Кто нас возит?

11.12.2016

И еще о перевозчиках. Мы же понимаем, что любая услуга на рынке может иметь разную цену. И не только директор какой-то школы, но и мы с вами, если соберемся завтра на экскурсию, будем искать фирму, которая предложит некий комплекс услуг по удобной для нас цене. Искать дешевле - логично. Но - садясь в такой автобус, мы априори уверены, что кто-то все равно подумал о нашей безопасности и его проверил. Что его официально выпустили на трассу. Тем более, если это обычная маршрутка, которая подъехала к остановке.

Кто будет из пассажиров проверять, что фирма эта легальная, номера на машинах не фальшивые, автобусы прошли техсомотр, а водители вообще умеют крутить баранку? Кто поверит, что по Петербургу и области, например, может от остановки к остановке ездить автобус, которого по бумагам в природе не существует?

А мы вас сейчас на таком прокатим. Наш обозреватель Виталий ВОРОНИН, который вел это специальное расследование, вернувшись из одной такой поездки, сказал коротко: это просто трэш. Не удивлюсь, если завтра на работу вам захочется идти пешком.

Обычный будний вечер. Остановка возле конечной станции метро Дыбенко. Привычные очереди на которые слетается рой маршруток. Если можно их так назвать.

Виталий Воронин, корреспондент: «Как вы ездите на таком автобусе?»

Водитель автобуса: «Все работают…»

Виталий Воронин, корреспондент: «Я понимаю, что все работают, где ваши документы?»

Водители при виде камеры становятся глухонемыми. Может и вправду плохо понимают по-русски. Из документов - только рекламные листы местных магазинов и распечатанная на принтере табличка с маршрутом.

Виталий Воронин, корреспондент: «Ездим на ведрах с гвоздями. Ну вот смотрите, какие у нас документы есть? Кому звонить? Никому не звонить».

Даже неспециалисту видно - автобусы старые, многие и не пассажирские вовсе, а грузовые, в которых вырезаны окна и приварены к полу лавки. Оттого местные жители и называют свои маршрутки «адскими скотовозками».

Местный житель: «Адские это не то слово...

Виталий Воронин, корреспондент: «Ржавые... поломанные...»

Местный житель: «Да!»

Местный житель: «Трещат, боишься - доедешь или нет».

Но бизнес очень прибыльный. Водители еще только заступая на смену уже сдают от 4 до 6 тысяч рублей бригадиру, дальше - уж сколько накрутят за день. А «хозяева» бизнеса имеют стабильно минимум 3-4 миллиона рублей в месяц. И делятся...

Сотрудник правоохранительных органов: «Из этой суммы больше половины уходит наверх, т.е. больше полутоа миллионов рублей уходит покровителям».

Не удивительно, что хозяева «скотовозок» ведут себя весьма вольно. Во время одного из рейдов даже дали интервью, обвиняя местные власти в том, что те не пускают их на маршрут официально.

Гурам Бжания, владелец маршрутного такси: «Дали бы добро, хоть завтра 20 новых машин здесь стояло бы, но пока администрация не соглашается».

В контексте

26.03.2017

Сплошной криминал. Чем отмечена стройка петербургских Крестов

Нелегалы пользуются временными трудностями - вокруг много строек, и открыть легальный маршрут по некоторым улицам нельзя по закону. А там где можно - рынок уже занят. Мы сами в этом убедились, когда автобус официального перевозчика попытался встать под посадку.

Водитель-нелегал: «Убери машину, посадку освободи!»

Водитель: «Ну чуть-чуть возьму людей».

Водитель-нелегал: «Убери, говорю, машину!»

Водитель: «Но там нету людей вообще!»

Водитель-нелегал: «Убери машину с посадки чтобы машина заехала, убери!»

Когда водитель официального автобуса задержался на несколько минут, нелегалы взбесились.

Водитель-нелегал: «Я его сейчас закопаю вообще, слушай! Прямо на нашу посадку заехал!»

От простых оскорблений нелегалы перешли к прямым угрозам. Обратите внимание на телефон, запоминающийся, белый с синими вставками.

Водитель: «С кем я должен разговаривать?»

