1. Пятый канал
  2. Годы идут — стена остается: 30 лет назад рухнула Берлинская стена

Годы идут — стена остается: 30 лет назад рухнула Берлинская стена

, 18:38 Эфирная новость 189

Здесь еще можно купить памятную монету про объединение Германии. Правда нужно помнить, что у каждой монеты две стороны.

9 ноября, 30 лет назад рухнула Берлинская стена. Это стало началом объединения Восточной и Западной Германии. Многие еще уверены, что это событие заложило фундамент современного Европейского союза.

Уже в 1961-м году, когда в основание стены лег первый камень, мир впервые столкнулся с невиданным ранее социальным экспериментом. В один миг по разные стороны оказались люди со схожей ментальностью, воспитанием и психологией.

На протяжении ближайших почти сорока лет ФРГ впитала в себя все блага развитого капитализма — от мерседесов и кока-колы до небоскребов и открытых границ. В это время ГДР шла путем построения социализма, с ярким коммунистическим оттенком — плановая экономика, а еще стандартизация всего — от архитектуры до предметов быта и жизненного уклада. Естественно, все это откладывало отпечаток на характер людей.

И вот — падение железного занавеса! Начало новой эпохи! Но когда эйфория прошла вдруг выяснилось, что долгожданное воссоединение немецкого народа — это движение в одну сторону. «Восточные» немцы или, как их называют «осси», оказались людьми второго сорта по сравнению с «весси» — западными немцами. На востоке закрыли крупные предприятия. Вчерашние руководители и профессионалы превратились в таксистов и дворников.

Началась массовая безработица. Люди хлынули на запад. Фактически они разделили судьбу турецких гастарбайтеров. До сих пор среднегодовой доход западников в два раза выше, чем восточников. Да и пенсия на Востоке значительно меньше.

И за тридцать лет ситуация не изменилась, а только ухудшилась. Не случайно в немецком обществе усилились «левые» настроения. Это ведь, как расизм в США, который пытаются искоренить, но генетическую память не обмануть. А еще смотрите, как это похоже на то, что происходит сейчас во всем Евросоюзе. Страны-вассалы, потоки мигрантов, «левацкие» движения. О духе свободы и новой жизни сейчас напоминает лишь знаменитый контрольно-пропускной пункт «Чарли». Да горы сувениров вокруг. И здесь еще можно купить памятную монету про объединение Германии. Правда нужно помнить, что у каждой монеты две стороны.

Максим Облендер прямо из столицы Германии объединенной, но, похоже так и не объединившейся.

Это сегодня, спустя 30 лет, после падения Берлинской стены можно вот так запросто взять навести смартфон на пустое поле и увидеть, как она выглядела. 45 километров внутри города, 100 по периметру — на популярном в столице средстве передвижения — велосипеде не объедешь и за несколько дней. Немцы с одной и с другой стороны стены, все это помнят без всяких гаджетов. Ну а слова «я из ФРГ», или я «ГДРовец» и сегодня остаются поводом для споров и ностальгии».

Или «остальгии», как называют здесь память о всем, что было в восточной Германии. В городке, что в 50 километрах от Берлина и сегодня своя ГДР размером с футбольный стадион. Здесь и продукты питания те самые, и мебель, и игрушки те — железная дорога, о которой мечтал каждый советский мальчишка. Есть даже площадь Ленина, как положено, с бюстом Ильича.

«У дас даже пиво тех лет, правда не оригинальное, но этикетка та самая», — вспоминает коллекционер Гюнтер Вер.

Содержать такую «оккупированную» территорию — дело дорогое, одна раритетная машина может стоить десятки тысяч евро, а у него их около сотни и почти все на ходу. Музей безумно популярен у туристов. Таких же «остальгирующих». Они и покрывают расходы, покупая билеты, только не в дойчмарках, а евро.

«Граница до сих пор существует в головах. Нас, живущих в ГДР, называют чуть ли не мигрантами и немцами второго сорта — это не способствует объединению и совместному взгляду на будущее», — говорит Вер.

Мимо «Братского поцелуя» ист-сайдской галереи, мимо торговцев советскими сувенирами — к чек-поинту «Чарли» — символу свободы. Здесь в музее Берлинской стены не принято говорить об идеологии, якобы все за себя скажут экспонаты. Но говорят они одно.

«ГДР не способна была дальше жить ни экономически, ни политически. Разруха, которая там царила — привела к исчезновению ГДР. Так же, как она привела к исчезновению Советского союза. И те остатки, которые от нее остались, их можно назвать остатками только. А как их еще назвать? Этот экспонат — это воздушный шар, который человек построил для побега. У него было четверо маленьких детей, четверо взрослых. Две семьи, всего восемь человек», — рассказывает директор музея Берлинской стены Александра Хильдербранд.

