Паутина лжи

31 января

Статистика говорит, что 60 процентов людей указывают основным каналом получения слухов интернет и разного рода СМИ. Почти 70 - сталкиваются со слухами при общении с коллегами по работе, приятелями и соседями. 20 процентов цепляют их в транспорте, на улице и в очередях. А значит тот, кто владеет технологией, может «продать» нам все. Подсадить на любой слух, достоверный, недостоверный, агрессивный, разобщающий. А далее эта фальшивка уже живет по законам вируса: кто-то прочел, пересказал, и вот уже понеслась по городам и весям тревога, что дело плохо, а правды от этой власти не услышать.

Что ж, на смену оружию массового поражения пришла армия блоггеров и райтеров. Наш политический обозреватель Виталий ВОРОНИН изучал технологию создания искаженного пространства.

В библиотеке горно-экономического колледжа Воркуты недавно появились уникальные издания. Книги - фениксы. Таких на весь мир 53. Если верить новостям, эти издания были сожжены и получается, восстали из пепла.

Сергей Кравцов, исполняющий обязанности директора Воркутинского Горно-Экономического Колледжа: «Книги все на месте, никто ничего не сжигал, ничего с ними не делал».

Это был самый яркий инфовброс начала года. СМИ облетела новость - в республике Коми сожгли "идеологически вредные книги". Сенсацию перепечатали десятки вполне солидных и авторитетных изданий. Некоторые добавляли наспех найденные в архивах, подобранные по смыслу фотокарточки. Для драматизма. На утку попались не только журналисты, скандал прокомментировали депутаты и министр культуры. Наконец, "Радио свободы" раструбило об этом на весь мир. Комментаторы, без устал вспоминали фашистов, 1933 год и костры из книг. А всё это началось с ошибки чиновников и банального журналистского вранья.

Семен Мостуненко, член Общественной палаты Республики Коми: «Я поехал посмотреть, так ли это было, сожжены ли книги».

Первое опровержение опубликовал активист-общественник, он не только съездил на место и проверил информацию, но также установил, что скандал с книгами раскрутили в местном издании «Семью семь». Журналисты якобы цитировали справку местного министерства образования. В которой черным по белому написано - литература американского фонда Сороса уничтожена «путем сожжения». Для большей убедительности снабдили статью рассказом библиотекаря о том, как это - опять же, якобы – происходило прямо «во дворе учебного заведения». Чиновники потом долго и путано объясняли, что в бумаге - чудовищная ошибка, а Елена Васильева - та самая сотрудница библиотеки - до сих пор не может понять, зачем ей приписали слова о кострах из книг, если тома не покидали своих полок.

Елена Васильева, заведующая библиотекой Воркутинского Горно-Экономического колледжа: «Вы можете обратить внимание – учебники 10 класса 1970х-80х годов, они не сожжены, они находятся в этой кладовке».

И вот любопытная деталь - секретарь наблюдательного совета издания, которое опубликовало эту информацию, правозащитник Игорь Сажин. А один из спонсоров его портала - Фонд Сороса. Теперь всё становится чуть понятнее.

Игорь Сажин, член Общественной наблюдательной комиссии Республики Коми, правозащитник: «Важная вещь - это добросовестность или профессионализм».

Это всего лишь один пример работы универсальной технологии, благодаря которой и вброс из маленького воркутинского издания, и заказной фильм BBC про коррупцию в высших эшелонах власти России, и любой фейк из Интернета может получить максимальное распространение. Вот история прошлой недели - вброс под названием «правда о свином гриппе».

Голосовое сообщение: «Тревогу бьют по полной программе все врачи абсолютно. Не шучу».

Тревожный сигнал якобы женщины-врача всколыхнул Дагестан. Сотни тысяч человек получили в виде СМС или через группы в социальных сетях одно и то же сообщение.

Мадина Асадулаева, студент Дагестанского государственного университета: «Да, я среди многих, кто получал эти сообщения. Могу продемонстрировать».