Водитель-нелегал: «Разговаривай с кем надо...»

Мы не знаем, с кем конкретно разговаривал водитель- официал, и чем именно ему пригрозили, но больше он стоять здесь не стал.

Водитель: «Сказали убирать машину...»

Виталий Воронин, корреспондент: «Кто был то?»

Водитель: «Не знаю...»

Виталий Воронин, корреспондент: «Грубо разговаривал?»

Водитель: «Грубо...»

Водитель-нелегал: «Отъезжай, говорю!»

Но в общении с нами такой грозный с виду бригадир нелегалов вдруг стал забывчивым и пугливым… Он сначала попытался проконсультироваться с хозяином по своему белому телефону...

Виталий Воронин, корреспондент: «Вы угрожали, что если он не отъедет…»

Водитель-нелегал: «Я никому не угрожал…»

Виталий Воронин, корреспондент: «…начнутся проблемы. Вы угрожали?»

Водитель-нелегал: «Кто сказал?»

Виталий Воронин, корреспондент: «Вы угрожали!»

Водитель-нелегал: «Я никому не угрожал».

Виталий Воронин, корреспондент: «Вот этот телефон вы ему давали, чтобы он поговорил по этому телефону».

Водитель-нелегал: «Кто сказал?»

Виталий Воронин, корреспондент: «Я сказал, я видел».

Водитель-нелегал: «Я никому не угрожал».

Виталий Воронин, корреспондент: «Вы угрожали лично, я слышал».

Водитель-нелегал: «Нет».

Виталий Воронин, корреспондент: «На каком основании? Кто вы такой?»

Водитель-нелегал: «Я никто».

Виталий Воронин, корреспондент: «Кто вы такой? Почему вы угрожали водителю?»

Водитель-нелегал: «Я никто».

А потом и вовсе пустился наутек. Все происходило на глазах у полудюжины полицейских. Даже когда еще один «диспетчер» бросился сквозь поток машин и заграждения, стражи порядка сохраняли выдержку и спокойствие. Через полчаса после нашего импровизированного рейда «скотовозки» снова вернулись на маршрут.Этот способ работы нелегалов можно назвать «дешево и сердито». Даже если во время рейда успевают задержать 5 или 10 таких машин - их бросают на стоянке, покупают новые развалюхи, и так до следующей проверки.

Михаил Присяжнюк, заместитель председателя комитета по ЖКХ и транспорту Ленинградской области: «К сожалению, на каждом перекрестке нельзя поставить машину ДПС, потому что нету столько машин ДПС у нас».

Есть и другие схемы работы нелегалов - более продвинутые. Например, некоторые вешают на стекло табличку «заказной», но по факту ездят по одному и тому же «денежному» маршруту.

Пассажир: «Вы под видом развозки возите пассажиров маршруту. Это как получается у вас?»

Водитель: «А кому? Какой маршрут? Единственная улица еду, просто и еду».

Еще одна схема - внешне простая, но труднодоказуемая. Когда машины такси, обычно минивэны, курсируют как маршрутки. Для пассажиров разница и вовсе незаметна - тот же путь, те же остановки, что и у больших автобусов. Берут чуть дороже, но зато едут быстро. Да еще как! Например, вот это такси для жителей, например, Гатчины - имя нарицательное, водителей они называют «шумахерами».

Сотрудник правоохранительных органов: «У одного из водителей у него было 60 превышений скорости за последние несколько лет, легальный перевозчик его бы не взял».

Дьявол кроется в деталях. Для того чтобы запустить автобусный маршрут, надо пройти долгий путь - выиграть тендер, согласовать трассу, выписывать путевые листы, организовать ежедневный технический и медицинский осмотр. Для таксистов достаточно, чтобы у машины и водителя были исправные документы. Пишешь заявление, платишь пошлину в 300 рублей - и в путь.

Сотрудник ДПС: «Откуда и куда едете? Информационная табличка имеется?»

Документы получить проще, организовать работу дешевле – соответственно, и прибыль выше, чем у официалов. Очевидно, эту нехитрую истину здесь усвоили отлично - в автопарке этой конторы, называется «Салют», судя по официальной базе данных, 35 минивэнов и все с разрешениями, как легковые такси.

