«Художник Бродский»

10.03.2010, 6:15 Культурный слой

Исаак Бродский - известный советский художник и человек, который добился всего сам. Провинциальный парвеню и блестящий ленинградский барин 30-х годов. Любимый ученик Ильи Репина и трудоголик. Человек железной воли и талантливый живописец.

Лев Лурье: Сотни и тысячи молодых людей с конца XIX века стремились попасть сюда, в Академию художеств, главное учебное заведение нашей страны, которое готовит живописцев и графиков. Наш герой Исаак Бродский, молодой человек из украинского местечка Софиевка, поступил сюда в 1902 году. Как и все студенты, он мечтал из провинциального неотесанного юноши стать маэстро, известным, хорошо зарабатывающим художником. Исааку Бродскому удалось то, что не удалось большинству его коллег. Он стал не просто известным художником, но и главным художником Советского Союза.

Исаак Бродский родился в 1884 году в семье мелкого торговца. Родители мечтали сделать из сына серьезного человека - архитектора, чтобы мог и на жизнь заработать, и родных в случае необходимости поддержать. Так Бродский оказался в Одесском художественном училище, где вопреки ожиданиям отца с матерью выучился не на архитектора, а на живописца. Но ему мало Одессы. Он талантлив и тщеславен, добивается почти невозможного: поступает в Академию художеств и добивается зачисления в класс к самому Репину.

Лев Лурье: Обучение живописи издавна ведется по принципу: мастер учит подмастерьев. Он прививает свою манеру ученикам. Учитель у Бродского был необычайно сильный человек - самый известный художник России, гений - Илья Ефимович Репин. Естественно, он оказал на Бродского решающее влияние. Репин был гениальный мастер, но по своему художественному методу он был консерватором, лет на тридцать отставая от передовой французской живописи.

Став профессиональным художником, Бродский быстро идет в гору. Отменно чувствуя конъюнктуру и обладая виртуозной техникой, он уже в десятые годы становится коммерчески успешным живописцем. Художники начала века стремились к новаторству - фовизм, кубизм, лучизм, а Бродский, воспитанный в репинских реалистических традициях, не рвется в гении. Он хочет не подвига, а обеспеченной жизни. Хочет работать на продажу.

Александр Боровский, искусствовед: Он делал изумительно красивые пейзажи и портреты, в общем плане их можно назвать символистскими, в плане эстетическом - такими гобеленными. Это типичное ар-нуво и с... как сказать... арт-декошные моменты были предвидены Бродским. Очень хорошее салонное, но, в то же время, выразительное, яркое и очень профессиональное искусство. Салонно-академическое плюс элементы даже неких авангардных веяний символистских того времени. Недаром антиквары ценили и тогда и сейчас, Бродский - очень дорогой художник.

Наталья Балакина, директор музея-квартиры И. И. Бродского: В Академии художеств он выработал стиль «ажур». Студентам выговаривали за подражание Бродскому. В том числе этот стиль копировал Борису Григорьев, впоследствии друг Бродского.

Аркадий Ипполитов, искусствовед: Безусловно, он был салонным художником, его мастерская представляла собой модный салон.

Если бы не революция, Бродский с годами стал бы успешным, хорошо продаваемым художником - таким, как Константин Маковский или Генрих Семирадский. Но революция решительно поменяла соотношение сил в художественном мире России. Частные заказы почти прекратились. Единственным заказчиком стало государство. Художник, не имевший былых заслуг перед революцией, вынужден доказывать свою необходимость власти здесь и сейчас - своим мастерством и идеологическим соответствием духу времени. Бродскому это удается. Уже в годы Гражданской войны он рисует Ленина и становится официальным хроникером Второго конгресса Коминтерна.

Александр Боровский, искусствовед: Он был похож на профессора Преображенского из «Собачьего сердца» Булгакова. Специалист в области искусства самого высокого класса.

У Бродского нет политических убеждений. Надо писать Ленина - вот вам Ленин, Троцкого - Троцкий. И постепенно оказывается - отсутствие политических принципов не отталкивает новую власть, а,наоборот - притягивает. Власть заказывает, художник - делает.

Александр Боровский, искусствовед: На картине «Ленин на трибуне» главный герой изображен рядом с Троцким. Потом Троцкого надо было записать, потому что он оказался в опале, вместо Троцкого пришлось писать рабочего. Он это делал очень легко и жил как барин - солидный паек, прекрасная квартира, роскошная коллекция. При этом он помогал другим художникам.

Юлия Демиденко, историк: Это Ленин в Смольном, это нарком на лыжной прогулке. С одной стороны изображалось официальное лицо, Ленин или Ворошилов, например. В то же время эти фигуры показывались как бы в интимной обстановке, занятые совершенно негосударственными делами.

