на это?

Андрей Германович Серов: Знаете, в принципе, возрастные рамки здесь разнятся от 27 и до 45-60 лет. На сегодняшний день, людей более старшего возраста, которые более сильно переживают ситуацию, конечно, их больше по объективным причинам. Хотя, опять же, у молодежи, у них нет того самого кризисного опыта, который был у нас, нет опыта 1998 года, потому что на тот момент им было 10-12 лет. Мы это пережили, у нас есть определенный опыт. Они этого не знали, они выросли в более тепличных условиях. И на сегодняшний день часть из них, в связи с тем, что она этого не знает, она пребывает в той самой эйфории, о которой я говорил, а вторая часть впадает в панику. Я им говорю: «Ребята, вам сейчас 22, 24, 25 лет. Вы молоды, у вас есть здоровье, у вас есть время, то, чего нет у людей старшего возраста. Поэтому вы сейчас можете более эффективно использовать. Если вас родители запихнули в какой-то институт и вам не нравится там учиться - вы можете сменить профессию». Да, в принципе, профессию можно сменить и в 45 и 50 лет.

Ольга Волкова: Очень интересно, можем ли мы, десятилетие проработав в одной сфере, взять и освоить что-то новое? Как вы считаете, людям сейчас стоит пробовать что-то новое, скажем, учиться играть на валютном рынке? Это можно освоить? Это вообще доступно или тот, у кого нет математического склада ума, лучше ему туда и не соваться?

Владимир Степанович Савенок: Туда никому соваться не надо.

Ольга Волкова: А есть люди, которые очень хорошо зарабатывают на этом, сейчас собираются уезжать за границу.

Владимир Степанович Савенок: У меня есть масса примеров, когда люди говорят, что они зарабатывают, а потом оказывается, что они игроки. Потом, когда говоришь: «Вот вы деньги заработали, верните их обратно», они говорят: «Извините, проиграл», хотя до этого говорил, что зарабатывал. Таких случаев у меня больше, чем случаев, когда люди зарабатывают. Поэтому, когда люди хотят сыграть на «Форексе», я им рекомендую взять сумму, которую они готовы потерять и попробовать поиграть. В моей практике я встречал пару человек, которые вроде как зарабатывают, но это меньше 1%, которые действительно играют на «Форексе». Это не то, на чем можно заработать деньги. Я уверен, что это будут дополнительные потери. Я не совсем соглашусь с психологом, сегодня не то время, чтобы искать новый род деятельности. Сегодня надо держаться за работу, если у человека есть работа, потому что считать, что рядом человек зарабатывает проще и больше - это, я считаю, совершенно неправильная точка зрения. Поэтому, чтобы освоить новое, нужно также пройти через какие-то тернии, надо научиться, набраться опыта и, опять же, надо иметь какой-то резервный капитал, чтобы все это делать. Поэтому я думаю, что сегодня не самое лучшее время для того, чтобы искать что-то новое.

Ольга Волкова: Вы согласны?

Илья Владимирович Зибарев: Мое мнение такое, что если есть запасы, нет долгов, и есть настроение, весна и хочется поискать новую работу - да, можно поискать, но глобально нужно развиваться в той компании, где ты работал. Это время для инициатив. Наоборот, нужно проявлять свои таланты. Если ты все время думал, что лучше сделал бы это вот так, что знаешь, как это сделать - иди и говори руководству, что сейчас сложно, а ты  знаешь, как продавать больше, знаешь, как новый продукт внедрить. То есть надо расти в той компании, где ты сейчас работаешь. Изменения и резкие движения сейчас ни к чему хорошему, скорее всего, не приведут.

Ольга Волкова: Андрей, а что вы думаете, человек рождается со склонностью зарабатывать деньги и с такой жилкой или это можно и приобрести и развить в себе?