Сотрудник правоохранительных органов: «Парадокс в том, что машины, которые используются нелегальными регулярными перевозчиками под прикрытием легкового такси, они работают преимущественно под разрешениями, выданными управлением Гостехнадзора Ленинградской области».

Очевидно, на такую любовь к вместительным такси должны были обратить внимание те, кто выдает разрешения - управление Гостехнадзора по Ленинградской области. Но почему-то не обратили.

Олег Торжков, начальник управления Ленинградской области по Государственному техническому надзору и контролю: «Где сигналы?»

Виталий Воронин, корреспондент: «От ГИБДД».

Олег Торжков, начальник управления Ленинградской области по Государственному техническому надзору и контролю: «Где? Они должны были предоставить нам все эти вопросы. Хоть одно письмо было? Хоть одно замечание? Хоть какой-то сигнал? Где они? Где документы? За 4 года ни одного документа не было представлено!»

Позиция чиновников проста: наше дело маленькое, подают исправные документы, мы регистрируем, а чем они там занимаются - нам не ведомо.

Виталий Воронин, корреспондент: «Может быть какая-то в ведомстве коррупционная составляющая?»

Андрей Головацкий, начальник информационно-правового сектора управления Ленинградской области по техническому надзору и контролю: «Там в чем помощь может быть? Если там порядок получения лицензии очень простой. Честно говоря не очень понятно».

На это интервью глава областного Гостехнадзора почему то пришел не один, а со своим заместителем. Тем интереснее. Дело в том, что и глава ведомства, Олег Торжков и его зам. Андрей Головацкий сработались еще несколько лет назад, в городе Луга Ленинградской области. Торжков там был вторым человеком в администрации, Галавацкий - служил прокурором. Торжков со своего поста ушел со скандалом - его подозревали в незаконной передаче в собственность более 30 земельных участков.

Олег Малащенко, глава администрации Лужского муниципального района: «У нас была очень тяжелая ситуация, когда мы вошли в администрацию, много претензий было по земле. И одна из таких претензий была по стребловскому сельскому поселению, что перегородили доступ к водной артерии».

В Скребловском сельском поселении располагается собственный дом господина Торжкова. Хороший дом, участок тридцать соток, лодочный сарай, баня с выходом к воде - тихий уголок с личной набережной. Местные, конечно, возмущались.

Приобретение участка прошло по банальной схеме - чиновник Торжков выделил землю некоему господину Пополову под сельхозугодия, но тот на берегу озера картошку выращивать не стал, продал участок - вы не поверите - чиновнику Торжкову за копейки, ну а тот построил там дом.

Олег Малащенко, глава администрации Лужского муниципального района: «Предоставлено заявление в прокуратуру на противоправные действия, прокуратура  в данных действиях не нашла состава преступления, судебных действий дальше не продолжалась».

Странно, что вскоре после этой истории бывший лужский прокурор закончил карьеру и перешел на работу к бывшему лужскому чиновнику. Сейчас они отвечают за состояние всей сельскохозяйственной и дорожно-строительной техники огромной области. Легковые такси - лишь малая часть зоны ответственности.

Андрей Головацкий, начальник информационно-правового сектора управления Ленинградской области по техническому надзору и контролю: «Может сложиться ситуация, когда легально перевозчик легкового такси получил у нас разрешение на легковое такси, однако нарушает в ходе своей деятельности нормы законодательства не легкового такси, а другой сферы, но это нарушение не в нашей плоскости».

Покопавшись в истории такси «Салют», мы обнаружили много интересных подробностей. Так, по оперативным данным, хозяин фирмы - параллельно, скажем так - помогает мигрантам устроиться в Петербурге, а они потом работают, в том числе, водителями маршруток.

Сотрудник правоохранительных органов: «Конечный бенефициар данного бизнеса по нелегальным перевозкам под видом легкового такси, он также владеет, во-первых, общежитием и не одним, общежитие находится улице Моховой, где живут нелегальные мигранты из республик Средней Азии».

