Бизнес на беженцах

27.09.2015

На фоне проблемы с беженцами в Европе разразился еще один скандал - всплыла история беспардонного подлога, аферы, придуманной Латвией и Эстонией. История, достойная Гоголя, только речь в ней идет не о мертвых душах, а вполне здоровых, но ненастоящих беженцах. Первым о ней рассказал лидер итальянской партии «Лига Севера» Маттео Сальвини. Он утверждает, что прибалтийские страны намеренно обманывают ЕС и придумывают себе несуществующих мигрантов, выдавая за них людей с так называемыми «серыми паспортами».

И вот здесь эта история приобретает интересный оборот. Кто в Европе знает, что такое серые паспорта? Но мы ведь точно знаем. Речь идет о понятии «неграждане», которое было изобретено в Прибалтике после развала Советского Союза, чтобы отделять русских, которые переехали в эти страны из других республик СССР между 1940 и 1989 годом, от своих, коренных жителей. Именно тогда, в начале 90-х, в Латвии и Эстонии без нормальных паспортов и прав остались люди, которые родились и прожили в этих республиках всю жизнь, но чья вина была только в том, что они русские. Они были подвергнуты оскорбительной процедуре натурализации. И сегодня только в Латвии таких «неграждан» почти четверть миллиона. Это вообще тема для отдельного разговора, потому что четверть века Евросоюз закрывает на это глаза. И это при том, что любой турок или китаец, приехав в ЕС, через несколько лет честного труда и законопослушного образа жизни получит сначала право на жительство, а потом и гражданство где-нибудь в Германии или Швеции. А здесь уже 25 лет люди живут без прав и нормальных паспортов.

Однако, как пишет Маттео Сальвини, именно они вдруг пригодились! Уже много лет они являются источником дохода для правительства. И дохода немалого - в миллионы евро. Просто надо в отчетах ЕС выдать за беженцев вот этих бесправных недочеловеков. Уму непостижимо.

Как работала эта машина, и кто придумал эту аферу века - специальное расследование провел Анатолий МАЙОРОВ.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Эстонцы, какие заботливые, чай в коробочках».

Владимир, негражданин Эстонии: «Европа стала».

Об эстонской въедливости - даже к простому чайному пакетику - Владимир может говорить часами. Мы на его «точке» (у таксистов это негласная парковка), пьем горячее, ведем неспешный разговор в формате культурного обмена. «Как там, у нас?» - Владимир спрашивает чаще, чем мы успеваем отвечать. Такая она - тоска по родине, пусть только и ментальной Родине.

Владимир, негражданин Эстонии: «У меня бабушка была в концлагере Вазалема. В Питер не стала возвращаться, нашла своих детей, мою маму. Здесь я родился и всю жизнь прожил в Таллинне».

Таких как Владимир - почти 90 тысяч человек, их русские родители переехали сами или по распределению, дети родились в социалистической Эстонии. Учились в русской школе, поступили на работу, сами обзавелись семьями. Но Союз рухнул, и родина, Эстония стала независимой, а потом и не родиной совсем - по крайней мере так решили власти, отказав в гражданстве некоренным, недоэстонцам. С тех пор они - неграждане, серопаспортники, пришельцы, чужаки.

Дмитрий, негражданин Эстонии: «Люди второго сорта считаются в Эстонии. Они нас называют «тиблами» - цыпленок обозначает».

С одной стороны, неграждане платят налоги наравне с настоящими эстонцами. С другой - лишены целого ряда прав: не могут избирать парламент Ри́йгикогу, пришелец не может быть капитаном корабля, авиадиспетчером или летчиком. О въедливости титульных эстонцев по отношению к неправильным русским (а правильные русские только приезжают в магазины и рестораны Таллинна — здесь-то им всегда «добро пожаловать»), Дмитрий может говорить часами. И его словам вторит комиссариат ООН. Официальный Таллинн, так же как и Ригу правозащитники давно просят решить позорящий европейскую демократию вопрос, но прибалтийская властная верхушка будто бы этого не слышит. И только сейчас стало понятно почему. Неграждан Эстонии и Латвии больше десяти лет продавали за десятки миллионов евро. Прибалты выбивали из Евросоюза деньги на содержание и интеграцию мифических беженцев, а саму роль беженцев, ничего не подозревая, играли обладатели серых паспортов. Неправильные русские, колонизаторы, построившие в годы советской власти пол Прибалтики - оказалось, на этих русских еще можно заработать!

