117 дней дрейфа на плоту: как удалось выжить обычной супружеской паре

Супружеская пара выжила, дрейфуя на плоту 117 дней

117 дней дрейфа на плоту: как удалось выжить обычной супружеской паре

Фото: www.globallookpress.com / Danilo Dittrich

Перейти в ДзенСледите за нашими новостями
в удобном формате

Эту историю называют истинным чудом.

Об отважных морских путешественниках пишут книги и снимают фильмы. Тема выживания человека среди голой стихии никогда не надоест. Вымышленные приключения обычно заканчиваются хэппи эндом. Тяга к морским странствиям едва не стоила жизни английской супружеской чете Бэйли, которые осуществили давнюю мечту, вложив все заработанное в яхту. Решив отправиться в кругосветку, они чудом выжили после 117 дней дрейфа в океане.

Мечтали о кругосветном путешествии

Морис и Мэрилин Бэйли оба любили море и в будущем планировали исследовать неизвестные страны, бороздя водные просторы. Супруги много работали, копя средства на собственную яхту. Наконец, давняя мечта начала превращаться в реальность, но тогда никто даже не догадывался, во что это обернется. Сумма требовалась немалая, и для ускорения Мэрилин предложила мужу продать жилье в городе Саутгемптон на юге Англии.

Сначала Морис отказался, опасаясь остаться без дома. Но настойчивость Мэрилин в итоге взяла верх, и она убедила мужа, что жить можно и на судне. Решение было принято, и пара взялась за изучение морского дела и теорию строительства десятиметровой яхты. В общей сложности этот процесс занял 4 года. Наконец готовое судно назвали «Ауралин» и спустили на воду. В самом начале лета 1972-го чета Бэйли отправилась в долгое плавание. Конечным пунктом назначили Новую Зеландию, где и планировали задержаться.

В первое время все шло ровно и не выходило за рамки. Морис и Мэрилин пересекли Атлантический океан, достигли Американского континента, переплыли Панамский канал и вышли в Тихий океан. В марте, спустя девять месяцев путешествия, они решили пришвартоваться у берегов Галапагосских островов. Но эти планы нарушил случай.

Встретились с умирающим китом

Неподалеку от курса частного судна занимались промыслом рыбаки. Экипаж загарпунил кита, но тот освободился. Громадное раненое существо рвануло в сторону британского шлюпа и проломило борт ударом хвоста. При этом виновники случившегося уже успели скрыться за горизонтом. Супруги Бэйли быстро поняли, что залатать такую пробоину своими силами невозможно. Нужно было действовать быстро, и они решились покинуть тонущую яхту. Спустив на воду резиновый плот в 1,8 метра и надувную лодку, перенесли вниз запасы еды, фальшфейеры, аптечку и газовый баллон с маленькой плитой.

Это случилась 4 марта 1973-го, как значилось в личном дневнике Мэрилин. Она начала делать записи с первого же дня крушения. К шестому дню дрейфа Бэйли перестали грести, понимая, что зря тратят силы. Решив положиться на судьбу, стали дрейфовать. Время коротали за игрой в домино, сделав «костяшки» из бумажных листков. Кораблекрушение случилось в активном судоходном районе, поэтому рассчитывали на скорое спасение. Морис умиротворенно изучал «Технику безопасности и выживания в море», по счастливой случайности прихваченную с собой из библиотеки, а Мэрилин делала записи в дневник, рисовала платья и чертила план следующей яхты. Судно решено было купить сразу же после прибытия и отправиться в Патагонию.

К восьмому дню показался первый корабль. Супруги прыгали, кричали, сожгли все сигнальные шашки, но их не заметили. Спустя еще несколько дней из горизонта выплыло второе судно. Для привлечения к себе внимания, Бэйли подожгли часть одежды, но остались снова незамеченными. Запасы газа подходили к концу, так что перешли на сухие консервы в холодном виде. Через две недели не стало и этого. Изрядно проголодавшись, супруги поймали огромную черепаху и съели ее в сыром виде. Так прошел месяц, и Морис начал сдаваться. Отвлекая его от депрессивных мыслей, Мэрилин нарисовала игральные карты и настаивала на игре в бридж.

Взаимными усилиями пара поддерживала друг друга, не теряя рассудка. Черепашьи запасы истощились, и Бэйли начали практиковать рыбалку. В сезон палящего солнца их спасла установленная на плоту палатка. Так и дрейфовали к северо-западу от Галапагосов, пока сильные ветра не начали сносить суденышко прочь. Ориентируясь в океане, Мэрилин и Морис знали, что до ближайших островов оставалось около 500 километров.

Решили снова грести на юг, сменяя друг друга на веслах. Но после замеров оказалось, что плот стоит на месте, а все усилия идут на то, чтоб дрейф замедлился. Зато океан в той части просто кишел рыбами всех цветов радуги и ракушками. Изредка подплывали даже дельфины и касатки, а над головами кружили фрегаты и олуши. Под плотом от жары прятались галапагосские черепахи, а поодаль тревожно рассекали гладь акульи плавники. Как-то ночью супруги впервые услышали пение китов, а под утро прямо у плота всплыл большой кашалот. Морис с Мэрилин замерли, опасаясь, что гигант перевернет их убежище. Они молча смотрели прямо в его немигающий глаз, ожидая, когда же он ударит хвостом. Левиафан простоял так около десяти минут и удалился.

Чудесное спасение

Теперь рыбалка была простой и быстрой, ведь некоторых рыб можно было буквально доставать из воды руками. Доводилось отобедать и «дичью». Птицы в тех краях людей не видели, а поэтому садились на лодку без опасений. Конечно, заканчивалось это для них плохо. Но чаще всего по-прежнему в ход шли черепахи.

Мэрилин в те дни писала в своем дневнике, что на плоту не осталось ни секретов, ни уединения, ни комплексов. Но при этом, наступил покой. Сбросив привычные оковы цивилизации, супруги пришли к себе.

Вдруг настал период штормов и проливных дождей. Во время очередной бури Морис вывалился за борт, а все снасти утонули. Стоило плоту начать дрейфовать к суше, как течением снова сносило вглубь океана. К концу второго месяца и лодка, и плот износились. Приходилось постоянно вычерпывать воду. Супруги истощились и с трудом держались на ногах. Мориса стал мучить сильный кашель, и он часто терял сознание. Как-то утром, Мэрилин услышала звук мотора и приближающийся корабль. Плот заметило корейское судно «Вольми 306». Обессиленных мореплавателей приняли на борту, выходили за пару недель и высадили на Гавайи.

По возвращении Морис и Мэрилин издали книгу о 117 днях в океане, а на гонорар купили новую яхту Auralyn II. В 1975-м они снова отправились в плавание, а спустя пять лет вернулись жить в Англию, увлекшись альпинизмом. После смерти супруги Морис дал свое последнее интервью. Мужчина признался, что тот плот остался самым ярким впечатлением всей жизни, и он мечтает снова оказаться в океане со своей женой.

Ранее 5-tv.ru рассказал историю чудесного спасения, как в Петербурге врачи удалили редкую сосудистую опухоль глаза.



Последние новости

21:26
21:18
21:07
21:07
20:48
20:33

Сейчас читают


Новости СМИ2


Новости партнеров