Республики кривых зеркал: сколько евреев в Литве и Латвии уничтожили нацисты

К годовщине освобождения Освенцима ФСБ России рассекретила материалы о том, что творилось в одном из самых беспощадных лагерей смерти.

Фото, видео: ТАСС / Artur Widak; 5-tv.ru

Когда читаешь эти протоколы — становится страшно. Изощренные пытки и издевательства нацисты превратили в обыденный процесс. «Фабрика смерти» работала четко и бесперебойно. Взрослых, которые больше не могли работать, травили газом или сжигали в печах. Или загоняли в тесную комнату по 50 человек и постепенно выкачивали оттуда воздух.

Пытали водой, травили собаками, морили голодом. Среди надсмотрщиков нашлись польские граждане. Причем узники рассказывали, что, «поляки были более жестокие, чем немцы». Особенно изощренными были женщины-надзиратели. Одна из них, Элизабет Хассе, описывает одно из своих любимых развлечений.

«За плохую работу, не почитание обслуживающего персонала, найденные письма, — были наказаны заключенные так называемым „спортом“, когда узники должны были в воскресный день бегать несколько часов с грузом на расстояние 700-800 метров», — говорила надзирательница Элизабет Хассе.

Так уж случилось, что в дни памяти по жертвам холокоста тут и там стали раздаваться голоса об отрицании трагедии. Хотелось бы сказать случайно, да нет. Ничего в мире большой политики не бывает случайно. Громче всех об этом кричат те, кто даже заикаться на эту тему не имеет права. Речь о Польше и прибалтийских республиках. Но, будьте уверены, пока мы будем помнить и говорить правду, ни одно преступление не будет забыто. Корреспондент МИЦ «Известия» Андрей Захаров подробнее.

«4 июля 1941-го. Пятница. В большой рижской синагоге много людей, но не для празднования шаббата, они прятались в подвалах от охотников на евреев. Каратели латышской вспомогательной полиции под командованием Арайса заколотили окна, облили здание бензином и подожгли. Внутри было около полутысячи человек. Все они сгорели заживо. Не осталось ничего и от синагоги. Эти символические стены возвели специально для мемориала», — рассказывает корреспондент Андрей Захаров.

С главой латвийского антифашистского комитета мы встречаемся около развалин, ставших символом остервенелого геноцида евреев не только в Риге, но и по всей прибалтийской республике. А здесь его осуществляли с особым рвением.

«В 1946 году в Риге состоялся суд над немецкими эсэсовскими генералами и эмиссар Осланда тогдашний, когда ему задали вопрос «Прочему немцы вывозили евреев из Европы на уничтожение в Латвию?» он ответил «Знаете, местное население проявило недюжинный энтузиазм в этом деле, поэтому мы привозили, а они с удовольствием этим занимались», — говорит сопредседатель латвийского антифашистского комитета Иосиф Корен.

В некоторых городах и деревнях соотношение немецких карателей и местных националистов было один к восьми, а иногда и один к 45. Они изощренно убивали, а офицер СС фиксировал сделанную работу. Убирать последствия расправы поручали тем, кто в 90% случаев на следующий день сами становились очередным десятком, а то и сотней жертв. О том каково рыть могилу либо себе, либо своим самым близким Маргер Вестерманис представляет, как никто другой. В 15 лет он со всей семьей попал в Рижское гетто.

«Громадная яма, кое-кто из мужчин увидел расстрелянную жену, расстрелянного ребенка. Люди погибали как мухи. Единственное спасение — было самоубийство, но самое дорогое это был яд!» — рассказывает историк Маргер Вестерманис.

Он до сих пор не прикасается к пианино — инструменту который так любил его старший брат — профессиональный музыкант. Вместе с отцом, матерью и сестрой они погибли во время чудовищной резни зимой 41-го. Тогда по личному приказу Гимлера гетто уничтожили. За два дня убили почти 30 тысяч евреев. Сам Маргер Вестерманис каким-то чудом избежал гибели — накануне бойни его отправили в концлагерь.

«На этом стенде 12 родственников — бабушкины детей. Мои дяди и тети. Они жили рядом с сожженной синагогой и поэтому там оказались. Они убивали, а теперь они герои. Их надо было вешать на столбах, как они вешали людей», — говорит Иосиф Якобсон.