Андрей Мамыкин, депутат Европарламента от Латвии: «Эстонию и Латвию финансировали 4 фонда. Например, моя страна – Латвия – получила за этот период, суммарно, 34 млн. евро».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Вы за последние 10 лет получали деньги от государства?»

Владимир, негражданин Эстонии: «Нет».

Анатолий Майоров, корреспондент: «А вот должны были».

Владимир, негражданин Эстонии: «Ну, не знаю».

Наглость комбинаторов наверное никогда бы и не вскрылась, если бы Европу не захлестнула волна настоящих беженцев. Тогда все с удивлением узнали, что Прибалтика, по бумагам — уже давно кормит, греет и интегрирует в общество жителей других стран. Нет, они не из Ливии или Сирии, они свои, ну то есть почти свои... в общем, эти неправильные русские.

Дмитрий, негражданин Эстонии: «Я себя беженцем не считаю. Беженцы - это люди, которые откуда-то бегут. Государство беженцам должно выдавать жилье, что-то на питание давать, здесь этого не происходит».

Андрей Мамыкин, депутат Европарламента от Латвии: «Вспоминаешь Высоцкого. Где деньги, Зин? И могут правительство сейчас, чиновники Еврокомиссии попросить пересмотреть отчетность, могут даже попросить вернуть деньги».

Тайную встречу с журналистами депутат эстонского парламента назначил в конспиративном парке - от Рийгикогу слева, за углом. А то вдруг еще увидят, что Март Хелме - известный в Эстонии борец с коррупцией - пошел на сделку с какими-то там русскими. Узнав тему разговора, разоблачитель, правда, сам пожал плечами - где потерянные миллионы он не знает, но вот этих миллионов на самом деле еще больше, чем все думают.

Март Хэлме, депутат парламента Эстонии от Консервативной народной партии: «Для интеграции неграждан деньги мы получили, я не знаю».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Еще и на интеграцию деньги давали?»

Март Хэлме, депутат парламента Эстонии от Консервативной народной партии: «Да, по-моему, да».

Допустим, что память не подводит детектива. И тогда история получается еще невероятней. Евросоюз официально выделял деньги на неграждан. Потом Евросоюз так же официально платил за мифических беженцев в Прибалтике. Ни там, ни там деньги людям не давали, потому что и там, и там деньги выделяли на так называемых бесправных “цыплят”. Имеем уже два потерянных бюджета, оба - по одной и той же схеме. У прибалтийских чиновников - все шансы взять премию «международная афера века». Победитель получает несколько лет внеочередного отпуска на полном гособеспечении.

Сергей Переденко, правозащитник: «Сумма огромная, беженцев нет, куда ушли эти деньги. Они потратили на что-то похожее, понятно, что внутри себя, понятно, что по расценкам, которых на рынке нет».

В качестве примеров успешного освоения бюджетов можно привести разработку логотипа «Добро пожаловать в Эстонию» - за 1 миллион евро! И выпуск брошюры по правильному оформлению эстонских виз — за 45 тысяч евро! Это - открытые цифры, которых не стесняются. Но если здесь речь идет о деньгах из госбюджета, то в истории с негражданами - миллионы шли из чулка Евросоюза, с которого, как кажется, двойной спрос.

Баловство с гуманитарными деньгами уже не первый раз становится поводом для грандиозного скандала. В декабре 2014 в Северо-эстонская региональной клинике официально лечились жертвы войны на Юго-востоке Украины. На эти цели выделили 100 тысяч евро. МИД Эстонии неоднократно уверял, деньги идут исключительно на помощь гражданским, но вот по факту, оказалось, что в этом белоснежном здании лечились раненые бойцы вооруженных сил и нацбатальонов Украины и лично заместитель главного украинского националиста Дмитро Яроша. Скандал тогда задушили прямо в Таллинне, Брюссель громко не протестовал.

Таллинн. Русский дом. Концерт, посвященный дню нацменьшинств в Эстонии. Золотые слова столичного вице-мэра.

Михаил Кылварт, вице-мэр Таллинна по вопросам молодежи, спорта, культуры, интеграции и образования: «У нас нет ни нефти, ни газа, зато у нас есть 190 национальностей».

В зале - те самые неграждане, чья интеграция подарила стране или отдельным ее руководителям легкие европейские миллионы евро. При этом все довольны - серопаспортники об интеграции не знают, чиновники знают, но молчат. Пока публика наслаждается плясками народов мира, в коридоре ловим вице-мэра Таллинна. Но разговор не задается - тема скользкая.