И вот, его клоны разлетаются по всей России – всю "правду о свином гриппе на Ставрополье" узнали жители и в соседнем крае, информационный вброс и здесь породил волну слухов.

Местный житель: «В Черкесске слышала, что 12 человек умерло».

Покупатель: «6, 9, и 16, слышала, умерло».

Пенсионер: «47 умерло».

На самом деле в Дагестане на тот момент было 5 смертей от гриппа, на Ставрополье - 8. Но вброс обернулся настоящей эпидемией, лже-врачи объявились в Краснодарском крае, Ростовской, Воронежской, Курской, Брянской областях, в Татарстане, на дальнем Востоке - в Приморском крае и Амурской области. И даже в северных районах Казахстана. Масштаб вирусной атаки поражает. Как поражает и то, что люди в это верят.

Альбина Сулейманова: «Я думаю, что это правда. Потому что многие мои однокурсницы говорили, что их родственники лежат в больнице. Мне кажется, власти скрывают, чтобы не было паники».

На это и расчёт. Мы проанализировали само звуковое послание со специалистами. Технически - не придерешься, запись качественная, скорее всего, использовали хорошую аппаратуру. Но главное - текст, в нём есть и наукоемкие термины, и страшилки, а главное - доверительный голос, чувствуется, что женщину волнует тема, о которой она говорит, и что текст произносится с использованием шпаргалок.

Андрей Степанов, руководитель Санкт-Петербургской Школы детекции лжи: «Она ссылается на цифры, которые идут. Они у нее не в памяти, остальная речь свободная».

Есть, кстати, научные методы определения вброса. Игорь Ашманов - автор программы, которая математически высчитывает фейки. Для него информационное поле - как непрерывная кардиограмма. Каждый пик - какая то новость. И если вброса нет, то график меняется плавно, на одно оригинальное сообщение приходится три-четыре перепечатки. А если идет вброс, то тысячи человек начинают внезапно и одновременно распространять одну и ту же информацию дословно. Как в случае с файлом про грипп.

Игорь Ашманов, генеральный директор компании по разработке интернет-технологий, кандидат технических наук: «Если ты смотришь сверху на данные, ты видишь, что ровно это сообщение - может с модификациями, может ровно такое - было отправлено сегодня 100 тысяч аккаунтов. Из этого сразу ясно, что это спам, пропаганда, вброс и так далее».

Опять же математически удалось выстроить цепочки вбросов. Всегда есть эпицентр, ядро - это лидер группы и человек 20-30 его единомышленников. Далее по классификации специалиста - "стая" человек 300-400, которые ретранслируют сообщение в следующий круг, там спускают информацию еще дальше. Главный принцип - слова лидера не подвергать сомнению. По такой схеме, например, работает оппозиционер Алексей Навальный.

Игорь Ашманов, генеральный директор компании по разработке интернет-технологий, кандидат технических наук: «Навальный в свое время, как говорят, форсил некую тему, и ему кто-то написал, причем из своих: «Ну вроде бы разобрались, что это фейк, что это на самом деле фальшивка», а он ответил прямо вот этими тремя фразами: «Вы не рефлексируйте, вы распространяйте – пусть отбиваются».

Навальный - один из так называемых лидеров мнений в российском интернете. У него в социальных сетях - сотни тысяч подписчиков. Он входит в первую десятку популярных российских блогеров. Нас удивило, что в этом топе лишь у троих авторов больше позитивных статей о России, чем негативных. Остальные семеро методично ругают жизнь в стране.

Марина Юденич, член Общественной палаты Московской области, журналист: «Люди, которые живут в России и которые живут интересами своей страны, на самом деле – они делом заняты. Интернет для них это, так сказать, некое хобби, некая отдушина, развлечение, где можно посидеть и что-то написать. А люди, для которых критика России является смыслом жизни, они из интернета просто не вылезают, они сутками там сидят. Поэтому их присутствие видно больше».