Андрей Смирнов: Нет, ну конечно, можно развить все что угодно. Как говорил один телеперсонаж, нет ничего невозможного для человека с интеллектом, можно и зайца научить курить. Просто стоит ли это делать и хватит ли сил. Что касается менять работу, я совершенно точно согласен, что не надо сейчас менять работу и пытаться менять работу. Если есть идеи нового бизнеса, конечно, нужно стараться, но только в том случае, если у тебя есть запас, подушка безопасности. В принципе, я считаю, что выход сейчас такой: спокойно работать, работать там, где ты есть, и радоваться каждому рабочему дню и каждой зарплате, начисленной за этот день. Потому что послезавтра, через три месяца... мы же опрашиваем кадровые агентства, мы видим настроение людей, у людей начинается действительно депрессия и паническое настроение после того, как они 2-3 месяца ищут работу. И когда они приходят снова и снова, у нас на 1 хорошую вакансию приходит 600-700 резюме в день. Вы можете представить этот объем, просто кадровому агенту переработать, даже прочесть хотя бы одно это резюме - это одна минута. То есть, весь рабочий день уйдет на то, чтобы прочесть резюме на одну вакансию. А этих вакансий всего на 30% меньше, чем раньше, но уволенных гораздо больше. Поэтому желающих устроиться огромное число.

Интернет-мнение Бориса: Надо все, что осталось, вкладывать в личную инфраструктуру, в ремонт квартиры, дома. Если нет денег на целый дом - отремонтируйте часть. Крышу залатайте, завтра прохудится - без денег будет совсем плохо с такой крышей.

Андрей Смирнов: Не думаю, что это разумно. Ну, да, будет у вас залатана крыша. Но это ни в коем случае вас не спасет, в том числе, от голода. Это тоже не исключенный вариант, потому что у нас страна на 30% обеспечивается импортным продовольствием. Прохудится крыша - залатает подручным материалом, если будет так все плохо, полиэтиленовым мешком или рубероидом старым дедушкиным. А если вкладывать в личную инфраструктуру - что потом ты будешь делать с этой инфраструктурой? Нет. Нужно иметь запас, накопление и стараться, если инвестировать, то очень небольшую часть.

Ольга Волкова: Все-таки хорошо, когда есть крыша и не надо ее брать по ипотеке, чего сейчас уж точно не стоит делать.

Звонок телезрителя: Здравствуйте, меня зовут Геннадий Иванович, я звоню из Иркутска. Я хотел бы только задать один вопрос банкирам. Вот в 1991 году деньги обесценились, неужели трудно было найти деньги, чтобы выплатить всем людям, которые деньги заработали? Там же копейки остались, неужели копеек нет?

Илья Владимирович Зибарев: Я думаю, что все деньги, которые обесценивались, если они обесценились не по вине банкиров, а они обесценились именно не по вине банкиров, а потому что был кризис валютный, то есть, одни люди рисковали, принимали валютный риск на себя вкладчики, не надо снимать с себя вины. Если валюта изменилась, если курсы разные, значит, либо кто-то потерял, либо кто-то выиграл. Поэтому, я думаю, вопрос не совсем правильно поставлен. И, с точки зрения текущей ситуации, мне кажется, нужно уже начинать жить по средствам, покупать отечественные товары, а не дорогие импортные и, тем самым, поддерживать и соседку вашу, которая работает где-нибудь в Тамбове на предприятии, и себя тоже не обижать, покупая качественное за меньшие деньги. Тогда все будет нормально у нас в стране, и мы переживем без апокалипсических сценариев.

Ольга Волкова: Вот, премьер-министр Путин купил себе «Ниву»...

Илья Владимирович Зибарев: И правильно сделал.

Ольга Волкова: А на чем вы ездите?

Илья Владимирович Зибарев: Я на «Ауди» езжу.

Ольга Волкова: Хорошая машина.

Илья Владимирович Зибарев: Но старая, могу сказать.