Причем повешение, расстрел или забой палками до смерти или даже сожжение заживо сами евреи считали не самым жутким исходом — рассказывает Иосиф Якобсон. Куда страшнее было попасть в концлагерь Саласпислс под Ригой. Там накачивали мышьяком, проводили полостные операции без обезболивания, пытали, травили собаками, закапывали заживо, испытывали различные яды. А детей, которых в лагере было большинство — использовались как доноров для солдат Вермахта. Команда Айраса регулярно пригоняла сюда новый, как их называли — расходный материал.

«Вопрос коллаборационизма в Латвии он намного больше, чем в той же Эстонии и той же Франции потому что, например, легион „Шарлемань“ или дивизия СС „Шарлемань“ была 25 тысяч человек. По вопросу латвийского коллаборационизма одни только дивизии Вафен СС около 51 тысячи человек. Сейчас очень выгодно искать на кого бы скинуть вину», — рассказывает магистр истории Лев Перлов.

Но таких историков как Перлов, Якобсон или Вестерманис — единицы, и их никто не слушает. Официальную новую Латвийскую историю теперь несут в массы такие государственные служащие, как Карлис Крекис и ему подобные.

«Латвия же была оккупированным государством на момент пришествия нацистов. Можно рассматривать отдельно преступления, но никак не связано с государством», — считает историк, гид музея оккупации Карлис Крекис.

Самых отъявленных латышских мясников и коллаборационистов — Арайса, Цукурса и Пунтулиса здесь вопреки, здравому смыслу, послевоенным трибуналом, не считают военными преступниками, зато советских солдат освободивших Латвию ценой сотен тысяч жизней уравнивают с нацистами. При этом символику первых запрещают законом, а символам вторых отдают государственные почести. Бывшие легионеры СС и их почитатели из местных радикалов сегодня маршируют по главным улицам Риги.

Точно такие же шествия, традиционно перетекающие в факельные, регулярно проходят во время государственных праздников в центрах Риги, Таллина и Вильнюса. В столицах стран, где когда-то было замучено рекордное количество евреев. Так, в Эстонии погибло 22% живших до оккупации, но только потому что остальные почти 60% успели сбежать, еще часть пошли воевать против захватчиков, в Латвии уничтожили без малого 90%, а в Литве практически полностью истребили еврейскую общину, которая до холокоста насчитывала четверть миллиона человек.

«Литовский народ не мог участвовать в холокосте, так как был порабощен», — говорит депутат сейма Литвы Арунас Гумуляускас.

О том, что и Литва не участвовала в холокосте, на научной конференции заявляет даже не историк, а депутат сейма Арунас Гумуляускас. Комиссия политика уже готовит законопроект, который официально признает Литву не участвовавшей в геноциде евреев. Но объявить страну полностью невиновной у главы Комиссии по вопросам исторической памяти язык без оговорок не поворачивается.

«Мы — в отличие от запада — пережили две волны оккупации. Советов и Запада, ой, извините, нацистов. Но отдельные представители — ясно, что участвовали в холокосте, но это должен решать только суд», — говорит депутат сейма Литвы Арунас Гумуляускас.

Они следуют польскому примеру, где два года назад приняли закон согласно которому любому кто скажет что поляки сотрудничали с нацистами — три года тюрьмы, но тогда очень жестко отреагировали Россия, Израиль и США. Варшава немного сдала и заменила уголовку — административной ответственностью. Прибалтийские подражатели тихо наедятся, что их пронесет и старшие братья не заметят. И это когда документально подтверждено, что самый крупный акт холокоста в Литве — Каунасский погром с пятью тысячами публично казненных евреев произошел летом 41-го еще до прихода нацистов и уже после отступления Красной армии. Тут ответственность на других не переложишь.

«Речь о националистах, которые осуществляли антирусскую и антиеврейскую политику как 80 лет назад, и к сожалению, разделяют эти же воззрения и сейчас и к сожалению, находятся у власти», — считает политолог Александр Дюков.

И вместо того, чтобы признать ответственность, наши балтийские соседи продолжают смеяться над памятью миллионов погибших за годы холокоста. Теперь они прославляют тех, кто его творил. Самые отъявленные нацисты сейчас из пучин ада, наверняка смотрят на свой рейх комиссариат Остланд с улыбкой, там до сих пор свято чтут их принципы.




Новости Lentainform

Загрузка...