Интервью с Pompeya: о мировом турне, Киркорове и «Казантипе»

, 7:01 Эксклюзивное интервью 786

Гитарист Роmреуа Денис Агафонов, барабанщик Дмитрий Винников и солист Даниил Брод дали небольшое интервью Пятому каналу перед выступлением на фестивале в Петербурге.

Pompeya — представители российского инди-рока с англоязычными песнями, нередко записанными в США. Группа популярна не только в России, скорее даже не столько в России, сколько за рубежом. В 2019 году у Pompeya запланировано большое турне по странам Европы и Азии.

В начале января группа выступала в Петербурге на музыкальном фестивале One Love. На вопросы Пятого канала ответили гитарист Денис Агафонов, барабанщик Дмитрий Винников и солист Даниил Брод. Беседу вела корреспондент Влада Гракова.

— Ваш последний альбом «Dreamers» был записан в США, верно?

Брод: Он написан (музыка и слова) и записан там. В то время как предыдущие альбомы мы могли сочинить в России, а записать в США. Или сочинить там, а записать в России. У нас не было такого до последнего альбома, чтобы мы полностью весь процесс осуществили за пределами родины. Ррррродины!

— Новый релиз тоже станет полностью «американским»?

Брод: Не факт! Например, мы комфортно себя чувствуем в деревне, куда ездим уже несколько недель и пишем там музыку. Тогда мы решили так, сейчас складывается иначе.

— Будут интересные фишечки на альбоме?

Агафонов: Мне кажется, все фишечки, которые мы могли из себя вытащить, мы их в «Dreamers» использовали. Один фит с рэпером, одна балладная песня, несколько боевиков. По-моему, по фишечкам там всё более-менее соблюдено. Думаю, в 2019 году мы вряд ли фит запишем с рэперами, вот и всё.

Винников: C другой стороны, может поедем в Китай и китайцы привнесут фишечки интересные.

Брод: Да, наш главный мотив лейтмотив наступившего года, что мы будем очень много гастролировать в разных странах; больше, чем раньше. То есть мы впервые поедем в Азию, в Китай. Мы впервые поедем в Европу. Ездили туда до этого, но точечно, а в этот раз большой последовательный тур.

Агафонов: Более 15 стран европейских включительно сейчас. Не могу сказать точно, все ли подтвердятся, но в списке больше 15 стран. Точно подтвердились Испания, Италия, Финляндия, Швеция и Бельгия. Остальные соответственно — Швейцария и еще какие-то страны Восточной Европы, они в процессе. Еще Чехия должна подтвердиться, в общем много.

— Назовите лучший альбом 2018 года

Брод: Русскоязычный пускай будет Монеточка (альбом «Раскраски для взрослых» — Прим. ред.), так как ее и так все назвали. Раз все назвали, так зачем сопротивляться, но это лично мое мнение. Хотя даже когда я слушаю русскую музыку, я всё равно предпочитаю послушать что-то из 80-х.

Винников: Очень хороший саксофонист Камаши Вашингтон. Очень много последнее время качественной, хорошей музыки зарубежная сцена выпускает. К сожалению, за нашей я слежу гораздо меньше.

Новый клип группы на песню «Do». YouTube / Pompeya

— Какие у вас музыкальные ориентиры?

Брод: Как музыкант, каждый из нас ориентируется на что-то свое, но как группа наш ориентир лежит в районе 80-х годов и плюс-минус несколько лет, то есть с середины 70-х по начало 90-х. Вот в этом отрезке времени в разных жанрах, но преимущественно гитарных и немножко ньювейвовых синтезаторов было создано такое количество красивой, приятной музыки, которая и составляет основу нашего жанра. Который мы пытаемся воспроизводить и возвращать к жизни. Для нас это естественный жанр.

— В детстве вы, Даниил, вдохновлялись Цоем. А сегодня кем вдохновляетесь?

Брод: Есть большая разница, когда на тебя оказывает влияние какая-то музыка в семь лет и, скажем, в 30 лет. Сейчас мы слушаем музыку ретроспективно, мы откапываем новые альбомы из забытых музыкантов или из того, что мы когда-то пропустили. Я, например, не перестаю удивляться, сколько там еще лежит интересного. А можно же вообще копнуть в какие-нибудь 40-е!

Столько интересной музыки! Мы сейчас живем в эпоху, когда всё доступно, то есть ты можешь себе устроить вечер 70-х: просто в YouTube изучать исключительно, что было тогда, и тебе даже не хватит вечера. Ты можешь быть целый месяц погружен, это очень здорово. Это прерогатива, которую мы, современники, имеем по сравнению с нашими предшественниками, которые вынуждены были гоняться за каждой пластинкой, за кассетами, что-то там переписывать.

Агафонов: Но в этом тоже есть определенная прелесть, потому что раньше, еще когда интернет не был так популярен, хорошие альбомы, артисты искались где-нибудь через друзей-меломанов или на той же Горбушке в Москве. И было особенное волшебство, когда ты приезжаешь, спускаешь свои деньги на пять-шесть дисков и просто месяц записываешь на мозговую корку все песни. Настолько впитываешь материал каждого альбома!

А сейчас ознакомление идет более поверхностное. Люди не прослушивают альбомы; они слушают стримы, потоки, одну-две песни. Тенденция 2019–2020 годов: я всё больше натыкаюсь в музыкальной журналистике, что заканчивается эпоха альбомов, сейчас будут сплошные синглы, би-сайды, демоверсии и вообще бог знает что.