Михаил Кылварт, вице-мэр Таллинна по вопросам молодежи, спорта, культуры, интеграции и образования: «Я не считаю нужным комментировать со своей стороны».

Один из организаторов концерта - Европейский фонд интеграции граждан третьих стран - один из старейших эстонских фондов, завязан на деньги от Евросоюза. Глава фонда по телефону пообещал дать интервью, но потом пропал. Может быть, просто закрутился и забыл? Идем в головной офис. Блондинка на ресепшне вежливо приглашает в лифт. Еще одна блондинка провожает в кабинет к начальнику. Неужели вот так - просто? Но разговор с шефом не задался - тема скользкая.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Можно записать с вами интервью?»

Дмитрий Бурнашев, глава Европейского фонда интеграции граждан третьих стран: «Вообще-то у меня собрание. Или вас это не беспокоит? Или у вас стиль такой фирменный, да?»

Никакого собрания мы, конечно, не заметили, но все-таки решили ждать. И не напрасно. Поговорив с кем-то по телефону, начальник вернулся уже в другом расположении.

Дмитрий Бурнашев, глава Европейского фонда интеграции граждан третьих стран: «Чай-кофе вам предложили?»

Анатолий Майоров, корреспондент: «Да».

Но услышав вопрос про украденные миллионы, вновь ушел в глухую оборону.

Дмитрий Бурнашев, глава Европейского фонда интеграции граждан третьих стран: «Не совсем корректно у меня это спрашивать».

С большим энтузиазмом глава фонда говорил о проделанной работе. Нет, это не хвастовство, просто констатация фактов - с нацменьшинствами работают психологи, ради гостей республики организуют культурные кафе по интеграции (интересно, что это такое?). И, главное, языковые курсы - основная статья расходов.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Вам предлагали учить язык?»

Владимир, негражданин Эстонии: «Нет, на свои деньги ты можешь учить эстонский язык».

О въедливости российских журналистов эстонские благотворители видимо не знали, но мы посетили день открытых дверей фонда - говорят, что на таких мероприятиях идет самая активная работа. Правда, шума толпы страждущих мы так и не услышали, на диванах скучали трое сотрудников фонда, на входе угощали вкусными эстонскими конфетами.

Анатолий Майоров, корреспондент: «А где люди?»

Сотрудник фонда: «Где они сейчас находятся?»

Анатолий Майоров, корреспондент: «Да».

Сотрудник фонда: «Дело в том, что, к счастью, мы добились информативности, что нам могут звонить каждый день».

Ради чистоты эксперимента хотелось бы взглянуть на сметы их расходов - сколько евро по бумагам стоят эти встречи, вкусные конфеты, языковые курсы и культурные кафе. Об этом не принято говорить вслух, но в связи с прибалтийской серой схемой Евросоюзу, видимо, все-таки придется сделать над собой усилие. Беженцы - астрономическая статья доходов, рядом с которой блекнет даже теневой фармбизнес, продающий таблетки от придуманных болезней. На беженцев замыкается и прибыль фармкомпаний, и коммерческих соцслужб. “Индустрия оказания убежища” - назвал свою книгу немецкий журналист Удо Ульфкотте, расследуя спекуляции на помощи в одной только Германии. По его подсчетам, в этой индустрии растворяются астрономические – 42 миллиарда евро в год!

Удо Ульфкотте, журналист: «Очень многие сколачивают на этом бизнесе огромные состояния. Смотрите — если раньше в Германии мы изготавливали паровозы, автомобили и электронную технику, то сегодня два с половиной миллиона людей работают в социальной и миграционной индустрии. Политики принимают решения о том, сколько денег выделяется на беженцев, одновременно многие эти политики из различных партий сидят в организациях, которые занимаются несчастными беженцами и зарабатывают на них дополнительную зарплату как менеджеры».

Но одно дело - доход на беженцах, другое - бизнес на людях-невидимках. Которых при этом сами же мнимые спасители пытаются выжить из страны. Узнав о серой схеме заработка на таких как он, негражданин Владимир почти не удивился. Свой кусок хлеба с маслом и чай в коробочке он всегда заработает в такси, а вот титульным эстонцам нужно крепко задуматься о будущем. Почти все эстонские фабрики и заводы, построенные советскими оккупантами - закрыты, работы нет, а спасать людей первого сорта в Брюсселе не очень-то хотят. За счастье для въедливых эстонцев - если еврокомиссары просто не проявят интереса к финансовой отчетности.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