Самодельная подводная лодка. Бронированный автомобиль, тайники в чемоданах и машинах — что угодно, лишь бы попасть на манящую западную сторону. Даже… мех тюленя!

«И вдруг в глазах пограничника появилось то странное выражение. Должно быть — это тюлень, подарок моей мамы. Этакий спасательный мой жилет», — рассказывает Вера Деррир-Брейтвизер.

Это ее стихи, это на нее — разодетую немку Веру Брейтвизер с завистью смотрели пограничники. Зимой 1961-го западные друзья передали ей настоящий швейцарский паспорт. Чужое имя, похожее фото.

«Все: нижнее белье, одежда, мне сказали, должно было быть западное, чтобы не заподозрили. У меня как раз был мех тюленя — подарок мамы. Друзья дали карту и показали. Вот — Швейцария, тут ты, если что живешь, сказали, как меня зовут. Сильвия Нюш!» — вспоминает Вера.

Ей повезло — проскочила, а с Сильвией, той, что дала свой паспорт они несколько раз встречались в годовщину падения стены. Сейчас ей 85 — праздники смотрит по телевизору.

«Он мужественно осудил величайшую угрозу этой советской империи, империи зла! Он знал, что вместо защиты прав своих граждан, с ними жестоко обращались!» — заявляет с экрана госсекретарь США Майкл Помпео.

Правда бронзовый Рейган появился лишь на балконе консульства штатов. Согласовать установку статуи на одной из улиц так и не смогли, да и вообще с немецкой стороны ее устанавливать никто и не просил. Время всеобщего ликования и громких речей в духе: «Господин Горбачев, снесите наконец эту стену» прошло. А люди думают все так же по-разному.

«Праздник традиционный, он останется. Но уже сейчас политики в своих заявлениях, в газетах говорят, что восточные немцы — националисты, глуповатые, расисты, они голосуют не так как запад, не за те партии. В общем-то, пользуясь своим гражданским демократическим правом. Делают то, что им велит сердце!» — говорит депутат бундестага Германии Вальдемар Гердт.

Одним оно велит, например, продолжать выпускать ежедневную социалистическую газету. И читают ее в основном «осси» — то есть восточные немцы. Другим — готовить к празднику экскурсии. Тема — любимая на западе — как страдали геи и лесбиянки в патриархальном Берлине.

«В ГДР было четкое понимание, каким должно быть будущее страны. Семья — отец, мать, дети. Квартира. И все были подобными клонами. Кто не хотел жить так — был вне системы. Если вы думаете, что после объединения мы на востоке резко стали лучше жить, это не так. Богачи стали жить лучше, но они неплохо жили и до объединения», — вспоминает сопредседатель первой в ГДР группы ЛГБТ Петер Рауш.

Впрочем, воспоминания о бесплатном образовании, медицине, ценах на тот же бензин которые могли держаться годами, даже у угнетенных восточных меньшинств сегодня вызывают латентный приступ патриотизма. Последствия падения стены, причины для ее возведения — тема, которую будут обсуждать еще долгие годы, пока есть те, кто помнит те события

«Это было внезапно. Падение стены свершилось так неожиданно. И то, что это произойдет таким образом, никто даже не мечтал. Это было просто замечательно пережить это и видеть, как радуются люди, было много спонтанных сцен. Я сам переступил эту границу 10 ноября вечером. Нас все приветствовали. Через пару часов мы вернулись, но это было прекрасно — ощущалась солидарность, дружелюбие между гражданами восточного и западного Берлина. Это неописуемо», — вспоминает события того исторического дня статсекретарь министерства иностранных дел ГДР Хельмут Домке.

Осталось ли дружелюбие между «осси» и «весси» вопрос, на который ответ мы получим еще не скоро. Пока Берлинская стена не разобрана до мельчайшего камушка. Они здесь, кстати, в цене. Маленький — 15 евро. Большая глыба — 600-700. А разбирать плиты на сувениры, предстоит непомерно долго, только у этого магазина на складе 200 метров стены. Как маленький бонус от востока западу уже в объединенной Германии. Объединенной, но не единой.


Читайте также


Последние новости

13:15
13:12
13:04
12:49
12:39
12:33

Сейчас читают



Новости СМИ2


Комментарии

Войдите, чтобы написать:

Через социальные сети

Забыли пароль?

Войти