Брод: Мы занимаемся переизданием своего детства музыкального, какого-то подсознательного. Потому что парадоксальным образом единственная музыка из 80-х, которую я слушал в детстве, это была группа «Кино», а потом, уже в 90-х, я слушал современную музыку. На то время это была альтернативная музыка. А теперь я стал слушать совсем старую музыку, еще до своего рождения.

— Вы выступали на «Казантипе» в Крыму, в 2011 году. Как это было?

Брод: Мы вообще не были никогда особо рейверами в классическом понимании. В своем собственном (понимании — Прим. ред.) мы, конечно, те еще рейверы, но там у нас был экспириенс (опыт — Прим. ред.). Мы приехали как лайв-группа, что, в принципе, необычно было для «Казантипа». Там была отдельная сцена, где выступали лайв-группы.

Pompeya на «Казантипе» в 2011 году. Источник: YouTube / Йосип

Всё, что мне запомнилось, это то, что когда мы пришли на эту сцену, я задался вопросом: «А где люди? С какого черта эти люди вдруг придут?» Но, видимо, так устроен весь вайб этого мероприятия, что люди туда-сюда как-то мигрируют, и когда мы начали играть, чудесным образом полный пляж забился людьми.

Агафонов: Мы были там три или четыре дня. Это было здорово, потому что там было очень много наших коллег и друзей. Они постоянно приезжали и уезжали, поток постоянно сменялся. Было очень весело, пьяно, естественно, по-летнему здорово.

Могу сказать, что в целом рейв-сцена для нас загадка. Мы шли на ощупь, особенно в 2011 году, с учетом нашей не совсем рейверской музыки. Но само понимание восприятия аудитории, которая любит техно, хаус и так далее… Они, как сказал Даня ранее, настолько живо отреагировали на наш концерт, что мы почесали затылки и подумали, что можем, оказывается, как-то друг с другом соприкасаться. В итоге могу сказать, что это было классное время, прямо отличное.

Брод: Это был год, когда у нас впервые начали появляться ремиксы. Это было интересное впечатление, когда я заходил в какой-то шатер, где играл диджей-сет, и вдруг начинали играть наши миксы. А так вообще мы вели себя хорошо, мы не буянили.

— Новый год вы чаще справляете в США или РФ?

Брод: Я два раза справлял в США, в прошлом и позапрошлом. И оба раза это сделал осознанно. Не могу сказать, что это было супер весело, потому что в США основной праздник — Рождество, а Новый год постольку-поскольку. Мы праздновали с русскими друзьями, поэтому у нас был как бы русский Новый год с оливьехой. Но там было два американца, и у них были стейки. Так что было странно: у нас было оливье и барбекю.

— Смотрели «Голубого Урганта» перед Новым годом?

Агафонов: Я наслышан об этом эксперименте, или как это назвать? Но могу только по разговорам судить, что два противоположных мнения. Одни говорят, что очень здорово и хорошая канва юмора прослеживается, интересный, свежий взгляд на старое, а другие говорят, что это не очень хороший эксперимент и надеются, что его больше не будет.

Брод: Но все сходятся в том, что Киркоров очень хорошо зашел в конце! Это действительно остроумно было.

Агафонов: Да, если мы говорим о Киркорове, то я тоже удивлен. Этот человек-персонаж очень многогранен оказался.

Брод: Во все тренды умеет вписаться!

Агафонов: Причем сначала это было смешно и глупо, а сейчас… это глупо и смешно!

Брод: Вот ты, кстати, правильно сказал, что смешно. Здорово, что мы обсуждаем Киркорова! Но, как мне кажется, основная особенность его и почему он может вписываться во все тренды, потому что он очень самоироничный. Как бы везде вписывается, шутя и смеясь над собой, а это билет в любой тренд.

Агафонов: Вот! Это отличный конец для нашего диалога. Пользуясь случаем, хочу пожелать всем в Новом году не быть самокритичными, быть ироничными, то есть максимально с юмором отнестись к себе, ко всем людям и к ситуациям, которые вокруг происходят.

Это говорит человек, который очень серьезный, на самом деле, по жизни. Поэтому я сам в последнее время ощущаю на себе магию иронии, юмора. Если всё это пропускать через себя, не давать выход негативным эмоциям, подумать, остановиться и всё в шутку превратить, становится намного легче жить.

Ранее на вопросы Пятого канала ответила группа СБПЧ.


Читайте также

Только в нашей группе в ОK!Больше фото и видео, опросы, живое общение
и не только серьёзные новости!

Последние новости

6:30
6:16
6:01
5:50
5:39
5:27
5:15
5:01
4:45
4:14
3:30
2:47
2:13
1:52
1:50
1:20
0:51
0:15
0:03
23:59

ВСЕ НОВОСТИ



Новости СМИ2

Новости Лентаинформ


Комментарии

Войдите, чтобы написать:

Через социальные сети

Забыли пароль?

Войти

ВконтактеFacebook



Новости канала

Шоу «Алые паруса 2018 » и «Марафон добра» получили первое место одной из самых престижных премий BEMA, а онлайн-кастинг к сериалу «Свои» получил почетное третье место!

5-tv.ru

Цифры дня

9 февраля итоговый выпуск программы «Известия. Главное» принёс Пятому каналу почётное второе место среди всех федеральных телеканалов с долей 8,9% в аудитории «Все 25-59 с высоким доходом».

Для рекламодателей

Пресса о компании

Пятый канал выиграл в трех номинациях на премии Best experience marketing awards (BEMA-2018). Награждение прошло в субботу, 16 февраля.

5-tv.ru

Реклама