Молдавские голоса

13.11.2016

Сегодня ближе к ночи Молдавия может узнать имя своего нового президента. Для Молдавии эти выборы вполне исторические. Последний раз вот так, всенародно, главу страны здесь выбирали 20 лет назад, в прошлом веке. Потом это право получил парламент. Но депутаты в попытке выбрать удобного, а не достойного, завели страну в тупик. 

Первый тур голосования прошел две недели назад и определил двух лидеров гонки. Но чье имя будет названо сегодня? Кто станет президентом — Игорь Додон или Майя Санду, которую в Кишиневе открыто называют «американским проектом». Впрочем, уточним — старо-американским — ведь Трамп ей ничего не обещал. Несмотря на популярность на родине, Додона тихо ненавидят в Бухаресте, Киеве и Брюсселе.

Там просто уверены, что завтра его первым указом будет признание Крыма. А что еще ему предъявить, если он стоит за государственность и независимость своей страны. Его трудно продавить.

Санду же — своя, и там ждут, что она будет послушна ЕС, НАТО и кому еще скажут.  Она уже встречалась с Меркель, Туском, Юнкером. Забавно, что она даже взяла пагубный (как мы теперь знаем) прием Хиллари Клинтон — презирай соперника. Перед последними дебатами, встретившись в комнате ожидания, она даже не захотела пожать Додону руку:

Игорь Додон, кандидат на пост президента Молдавии: «Майя, вы пожмете мне руку?»

Майя Санду, кандидат на пост президента Молдавии: «Не думаю, что нам стоит лицемерить».

Но сегодня молдаване выбирают не только президента, а будущее страны. Ее идеологию, место в Европе. С чем страна пришла на эти выборы и на кого сделала ставку и есть ли шанс впервые выбрать лидера честно? Виктор ЧЕРНОГУЗ наблюдал из Кишинева события последних предвыборных дней.

 

Эта гонка за президентским креслом хотя бы формально и на время, но приблизила Молдавию к миру большой политики. Внешне все точь-в-точь как в США: 2 кандидата, мужчина и женщина. Полярные политические позиции: глобалист против консерватора. Правда, размах скромнее. Президентская кампания в целом проходит непривычно спокойно для Молдавии. Ни масштабных митингов, ни манифестаций, исчез даже палаточный городок, который простоял здесь в центре Кишинёва почти год. В основном за симпатии избирателей кандидаты борются с помощью телевизионного эфира.

Игорь Додон, кандидат на пост президента Молдавии: «Госпожа Санду, оставьте телефон. Когда вы ввели новые правила для сдачи бакалавра, наших детей, обыскивали и под юбкой, следили, чтобы у них на руках не было даже часов, а сейчас вам кто-то пишет сообщения, что нужно говорить, будьте честной хотя бы здесь. Не приходите со шпаргалкой на предвыборные дебаты».

По итогам первого тура, Игорь Додон уверенно опередил конкурента на целых 10 процентов. Возможно потому, нас в своем штабе он встретил в отличном настроении. И сразу удивил признанием: услышать от зарубежных политиков высшего уровня Крым — это Россия сейчас можно нечасто.

Игорь Додон, кандидат на пост президента Молдавии: «Весь мир понимает, что Крым российский. Да, не признал Запад юридически, понятно, но я вижу декларации кандидата в президенты США Трампа, президента Чехии и других президентов. Все нормальные люди понимают, что де-факто Крым российский , юридически еще не признанный Западом».

В контексте

24.01.2016

Игры в демократию по-быстрому

На прямой вопрос: готовы ли Вы, став президентом признать Крым частью России, Игорь Додон пока отвечает осторожно: для начала нужно решить вопрос с Приднестровьем. Болевая точка Молдовы в этой кампании опять стала разменной картой для политиков.

Юрий Роша, политолог: «И республика Молдова и Украина, я имею ввиду правящие режимы находятся под контролем американцев, так что здесь возможна довольно интересная слаженная игра».

Ее признаки проявились аккурат накануне выборов. За пару дней до голосования министр обороны Анатолий Шалару выступил со специальным заявлением: дескать, Молдова и Украина сейчас согласовывают маршрут … вывода российских миротворцев из Приднестровья. Очевидная утопичность, если не сказать резче, таких планов молдавских друзей НАТО не смущает. Ведь таким образом можно и лояльность альянсу продемонстрировать, и доморощенных националистов потешить. Ну, а то, что Россию никто не спрашивал - так это вообще дело десятое. 

Игорь Тулянцев, председатель движения «Родина-Еврозийский союз»: «Нынешний альянс за так называемую европейскую интеграцию выводит деньги из страны, поэтому чтобы сместить акценты, естественно, нужно кого-то обвинить, а легче всего кричать на угрозу со стороны Приднестровья, русскую армию и тому подобное».

Вообще, отношения с Россией, конечно, один из ключевых вопросов нынешней кампании. Именно он определяет основные различия между кандидатами.

Игорь Додон, кандидат на пост президента Молдавии: «Мы открыто выступаем за дружеские отношения с РФ, у президента нет полномочий отменять соглашение с Европой, потому что по конституции он этого сделать не может. Но президент может запустить референдум по геополитическому вектору, чтобы люди высказались. И мы это сделаем».