В 1920е Бродский занимает уникальное положение среди своих собратьев художников. Он официально состоит в Ассоциации художников революционной России, так называемом АХРРе, где группируются реалисты, продолжающие традиции передвижников. Участие в АХРРе во многом вынужденное, ведь по другую сторону баррикад леваки-авангардисты, для которых Бродский со своей нарочитой академичностью и идеологической всеядностью персона нон грата. «Ахровцы» сами в свою очередь не жалуют Исаака Израилевича. Даже пытаются изгнать его из своих рядов, он буржуазный элемент, осколок прошлого. Но у Бродского высокие защитники, и его так просто не выгонишь.

Лев Лурье: У Исаака Израилевича Бродского было удивительное такое качество - он всегда нравился начальству, особенно коммунистическому. Не был исключением и Сергей Миронович Киров. Когда-то Бродский для Бакинского совета написал знаменитую свою картину «Расстрел двадцати шести бакинских комиссаров», азербайджанскую коммунистическую организацию тогда возглавлял как раз Сергей Миронович. С 1926 года Киров начальствует над Ленинградом, он тесно общается с Бродским и издает особое распоряжение - предоставить художнику Бродскому под мастерскую помещение, которое находилось над его жилой квартирой. В этом огромном для тогдашнего Ленинграда помещении Бродский пишет портреты руководителей государства и многофигурные композиции, связанные прежде всего с историко-революционными сюжетами, с образом Ленина. Здесь на огромном подрамнике стояла картина, он намечал основные контуры, а потом уже его помощники - Вещилов и Спирин - разрабатывали техническую сторону дела.

Александр Боровский, искусствовед: Он был ровесник практически всех крупнейших деятелей русского авангарда, он вышел из той же среды. Но кто-то пошел в супрематисты, кто-то пошел в новеллисты, кто-то пошел в социалисты, а Бродский стал главным советско-салонным художником своего времени. Удивительный феномен: оказалось, что элите, старым большевикам, вчерашним заключенным и жертвам царизма пришелся по душе именно он.

Юлия Демиденко, историк: Мемуаристы того времени писали, что через Бродского можно было сделать все. Он находился в фаворе у власти, его невероятное влияние отмечали абсолютно все.

Бродский готов выполнить любое поручение власти, как художественное, так и политическое. В 1926 году в Кремле возникает идея заманить в СССР Илью Репина. Уговорить своего учителя переехать из благополучной Финляндии в коммунистический Ленинград берется Бродский.

Лев Лурье: В середине 1920-х г. Советский Союз мечтает вернуть из Западной Европы эмигрировавших туда крупных деятелей российской культуры. Для страны Советов это будет признанием того, что она выбрала правильный путь. Алексей Максимович Горький после долгих уговоров возвращается с Капри, Алексей Николаевич Толстой вернулся в Ленинград, а вот Илья Ефимович Репин колебался. И для того, чтобы уговорить этого крупнейшего художника сюда была направлена представительная делегация во главе с любимым учеником Репина Исааком Бродским. Входили в делегацию еще три художника - Григорьев, Кацман и Родимов. И вот здесь, в кабинете Репина и в мастерской велись долгие разговоры. Бродский описывал как замечательно живут художники в стране Советов, и как великолепно мог бы жить Репин, если бы он вернулся на родину.

Имя Бродского становится нарицательным. В ленинградской художественной среде 1920-х так называют художников, живущих по принципу: «Чего изволите?». Это не в традициях русского искусства, которые сформированы романтиками, эстетические и этические убеждения для них святы. В 1930-е Бродский как-то пригласил на обед гонимого властью, вечно нуждающегося Павла Филонова. Хотя для Филонова эта встреча могла быть весьма полезна в житейском плане, да и к Бродскому он относился лучше, чем большинство его коллег, в гости он не пошел - постыдился.

Александр Ласкин, писатель, культуролог: Известно, что Бродский накрыл роскошный стол, Филонова ждали, а Павел Николаевич жил, по сути дела, впроголодь. Но он отказался от этой еды и от приглашения, потому что не хотел себе портить биографию. Биография для Филонова все-таки была чем-то более важным, чем житейские дела.

В начале 1930-х позиция Бродского чрезвычайно проста: «Делай, что велит начальство, и наслаждайся теми благами, которые оно предлагает взамен». Его квартира и мастерская располагаются непосредственно возле Русского музея в бывших апартаментах Вильегорских, где в пушкинское время был знаменитый литературно-музыкальный салон. У Бродского тоже своего рода салон. Его охотно посещают представители ленинградской художественной интеллигенции.

