1. Пятый канал
  2. Без скелетов в шкафу: Как в СК будут решать проблему «врачебных ошибок» — репортаж

Без скелетов в шкафу: Как в СК будут решать проблему «врачебных ошибок» — репортаж

, 19:38 Репортаж 463

Следственный комитет России создал специальный отдел, который будет заниматься правонарушениями, связанными с лечением людей.

Глава следственного комитета России Александр Бастрыкин на этой неделе подписал приказ о создании специального отдела, который будет заниматься вопросами, так называемых «врачебных ошибок». Эти правонарушения называют ятрогенными, то есть связанными с лечением. Так, прошлый год стал рекордным по числу уголовных дел в отношении врачей — счет идет на тысячи. Сейчас мнения разделились.

Как вы оцениваете работу Дмитровской городской больницы? 9% — все устраивает, 65% — ужасно, непрофессионализм, отвратительное отношение и организация работы. И 26% вообще не обращаются в эту больницу, предпочитают другие.

Опрос, организованный Еленой в соцсетях, примерно соответствует данным ВЦИОМ. За последние пять лет недоверие населения к медицине выросло с 36 до 60%. А количество обращений в Следственный комитет — троекратно. Все собравшиеся на эту встречу проходят потерпевшими по уголовным делам.

— Вы все сидеть у меня будете за убийство дитя моего, — сказала Ирина Круглова врачу.

— Вы же знали, что смерть неизбежна вашего ребенка, — ответил ей доктор.

— Кто сказал, что смерть неизбежна? — спросила Ирина.

Больное сердце, пусть и с трудом, но поддавалось лечению столичных кардиологов. До тех пор, пока ребенок не попал в больницу города Дмитров.

— Она мне ответила, я сама все знаю, за вашего ребенка несу ответственность. Не посчитала нужным проконсультироваться с лечащим врачом и назначила лекарства, которые оказались ядом для моего ребенка, — рассказывает Ирина Круглова.

Солевые капельницы были противопоказаны. Организм Димы не выводил жидкость. И за три дня процедур, его сердце, как говорит Ирина, залили. Несмотря на мольбы направить мальчика в Москву.

Профессиональное выгорание или просто равнодушие? Что происходит с врачами — репортаж

Она показывает документы экспертиз, густо исчерканные красным. Рядом с ней — Александр, тоже с документами и отцовскими медалями. Воину-афганцу не смогли, а по сути — не захотели, диагностировать язву.

— В течение 90 дней, если диагноз не установлен, должны направлять человека на медкомиссию. Там ВК. И ВК, если диагноз не поставлен, направляет в вышестоящую инстанцию. Направления, ничего не было, — вспоминает Александр Сиротин.

Просто кололи антибиотиками и спустя полгода мучений, он умер. История Елены не такая печальная. Она смогла выбить для своей дочери направление в Москву. Туда девочка тоже попала без адекватного диагноза, но в тяжелом состоянии. Следствие по всем делам, считают потерпевшие, искусственно затягивается.

Резкий рост количества жалоб на действия врачей — вынудил Следственный комитет перестраивать работу. Создается специальное подразделение по преступлениям в сфере медицины. Качественно их расследовать без специальных знаний — очень сложно. Идет речь и о создании собственной экспертизы по делам.

Этим летом комитет предложил ввести две новые уголовные статьи: за ненадлежащее оказание медицинской помощи и сокрытие таких фактов. Сейчас медработников судят за причинение вреда здоровью, либо смерти по неосторожности. И, казалось бы, меры отвечают озвученной плохой статистике. В лиге прав пациентов готовы помочь следователям консультациями по сложным делам. Но криминализацию врачебных ошибок считают лечением симптомов проблемы.

— Мы пишем карту для прокурора — нас этому учат со студенческой скамьи — это криминальное поведение! То есть вы постоянно думаете, что у вас за спиной может стоять прокурор с уголовным наказанием, соответственно вы выстраиваете свое поведение, как преступник потенциальный, — пояснил Александр Саверский, президент лиги пациентов.

Лишить хорошего врача возможности ошибаться, значит лишить его способности принимать рискованные решения, которые не редко спасают жизни. В тоже время вернуть в профессиональный тонус плохого врача просто необходимо. И это задача Минздрава, а не следствия. Невежество медиков, которых приходится защищать в судах, иногда поражает самих адвокатов.

— Начинаешь рассказывать про стандарты, порядки, базовые вещи, которые знают даже все пациенты. Что существуют стандарты порядки, протоколы, рекомендации. Они, такое ощущение, что это прям первый раз слышат. И это проблема, — рассказал адвокат, заместитель председателя ассоциации медицинского права Санкт-Петербурга Алексей Горяинов.

Ужесточать законодательство необходимо — в этом с государством солидарны и юристы, и правозащитники. Но не путем криминализации. Наоборот, развивать административную ответственность — вводить систему серьезных штрафов, лишать профессиональных лицензий. У каждого врача может быть «свое кладбище» — всех не вылечишь. Могут быть и ошибки, но «скелетов в шкафах» быть не должно.


Читайте также




Новости СМИ2