Пока вокруг кружила смерть: тяжелые судьбы людей, спасенных благодаря «Дороге жизни»

22 ноября 1941 года по льду Ладожского озера отправились первые грузовики. С этого момента уже прошло 80 лет.

Фото, видео: ТАСС / Карпов Ладислав, 5-tv.ru

Важнейшая историческая дата этой недели. Легендарной «Дороге жизни» — 80 лет. 22 ноября 1941 года по льду Ладожского озера отправились первые грузовики. Это была единственная военно-стратегическая транспортная магистраль, которая связывала город на Неве и большую землю. Трасса длиной в 30 километров стала спасением для миллионов людей, а еще символом невероятного мужества и стойкости.

Рискуя жизнью на хрупком льду, под обстрелами фашистской авиации, наши водители и военные эвакуировали из Ленинграда измученных голодом людей, а после возвращались в блокадный город с хлебом. Десятки тысячи остались подо льдом Ладоги навсегда.

Максим Облендер о настоящих героях и тех, кого они спасли. Для всех них «Дорога жизни» стала судьбой.

Осиновецкий маяк — путеводная звезда для длинного строя полуторок «Дороги жизни», но в то же время — ориентир для вражеской авиации. Возможно, по этой причине он уцелел сам, более того — помог уцелеть другим.

Во время бомбежек и обстрелов «Дороги жизни» именно в маяк с его толстыми бетонными стенами бежали прятаться те, кто работал на переправе. Удивительный момент — 70-метровая громадина раскачивалась — отклонение верхушки достигало полутора метров. Очередной обстрел. Народ все прибывал и прибывал, среди них — беременная комсомолка Зинаида, она поднималась все выше и выше. И вот во время качки, у нее на восьмом месяце начались преждевременные схватки, она родила прямо в Осиновецком маяке, на «Дороге жизни», пока вокруг кружила смерть.

«Отгородили угол плащ-палатками, медиков не было и благодаря женщинам, которые им помогли, на свет появился мой отец. Она, когда его увидела — испугалась. Младенец был скелетик», — рассказывает Лариса Коповая.

«Дорога жизни» плотно вплелась в линию жизни этой семьи. Глава семейства чинил железную дорогу после обстрелов, мать — помогала раненным. Всю блокаду они жили максимально близко к спасительному пути, но у них и в мыслях не было уехать — понимали, что нужны здесь, чтобы эту, единственную артерию не удалось пережать врагу. Дом Клавдии Никитичны — еще одной ленинградской девчушки — так и стоит на берегу озера. Длинный строй машин все еще перед глазами, хоть и прошло 80 лет.

«Ее за две недели, дорогу сделали — лес пилили. Туда — людей везут, обратно туши или лошади, или коровы, не прикрытые ничем, наставлены в машины», — вспоминает жительница блокадного Ленинграда Клавдия Гвоздикова.

Первая вереница еще по тонкому льду — 60 полуторок преодолели 30 километров с запада на восток Ладоги в поселок Кобона. Катерами и машинами летом и зимой. За годы блокады из голодного и измотанного постоянными обстрелами города удалось вывезти полтора миллиона ленинградцев.

«Мы садились на маленький катер, и старший катера сказал маме: „Определитесь ближе к центру и привяжите детей. Я ни за что не ручаюсь“. Эти слова я запомнила навсегда», — вспоминает Валентина Антонова.

«Дорога жизни» для нее могла оборваться в августе 42-го. Когда с детьми и стариками соседние катера с огромными красными крестами на обшивке шли на дно. Немец не щадил никого. Рулевой лавировал как мог. Валентина Антонова и ее семья выжили. Позже она получит образование, уже вернувшись в Ленинград, а потом поедет опять в Сибирь — ставшей для нее второй родиной. Здесь на пенсии возглавит краевую организацию «Блокадник», станет инициатором установки памятника в Красноярске. Детям войны, что символично, на проспекте Мира.

Чтобы все поколения знали эту страшную страницу в истории страны. Историю небывалого подвига, когда по рельсам железки «Дороги жизни», несмотря ни на что, шли составы, когда по дну Ладоги в город с большой земли водолазы протянули топливопровод, несколько силовых кабелей, для подачи в Ленинград электричества.

«Сваривали в плети длиннющие и вытягивали пароходом, крепили на бревна, чтобы он плыл. Синусоиду прогибания льда изучали, отчего она зависит. Надо было изучать многие вопросы, и война заставила их изучать», — объясняет командир поискового отряда, председатель объединенного совета ветеранов Дороги Жизни и их потомков Сергей Панин.

Водитель Валерий Туркин тоже изобретал. После войны на свою скорую помощь, такую же как на Ладоге полуторку, поставил самодельную сирену, чтоб уступали дорогу в его родной Вологде, когда он мчал на вызов. Спасать жизни было не впервой.

«По Дороге Жизни возил питание в Ленинград, а оттуда танковые двигателя».

«А людей приходилось вывозить?»

«По приказу было запрещено. Но двух девчонок под брезентом вывез», — вспоминает сын шофера Дороги Жизни Валерия Туркина Вадим Туркин.

Вывез под дождем фашистских пуль. В трудовой книжке записей много, но почти все они одинаковые. Дети, внуки героя говорят: шофер всю жизнь провел за баранкой. После Ленинграда под Кенигсбергом, потом на русско-японской войне, а потом на станции скорой помощи. И тяга к машинам передалась по мужской линии.

«Я с 14 лет сел за руль машины. С отцом, но все же», — говорит сын шофера Дороги Жизни Валерия Туркина Вадим Туркин.

А в музее «Дороги жизни» ведет экскурсии Лариса Коповая — дочь того самого рожденного в Осиновецком маяке малыша. Она говорит и быть по-другому не могло, на генетическом уровне прикипела к этим местам!

Отец не смог принять участие в съемках — здоровье не то что раньше — недоношенный ребенок от исхудавшей матери стал первоклассным военным и сделал отличную карьеру.

В доме по соседству Клавдия Никитична не отпускает без песни на прощание:

«Газманов поет: родилась я в Советском Союзе, выросла я в СССР, и потом еще песня «Я по-русски жила, сто раз падала я и сто раз поднималась! Вот так! Поднимаюсь, улыбаюсь!» — рассказывает жительница блокадного Ленинграда Клавдия Гвоздикова

Потому что выстояли и выжили, не растеряли боевой дух и в 90 лет! Связанные линиями жизни через одну дорогу, от Ладоги во все уголки большой страны.


Последние новости

23:04
22:54
22:34
22:20
22:06
21:46

Сейчас читают


Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2