Лев Лурье: Эта роскошная квартира в центре города, занимающая два этажа, производила на современников Бродского неизгладимое впечатление. Многие ему страшно завидовали, но, если внимательно вглядеться, ничего особенно роскошного здесь не было. В трех комнатах, кроме Бродского, жило еще восемь человек. Жили две сестры его жены, у одной из этих сестер был сын. Кроме того, Бродский привез из Бердянска молодого талантливого человека по фамилии Белоусов, который учился в Академии художеств и жил здесь же. Была, естественно, домработница. Здесь поселился сын Бродского от первого брака, Евгений. Семья содержала домашних животных: две собаки и птичку. Так что это был не роскошный комплекс придворного художника, а скорее какой-то Ноев ковчег.

Дмитрий Бучкин, художник: По четвергам в квартиру Бродского вход был свободный: приходили художники, артисты. Я прекрасно помню таких артистов, как Павел Андреев, певец Мариинского театра Печковский. Аркадий Александрович Рылов, конечно, был завсегдатаем.

Лев Лурье: СССР при Сталине ориентируется на образ великих империй - Францию от Людовика XV до Наполеона или Россию времен Екатерины Великой. Главный поэтический жанр - ода, а главный художественный - парадный портрет вождя. Исаак Бродский рисует Сталина таким, каким он хочет себя видеть, таким, каким должны видеть его подданные. Это канонический образ руководителя великого государства.

В тридцатые карьера Бродского выходит на новый уровень. Ему уже не надо никому и ничего доказывать. В двадцатые его не принимали авангардисты. Теперь их просто нет в природе. Устанавливается соцреалистический канон. В живописи это очередной извод репинской школы, сформировавшей Бродского. Он художник номер один сталинской современности и ученик художника номер один за всю историю русской живописи - каким теперь признают Репина. Именно Бродский возглавит Академию художеств в тот момент, когда перед советскими художниками поставят задачу реалистически изображать успехи страны в построении коммунистического будущего.

Екатерина Андреева, искусствовед: Задача Бродского состояла именно в том, чтобы утихомирить эту среду, наладить нормальную работу в этом учреждении. Студенты должны были воспринять задачи, которые ставит перед ним советская страна: например, создание портретов вождей (это был высший академический жанр). Нужно было возродить и развить систему академических жанров. Важен был жанр хоровой картин, дальше шло обслуживание уже каких-то народных надобностей: натюрморты, пейзажи для ресторанов и гостиниц, дизайн, архитектура и прочее. По всей видимости, с этой задачей он справился, все это заработало.

Дмитрий Бучкин, художник: До Исаака Израилевича Бродского директором Академии был некто Маслов, который все, что было создано, то есть великое русское реалистическое искусство, считал хламом, который нужно уничтожить. Скульптуры выбрасывали из Академии во двор, разбивали, мостили ими мостовую, картины старых художников резали на куски и давали студентам, чтобы они на них писали, с холстом было дефицит. Бурлюк заявил, что Репина надо выбросить на помойку, что реалистическое искусство никому не нужно, надо создавать новое революционное искусство.

Александр Жук, архитектор: Исаака Израилевича со страшным трудом восстановил Императорскую Академию Художеств. Во всяком случае, я входил туда как в музей, как в храм. Здесь была совершенно особая атмосфера; в кабинетах, в ректорате можно было увидеть подлинную мебель времен итальянского Ренессанса. Это было очень впечатляющее зрелище.

Официальное советское искусство 1930-х ставит на так называемых попутчиков - идеологически нейтральных мастеров, готовых качественно выполнить государственный заказ. В литературе это Алексей Толстой, в музыке Исаак Дунаевский, в кино Григорий Александров. В живописи же ставка делается на Исаака Бродского.

Александр Боровский, искусствовед: Он стал главным вельможей нашего искусства. У него была странная рассеянная оптика: даже когда он показывал расстрел демонстраций, изображение разлагалось на цвета, на тени, на линии. Какая-то появлялась нега в этом, как это ни странно.

Екатерина Андреева, искусствовед: У Бродского было одно свойство, которое делало его человеком вне конкуренции в художественной среде. Если вы посмотрите на фотографию, на которой изображен Бродский, рисующий Ленина, и на известную картину «Ленин в Смольном», то увидите, что это просто один и тот же вид. Бродский работал как фотокамера. Именно это и было нужно советской власти.

Политические бури тридцатых минуют Бродского. Ни он, ни кто-либо из его семьи не подверглись репрессиям. В Академии тишь да гладь. В политику Исаак Израилевич не лезет, а политике он интересен только тогда, когда требуется очередной портрет очередного сановника. Придворный художник вдалеке от двора, живущий во все более захолустной бывшей столице империи. Единственная страсть, которой он отдается с неослабевающей силой до последних дней своей жизни, это коллекционирование.

