Последнее интервью Эннио Морриконе Пятому каналу — эксклюзивное видео

Знаменитый композитор приезжал с гастролями в Москву и Санкт-Петербург накануне своего 90-летнего юбилея.

Фото, видео: tassphoto.com; 5-tv.ru

60 лет на сцене

90 лет, 60 из них — на сцене. «Профессионал», «Однажды в Америке», «Неприкасаемые» и даже «Бесславные ублюдки» — во всех этих фильмах звучит музыка знаменитого итальянского композитора Эннио Морриконе. Он написал композиции к более чем полтысячи фильмам. На его счету также свыше ста самостоятельных произведений.

Осенью 2018 года маэстро в очередной раз прилетал Россию. В рамках большого европейского тура он давал концерты в Ледовом дворце Санкт-Петербурга и в Государственном Кремлевском дворце в Москве. О всемирной славе сам «Моцарт киномузыки» отзывался крайне непринужденно. Оказывается, он никогда не стремился быть знаменитым.

«Честно говоря, я никогда специально не хотел концертировать, никогда не стремился выходить на сцену и дирижировать оркестром, но меня постоянно приглашали. И поскольку я понимал, что публика хочет познакомиться с моей музыкой, да и со мной тоже, хочет увидеть меня, я потихоньку начал давать концерты. Было это где-то 25 лет назад. Сначала совсем немного, потом все чаще. И, признаюсь, публика хорошо меня принимала всегда, поэтому меня все время приглашали. И, знаете, мне стало это нравиться, я это даже полюбил выступать перед публикой».

В Россию с любовью… и со своим оркестром

В Россию Морриконе приезжал с Чешским национальным симфоническим оркестром. С ним композитор сотрудничал несколько лет. Именно с этими музыкантами Морриконе записал саундтрек к фильму «Омерзительная восьмерка» (за музыку к фильму он получил «Оскар» в 2016 году).

«Я очень рад возможности снова оказаться в России, в Санкт-Петербурге и Москве. Прошло уже несколько лет с тех пор, как я был там последний раз, и я переполнен эмоциями в преддверии этой поездки, концертов. Я буду выступать в России с Пражским оркестром, с которым работаю уже давно.

Я понимаю, что в России есть прекрасные музыканты и оркестры, с которыми можно было бы сыграть, но я привык играть свою музыку с этим оркестром, поэтому решил себе не изменять. А от самой идеи выступить снова в России я в восторге. Так что приеду с Пражским оркестром, и мы будем играть музыку накануне моего юбилея».

В России композитора ждали не только тысячи поклонников, но и профессиональные контакты. Так, режиссер Владимр Хотиненко, с которым Морриконе работал над фильмом «72 метра» (о гибели подводной лодки), узнав о его приезде, записал видеообращение для любимого коллеги. Передал его журналист Пятого канала.

«Как приятно получить такое сообщение! И я очень прошу передать мое сообщение Владимиру. Я всегда вспоминаю работу с ним с большой теплотой. И у него прекрасная жена, мы с ней тоже знакомы. Передайте им обоим мои самые искренние пожелания. Мы хорошо работали тогда, мне понравился сценарий его фильма».

Композитор, аранжировщик и дирижер, которого по праву называют «Моцартом киномузыки», признавался, что у него нет любимого режиссера. Однако, более остальных он все же ценит тех, к кому возвращался снова и снова. С этими профессионалами он чувствовал, что «делает что-то правильное, настоящее».

Хор и месса вместо кино?

В последние годы Морриконе все чаще отказывался работать с режиссерами. Тому были причины — в интервью мэтр заявил, что уже не молод и больше не готов работать на износ.

«В течение последних нескольких лет я писал мессу для двух хоров и оркестра, а также концерт для фортепиано с оркестром. Много работал, не думаю, что буду теперь так же много писать, особенно для кино. Нет, если, конечно, будет какая-то хорошая идея, посмотрим, но в моем возрасте все-таки, мне кажется, нужно притормозить немного уже. Так работать, как я работал раньше, точно уже не буду».