При этом трое из семерки критиков России и вовсе живут за границей: программист Игорь Бигдан - украинец, издатель Андрей Мальгин давно живет в Италии, фотограф Рустем Адагамов три года назад бежал в Прагу, когда бывшая жена обвинила его в педофилии и растлении малолетних. Блогеры не скрывают, что размещают заказные, то есть платные материалы, но никак их чаще всего не помечают. А отличить правду от лжи из популярного, а значит вроде достоверного, источника бывает невозможно.

Марина Юденич, член Общественной палаты Московской области, журналист: «Когда вдруг одна и та же тема, выстреливает сразу в 100 аккаунтах и приблизительно одними словами, то мы понимаем, что это некая разнарядка пришла или как говорят «темник», «мурзилка», «методичка», назовите как угодно. Есть некие тезисы, которые необходимо вбросить в интернет-сообщество».

Вброс через популярных блогеров - самый эффективный способ распространения информации, но с недавних пор не самый удобный. Два года назад страницы топовых авторов, тех, у кого более трех тысяч читателей, приравняли к СМИ. Значит, теперь они должны получать лицензию и соблюдать законы. Поэтому для самых грубых вбросов есть целая сеть так называемых "ботов". Или сетевых роботов – искусственно созданных персонажей, которых в реальной жизни просто нет.

Станислав Апетьян, эксперт Фонда развития гражданского общества, блогер: «Социальные сети это среда, которая очень легко подвержена таким левым вбросам. Потому что человеку приходят сообщения не от «абы кого», а от какого-нибудь его знакомого, пусть даже дальнего знакомого, и у него по определению доверие к этой информации выше, чем если бы он о ней узнал из какого-нибудь неавторизованного источника, пусть это будет радио или газета».

«Боты» внешне живут полноценной жизнью. У них, как правило, очень странные имена, и размещают они на своих страницах многочисленных котиков и собачек. Но все это не люди, а программы. Так идут месяцы, но, однажды армии ботов по команде начинают публиковать одну и ту же информацию – к примеру, через эти страницы «Вконтакте». Например, в ноябре был вброс про 18 террористов, которые якобы готовят взрывы в России. Потом армия ботов засыпает до нового вброса.

Игорь Ашманов, генеральный директор компании по разработке интернет-технологий, кандидат технических наук: «Эта гниль идет из Штатов. Большую часть вирусов и спама делают в штатах по всему миру».

Антон Коробков-Землянский, медиаэксперт, блогер: «Смысла накрутки два. Первый – технически, если много комментариев и в просмотров, то она попадает в топ, она получает распространение, и они уже начинают ее репостить, комментировать и, собственно, живет она своей жизнью. Кто-то к себе этот текст копирует, и невозможно ее потом остановить».

Цель вторая - легитимизация вброса, придание ему веса и правдоподобности - ведь если так много людей пишут про это, значит, это правда? Возвращаемся к фейку про свиной грипп. На сайте "Открытой России" – то же самое сообщение - якобы власти Ростовской области скрывают правду об эпидемии. В качестве доказательства - откровения местного врача. Слушаем.

Голосовая запись: «Друзья, теперь, я расскажу вам официальное объявление. Хоть Владик их очень сильно не любит, серьезная нотка. Послушайте пожалуйста».

Та же самая запись, что была вброшена в Дагестане, Ставрополе и других регионах России. Цель у таких фейков всегда одна - посеять панику, усилить недоверие к власти. Зачем? Отвечаем - основатель той же "Открытой России" Михаил Ходорковский не раз говорил о своих целях, причем открытым текстом.

Михаил Ходорковский: «Возвращение в правовое поле из такой ситуации называется революцией. Она неизбежна и необходима. Это хорошее слово».