Лев Лурье: Исаак Бродский начал собирать свою коллекцию живописи и графики еще студентом Академии Художеств, когда его учитель Илья Ефимович Репин, самый модный и самый дорогой тогда художник России, подарил ему три своих наброска. Но главную, основную часть коллекции Бродский собрал уже после революции - в 20-е - 30-е годы, когда Петроград-Ленинград был настоящим Эльдорадо для собирателей русского искусства. Все эти огромные коллекции остались практически бесхозными, их хозяева были расстреляны в подвалах ЧК, сидели на Соловках, эмигрировали в Париж и Берлин или мыкали горе здесь и продавали последнее. Все это стоило копейки или отдавалось бесплатно. Причем Бродский, как важный человек, как в будущем глава Академии Художеств, находился в центре всего художественного рынка. Он знал, где и что сдают на государственное хранение, что можно забрать просто так, что купить в комиссионном магазине. Тысячи работ разместились в этой квартире-мастерской. Это вторая по значению в Петербурге коллекция русской живописи, после коллекции Русского музея, но принадлежала она частному лицу - художнику Исааку Бродскому.

Аркадий Ипполитов, искусствовед: Во время моей юности единственным местом, где можно было увидеть Шагала, был музей-квартира Бродского.

Юлия Демиденко, историк: Мало кто знает, что конец жизни Бродского был омрачен самым настоящим уголовном процессом по делу антиквариата Бродский собрал очень неплохую собственную коллекцию, по поводу чего разразился большой скандал. Видимо, все-таки власть терпела, где-то он вступил с нею в конфликт. То ли он увел у кого-то из высокопоставленных партийцев вещь, то ли еще что-то такое произошло. Во всяком случае, он оказался под следствием, от позора его спасло то, что было написано завещание, согласно которому он передавал после своей смерти всю коллекцию государству.

Исаак Бродский умер от лейкемии в августе 1939 года. Ему было всего 54 года. После смерти его именем назовут улицу в Ленинграде, ведущую от Невского к площади Искусств, где стоит Русский Музей и где в зените своей славы жил сам Исаак Израилевич. О такой чести при жизни вряд ли мечтал уроженец украинского местечка под Бердянском, которого родители отправили учиться на архитектора и который случайно стал художником. Он мечтал о другом - о возможности зарабатывать своим трудом и жить в комфорте. То и другое Бродский получил. Неожиданно он получил еще и славу, славу первого живописца страны Советов.

Екатерина Андреева, искусствовед: Человек, который живет на площади Искусств, это редкая фигура в пейзаже советской культуры. Сравнивать его можно только вот с Алексеем Толстым или с Максимом Горьким, у которого был свой собственный особняк в Москве. Я думаю, проживи он еще лет десять, ему было бы уже значительно сложнее сохранять все это.

Александр Боровский, искусствовед: Это был культурный деятель. Останутся его музеи, его прекрасные собрания, которые он сохранил при всех поворотах жизни. Мальчик пришел в Академию художеств, настоял на том, чтобы войти в мастерскую Репина, обаял всех, любил жизнь во всех ее проявлениях, даже советских. Уникальный тип. Его легко ругать, его просто понять, это вечный тип художника при власти. Принцип уважать власть разделяет даже церковь иногда. Почему искусству не придерживаться этого принципа?

Лев Лурье: Cлово «художник» употребляется как бы в двух смыслах. Бывает художник с большой буквы - Рембрандт, Малевич, Крамской - то есть человек, который некоторым образом меняет движение развития искусства, а бывает художник с маленькой буквы, то есть человек, который занимается некой специальностью. Илья Ильф в свое время сказал: «Пока живы врачи-стоматологи, искусство не умрет». Есть художники, которые работают для тех, у кого есть деньги, чтобы купить картину и повесить ее на стену. Исаак Бродский - художник вот в этом, втором смысле слова, человек, которому все равно что писать, - детей, играющих в Люксембургском саду, или казнь двадцати шести бакинских комиссаров. Это мастер в хорошем, буржуазном смысле слова, художник на все времена.



Цифры дня

Сериал Пятого канала «Детективы» снова взял золото благодаря зрительницам из столицы. В четверг 16 декабря показ сериала прошёл с долей 13,8% в аудитории «Женщины 35-59» по Москве.

Для рекламодателей

Новости канала

Григорий Распутин — самая загадочная фигура истории России XX века. Ему верили и поклонялись, боялись и ненавидели. Уже более ста лет не утихают споры о том, кем же он был на самом деле: чудотворцем или мошенником?

5-tv.ru

Пресса о компании

Пятый канал для телезрителей подготовил большую премьеру: в понедельник, 13 ноября, стартует показ многосерийной ленты «Страсть».

Общество

Реклама