О блокаде Ленинграда и «современной драме»

Одна из самых сложных задумок в жизни композитора — музыка к фильму о блокаде — так и осталась нереализованной. Сначала «Моцарт киномира» хотел снять фильм вместе со своим одноклассником — режиссером Серджо Леоне, но не успел. Позже вернулся к задумке с другим мастером кино — режиссером Джузеппе Торнаторе. Но фильм о сложной судьбе ленинградцев в осажденном немцами городе так и остался проектом.

«Я размышлял на эту тему, думал о музыке к этому фильму. У меня были некоторые идеи, но их сейчас не описать. Мы много тогда говорили с Джузеппе Торнаторе о блокаде, это тяжелая тема. На самом деле Торнаторе написал книгу о сложностях, с которыми он столкнулся, когда работал над этим фильмом. Мы отказались от этой идеи тогда. Он не стал снимать, а я не стал писать музыку».

Саундтрек к нашему времени композитору написать еще сложнее. Если бы он все же взялся за это, музыкальная дорожка была бы драматичной и громкой.

«Сложно так фантазировать, потому что я могу точно понять, какая музыка получится только тогда, когда я начну ее писать. Но если бы я писал музыку, характеризующую наше время, она была бы очень драматичная, сильная, потому что время такое… Мы живем в непростое время, это точно. И если бы я писал такую музыку, она не была бы простой, она была бы полна противоречий. И знаете, это очень интересная мысль, я хотел бы написать музыку к такому реальному фильму наших дней».

О кризисах и миссии художника

Мы живем в крайне тяжелое время, — считал Морриконе. Но должны ли ноты реагировать на миграционный и экономический кризисы? Мэтр полагал, что и музыка, и искусство в целом вправе говорить от имени народа.

«Да, я считаю, что композиторы, а я могу говорить только от лица композиторов, которые интерпретируют свое время, свою эпоху, могут выбрать два пути. Они могут писать музыку для фильмов, так как кино — искусство, которое доходит до большого количества людей, до большой аудитории, и поэтому имеет большую мощь — такая музыка может дойти до сердца. Или же композиторы могут писать музыку не для кино, музыку, которая, как зеркало, отражает происходящее в мире. В любом случае композиторы, которые создают ту или иную музыку, могут оказывать влияние, могут говорить со слушателями посредством музыки. Такая музыка и будет современной, в прямом смысле слова. И она сможет сказать что-то о современном сложном мире, об эпохе, в которой мы живем. И если композитор включит в музыкальное произведение весь свой аккумулированный жизненный опыт, такая музыка точно будет отражать эпоху.

Точно могу сказать, это должно идти изнутри. Думаю, что художник, когда создает свое произведение, должен подходить к его созданию именно так — он должен реагировать на то, что происходит в мире, отражать эпоху. Не могу говорить за всех, но мне кажется, это должно происходить именно так: когда создается произведение искусства, в нем должна отражаться эпоха. Но, конечно, это исходит откуда-то изнутри и зависит от художника».

О красоте и «попсе», которая не спасет мир

Почти всю жизнь Морриконе заявлял, что музыка должна давать надежду, но в одном из интервью он признался, что искусство мир уже не спасет. Мэтр сетовал на современную музыку, которая не трогает сердце и уходит быстро, как и появляется.

«Музыке необходима публика. И если у музыки, той или иной, есть слушатели, она может дать им надежду. Хотя у меня много сомнений на этот счет. <…> Сегодня создается очень много массовой музыки, которая появляется и исчезает, не трогая сердце. Скажем, такая музыка для масс, и она точно никакой надежды не оставляет».

Маэстро рассчитывал на своих концертах увидеть молодую публику, которая ценит музыку, проверенную временем.

Эннио Морриконе ушел из жизни 6 июля в возрасте 91 года.


Последние новости

12:44
12:32
12:23
12:22
12:22
12:16

Сейчас читают


Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2