Общежитие на улице Моховой располагается в старинном особняке. У крыльца, конечно, такси-минивэн. Консьерж о «Салюте» прекрасно знает.

Виталий Воронин, корреспондент: «Где фирма «Салют» располагается?»

Консьерж: «Наверху, а что?»

Виталий Воронин, корреспондент: «Где фирма «Салют» располагается?»

Консьерж: «Наверху».

Виталий Воронин, корреспондент: «На каком этаже?»

Консьерж: «А с какой целью интересуетесь?»

Внутри дом выглядит гораздо хуже, чем снаружи. Стекла мутные, стены обшарпанные, Большинство дверей закрыты. Наверху - привычные для Петербурга коммуналки, непривычны только надписи.

Виталий Воронин, корреспондент: «Вот здесь и живут Епиб, Юринглан, не по-русски явно написано».

В комнатах, судя по количеству кроватей, довольно тесно - дальние углы отгорожены для семейных, ближе к двери живут одиночки. Встретившая нас девушка приехала из Узбекистана.

Виталий Воронин, корреспондент: «Здесь документы делали?»

Мигрант: «Да, все есть».

Виталий Воронин, корреспондент: «Здесь на месте документы делали? Здесь?»

Мигрант: «Да».

В квартире напротив нас встретил человек, который представился хозяином помещений.

Виталий Воронин, корреспондент: «Здесь гостиница?»

Владелец помещения: «Компании «Салют» здесь нет, здесь частная собственность».

Далее мужчина заявил, что ему тут принадлежит не только одна квартира, а вообще весь подъезд, пригрозил вызвать полицию и напористо начал выпроваживать съемочную группу.

Виталий Воронин, корреспондент: «Мне больно. Вы мне сейчас ногу сломаете!»

Владелец помещения: «Это моя частная собственность».

Виталий Воронин, корреспондент: «Я говорю, вы мне ногу сейчас сломаете».

Владелец помещения: «Это моя частная собственность».

Виталий Воронин, корреспондент: «И что? Можно ногу мне ломать? Мне можно ногу ломать? Я выхожу, вы меня зажали дверью».

Так и не представившись, хозяин подъезда как мог укорачивался от камеры. Но внешне - очень уж он похож на хозяина такси «Салют» Андрея Сладкова. Уроженец Кургана Сладков, бизнесмен авторитетный - в конце 90-х получил 12 лет сразу по нескольким статьям, в том числе за вымогательство в составе организованной группы. По оперативным данным, банда, в которой он состоял, занималась, в том числе, поставкой гастарбайтеров.

Виталий Воронин, корреспондент: «Посмотрите, пришли люди на заселение».

Как выяснилось, официально здесь располагается гостиница «Кворум». И в полиции об этом, как оказалось, знают. Стражи порядка проверили документы у нас, но почему то не у буйного коммерсанта. На выходе из двора мы столкнулись еще с одним полицейским - капитаном, который живо интересовался, из-за чего был вызов.

Полицейский: «У вас претензии есть?»

Виталий Воронин, корреспондент: «Ну, какие претензии? Бить не били, а выпихивание это в принципе нормальная вещь».

Полицейский: «А к сотрудникам полиции?»

Виталий Воронин, корреспондент: «Сотрудники очень вежливые, очень грамотные».

Полицейский: «Ну хорошо...»

Узнав, что инцидент исчерпан, он зашагал в сторону общежития. В свете фонаря на его куртке блеснули буквы ДПС, но у нас нет ответа на вопрос - зачем на вызов в гостиницу в центре Петербурга приехал разбираться капитан Дорожно-патрульной службы? Впрочем, и наш основной эксперт согласился на интервью лишь при условии полной анонимности - без лица и с измененным голосом. Он хоть и служит в органах защиты правопорядка, но прекрасно понимает, какие деньги крутятся на рынке нелегальных пассажирских перевозок. И если водители регулярно - пусть и без злого умысла - убивают своих пассажиров десятками, то что же будет с теми, кто пытается вскрыть эту серую схему? Так что мы - точно без претензий. Но расследование своё обязательно доведем до конца.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Для того чтобы написать комментарий, Вам нужно войти

Забыли пароль? Регистрация


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