Майя Санду ориентируется на Евросоюз и США, конечно. Выпускница гарвардской школы управления, многолетний сотрудник Всемирного банка — в Молдавию пару лет назад она приехала аккурат из Вашингтона. Таких еще называют «политик из пробирки» -  их массово готовят для постсоветских стран по ту сторону океана. Характерная деталь: у кандидата на высший в Молдавии пост 2 гражданства: молдавское и румынское. Причем отказываться от последнего Санду не намерена. На дебатах ее прямо спросили: значит ли все это, что Вы готовы осуществить давнюю мечту румынских националистов и начать процесс объединения двух стран? Санду ответила вполне красноречиво.

Майя Санду, кандидат на пост президента Молдавии: «Я уже говорила в одной передаче. Если бы прошел референдум, я бы проголосовала «за». Но это моя личная позиция как гражданина, а не позиция формирования. Позиция партии заключается в том, что мы обещаем только то, что реально сделать на данный момент».

И действительно: как бы не хотелось присоединить Молдавию к Румынии, создав так называемую унию, пока этот проект из области ненаучной фантастики. Во много благодаря одному из регионов страны. Помимо Приднестровья на пути части молдавского общества к евроинтеграции есть еще одно препятствие: автономная Гагаузния. Уникальный край, о котором мало кто знает. Вот уже 2 сотни лет здесь живут потомки турок и болгар. Которые при этом в большинстве своем являются ярыми патриотами России. Гагаузы доказали это в феврале 2014-го. Тогда, после подписания соглашения об ассоциации с ЕС, автономия организовала свой референдум. Результаты шокировали правящую верхушку в Кишинёве: 96 процентов выступили за вступление Молдавии в таможенный союз, столько же за право Гагаузии « на внешнее самоопределение», то есть отделение, в случае, если официальные власти таки решатся на интеграцию с Румынией.

Ирина Влах, глава Гагаузии: «Результат сам за себя ответил, он остановил очень многие процессы, которые назвали, руководство страны поняли, что гагаузский район не единственный поддерживает суверенитет и независимость страны, но мы оказались единственными, кто сказал об этом вслух».

Помимо политических бонусов: теперь гагаузы могут не опасаться насильственной румынизации, ориентация на Россию принесла и практическую пользу. Сейчас край — единственный регион Молдавии, который продолжает поставки продукции в нашу страну.

Виктор Черногу, корреспондент: «Вот это сургуч?»

Константин Сибов, директор компании по производству вина: «Да это сургуч, дело в том, что вот здесь пробка чтобы она не сохла. Этот продукт может храниться очень долго».

Знаменитые винные подвалы Молдавии. Только на этом заводе одновременно хранится 10 000 тонн сухого и полусладкого. География поставок: от Куала — Лумпур до Ганы. Но, конечно, Россия рынок номер 1. Работать на котором — мечта любого молдавского производителя, особенно после опыта сотрудничества с европейскими партнерами.

Константин Сибов, директор компании по производству вина: «Они берут наши продукты снимают со стеллажей, там где мы залистенгованы, говорят, что они некачественные, мы потом, когда возвращают продукцию сдаем ее в лаборатории сюда, в Москву, Париж, получаем оттуда результат, что продукт качественный».

Для остальной Молдовы ассоциация с ЕС, а значит, отказ от Таможенного союза и российского рынка обернулся не только миллиардными убытками. Коллапс молдавской экономики и введение безвизового режима с Европой - всё это сказалось на целом поколении, которое «проголосовало ногами».

Елена Радовец, житель Молдавии: «Вот моя Влада в сколенской школе первый класс. Потом она уехала туда».

Туда — это в Италию, конечно, там уже давно живут внучки Елена Андреевны. Уехали с родителями еще несколько лет назад, при первой возможности. По примерным подсчетам, так поступила почти треть населения. Удачной карьерой похвастаться могут немногие: работают уборщицами, горничными, сиделками. Но даже такое место найти непросто.

Елена Радовец, житель Молдавии: «Я переживаю, что ты делаешь с девочками только муж работает? Они говорят в Италии мы не умираем с голода».

Конечно, они созваниваются, дочери регулярно присылают из Италии подарки, недавно вот дорогую икону передали, так что Елена Андреевна все еще верит: они когда-нибудь приедут обратно. О том, что возвращаться в страну, где зарплата в 200 евро считается высокой, смысла нет, ей пока так и не решились рассказать.

Елена Радовец, житель Молдавии: «Младшая сказала что она вернется. Просто она не хочет жить за границей».

Сейчас только в России живет около 600 тысяч граждан Молдавии, потенциально они могли бы стать одним из решающих факторов на этих выборах. Могли, но не стали, благодаря незатейливым фокусам Центризбиркома Молдовы. Которыйсогласовал в общей сложности открытие 100 участков для голосования. В России - целых восемь, на каждый выделенооколо 3 000 бюллетеней. Такая вот занимательная предвыборная арифметика.

Георгий Пара, председатель молдавской диаспоры в Санкт-Петербурге: «На 8 избирательных участков выделено по 3 тысячи бюллетеней. Это 24 тысячи. Получается 24 тысячи, у нас в РФ работает 24 000 граждан республики Молдова? Для того сделано, чтобы люди не могли прийти проголосовать и отдать свой голос».

Смирится ли проигравший с итогом выборов? Начнутся ли уличные протесты и митинги? Вопросы, на которые пока определенно никто не может ответить. Ясно лишь, что при любом исходе, страну ждут глобальные перемены. Оба кандидата уже пообещали не останавливаться на достигнутом и сделать все возможное, чтобы организовать досрочные парламентские выборы

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