Революция, то есть насильственная смена власти, возможна лишь в той стране, где народ к этому подготовлен, когда в головах разброд и шатание. Вспомним события девяностых, когда люди, как ослепленные, сами ломали и рвали на части свою Родину ради мифической лучшей жизни. Которую толком никто и не представлял. Это результат информационной войны, которую долгие годы Запад вел против СССР и которую Советский союз Западу с треском проиграл. Сегодня мы - свидетели новой волны.

Марина Юденич, член Общественной палаты Московской области, журналист: «Чтобы создать фон эмоциональный тревожный. Это одно из главных направленный сегодня информационной войны, она идет, не прекращаясь, уже много лет, но в периоды каких-то катаклизмов, каких-то происшествий она, конечно, усиливается».

Если пролистать историю назад, можно увидеть, что любой крупный конфликт, любая революция или переворот сопровождались информационной войной. Во время Второй мировой этим активно пользовались фашисты, они даже некоторые страны, как например Нидерланды, захватили практически без сопротивления, обработав предварительно немногочисленное население дезинформацией.

Дмитрий Беляев, научный сотрудник Российского института стратегических исследований: «Удавалось посеять страх и панику среди народа. Простейший пример – пускалась утка, слух о том, что вода отравлена нацистами. И люди сходили с ума, переставали пить воду, бежали в другие города, более отдалённые от линии фронта».

Отматываем еще дальше - Первая мировая. В России главный информационный удар пришелся на царскую семью. Доходило до того, что в Государственной Думе депутаты выдвигали обвинения императору, цитируя немецкие газеты. По городам и в окопах распространялись многочисленные листовки и вот такие веселые картинки, где Николай Второй выставлялся алкоголиком, императрица - блудницей, а страной, по версии европейских политтехнологов, заправлял Григорий Распутин.

Елена Лысенко, заведующая экскурсионным отделом Музея политической истории России: «Бабий крик начинает русскую революцию. Ну, бабий крик, если рассуждать, откуда берется? Бабий крик из очередей, именно в очередях появляется слух о том, что Петроград начнет скоро голодать. Оснований для этого фактически не было, но слух был вброшен».

С тех пор изменились лишь технологии доставки дезинформации. Если 20 век - это век радио, газет и телевидения, то 21 - это уже век интернета, открыт по сути новый фронт. И первыми перспективы Глобальной Паутины оценили там, где ее и придумали - в США. Там первыми создали интернет-войска, где за компьютерами сидят люди в настоящей армейской форме. В 2009 они массово начали набирать специалистов со знанием арабского, китайского и русского языков. Спустя 4 года решено создать цифровой спецназ.

Джеймс Маклафлин, заместитель главы кибернетического командования ВС США: «Перед нами стоит задача за 3 года - с 2013 до 2016 - создать133 новых кибер-подразделения. Всего понадобится дополнительно привлечь около 6200 операторов, объединённых в так называемые войска кибернетических операций».

Оказалось, что с помощью одного клика компьютерной мыши гораздо проще и дешевле проводить свою политику в третьих странах, чем силой оружия. Революции на Ближнем Востоке, "арабская весна» - всё это контролировалось через социальные сети - Твиттер и Фэйсбук, штаб-квартиры которых расположены в США. Накануне восстаний ту или иную страну наполняли слухи, фейки, нагнеталась истерия. Опасность информационных вирусов в том, что если они попадают в человека, они в любом случае меняют его восприятие мира.

Виктор Мураховский, журналист, главный редактор общественно-политического интернет-издания: «Манипулировать виртуальной стадностью людей это значит, пусть они никуда не выйдут на площадь, путь они не будут громить никакие общественные, государственные здания, но они будут помогать создавать этот самый панический фон в любом случае».

В 2016 году в России пройдут парламентские выборы, в 2017 и 2018 - президентская гонка. На носу проведение Чемпионата мира по футболу, который уже пытаются оспорить. Так что в ближайшие 3 года нас ждет только усиление информационного давления. Защититься от вбросов невозможно, но к ним можно выработать иммунитет, как к вирусам. И соблюдать простое правило гигиены - не верить чужим.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