Ольга Волкова: Оправдались. Более половины россиян сейчас, по опросам социологов, копят деньги, не тратят их. Возможно, Андрей, это происходит от того, что у людей просто кончились сбережения, и тот неприкосновенный запас, который они на черный день хранили? Что пишут читатели вашего сайта?

Андрей Смирнов: У нас есть с ними общение, есть разные точки зрения, но есть статистика. Действительно, в феврале даже у жителей больших городов начали заканчиваться деньги, которые были скоплены, потому что пошло падение, люди начинают жить по средствам. Пошло падение розничных продаж везде, во всех сферах, поэтому люди приходят к тому, что нужно жить по средствам. Это единственный выход, особенно в ситуации нашего государства. Коллега банкир не понял, просто речь идет о дефолте фактическом Советского Союза, когда обесценились советские рубли, и никто не возвратил. У меня на счете в сберкассе, которая стала Сбербанком, сгорело 10 тысяч рублей, я никаких валютных рисков не осуществлял, но 10 тысяч рублей были серьезные советские деньги, они откладывались на машину и, в общем, сгорели. Это действительно проблема, потому что она нивелирована через то, что, по сути, государство не взяло на себя ответственность за эти деньги и, конечно, речь шла о том, чтобы государство это сделало. А государство считает вредным давать людям деньги. Оно считает, что давать людям деньги - это вредно, потому что у нас и так высокая инфляция, немножко забывая о том, почему она высокая, что монополизированная экономика, а в принципе, это просто государственная политика и позиция. Хотя даже на днях Всемирный банк рекомендовал раздать людям деньги, в любых возможностях, в любых формах самым бедным. Они найдут на что потратить. На товары первой необходимости и, скорее всего, купят отечественные товары, потому что беднейшие слои и так считают каждую копейку, каждый рубль и не ездят на иномарках.

Ольга Волкова: Вы полагаете, что товары премиум класса все-таки будут отходить на второй план?

Андрей Смирнов: Да, я думаю, что уже это идет, импортозамещение пошло, и отечественные фирмы это чувствуют. Конечно, я считаю, что было бы неплохо беднейшим слоям населения подкинуть денег. Это лучше, чем поддерживать крупнейшие банки и заведомо нерентабельные неконкурентоспособные предприятия промышленные.

Ольга Волкова: Главный совет от вас - жить по средствам?

Андрей Смирнов: Да, это вообще лейтмотив нашей передачи.

Ольга Волкова: Владимир Степанович, я поняла, что сейчас лучше не брать кредит, что сейчас лучше не вкладываться в паевые инвестиционные фонды, чего еще сейчас не нужно делать?

Владимир Степанович Савенок: Знаете, я хотел бы предупредить людей, что не стоит полагаться на свои эмоции, потому что все мы эмоциональные и в каких-то ситуациях думаем о том, что ситуация тяжелая, лучше пойти потратить деньги, ситуация тяжелая и это потом приводит к тому, что люди несут купленные товары обратно в магазин. Это случилось в Белоруссии, когда люди после Нового года скупили холодильники, телевизоры в огромных количествах, а через 3 недели проспались и поняли, что им столько не надо. Я просто хочу предупредить.

Ольга Волкова: В Белоруссии сейчас вообще экстремально, там сейчас зарплаты луком выдают.

Илья Владимирович Зибарев: Мой совет не играть с деньгами, а копить и жить по средствам. Не надо вкладываться в «Форексы», даже в какие-то долгосрочные инвестиционные проекты, не надо туда ходить.

О программе

«Открытая студия» — актуальное общественно-политическое ток-шоу Пятого канала, выходящее в прямом эфире. Известная телеведущая Инна Карпушина — не просто компетентный собеседник и опытный интервьюер, она чувствует, пропускает через душу, сопереживает и вместе с вами ищет выход.


Комментарии

Комментирование закрыто

Мы в твиттеревконтактефейсбуке