Хроники Донбасса: диалоги из блиндажа. Часть первая

12 октября, 18:07 Чтение Репортаж

На войне, как ни странно, среди крови, миномётных обстрелов и смертей, люди продолжают жить… Вспоминать прошлое, мечтать о будущем, любоваться небом, заводить кошек, говорить… Но на фоне сводок о боевых действиях всё это остаётся незамеченным… Анна Долгарева решила восполнить этот пробел.

Фото: Пятый канал

По окопам нас ведет человек, которого зовут Ладога.

То есть, вообще-то его зовут Алексей, он офицер ЛНР, в прошлом бизнесмен в Ленинградской области, но теперь его зовут Ладога. Он показывает нам блиндаж и хвастается:

– Вот эти все окопы и блиндажи мы сами вырыли. За месяц. Командование не верило, а мы вырыли. Мне еще в мирной жизни копать много случалось, я археологией увлекался, нумизматикой. Ездил под Тверь на раскопки…


Фото: Пятый канал

Здесь вряд ли есть какой-то культурный пласт, в этом донбасском черноземе, разве что археологи будущего скажут потом когда-нибудь – какая тучная, многими телами удобренная земля.

Но блиндаж хорош, уютен, застелен тростником.

Ладога приносит мне воды в большой железной кружке. Начало октября, но жарко, как летом. Особенно в бронежилете. Я расстегиваю бронежилет, снимаю каску – до вражеских позиций целых полтора километра.

– А тебе вообще, как в этом климате? – мрачно интересуюсь я у Ладоги.
– Жарко, – смеется он. – В пятнадцатом году я в последний раз был в Карелии. Мы тогда с друзьями заехали на мотоциклах, через Рускеалу…
– Не люблю Рускеалу, – отвечаю я. – Красиво, только туристов слишком много.
– Это места знать надо. Есть там братская могила русских и финских солдат, еще с финской войны… Только туда, конечно, шесть километров по лесу ехать. В этом году, наверное, отпуск возьму. Соскучился по родине.
– А когда вообще с войны собираешься уходить?
– А у нас война? – смеются сразу все, кто собрался вокруг. – Нет войны – некуда уходить, – повторяет Ладога. – Вот когда это закончится, тогда и уйду.


Фото: Пятый канал

– А я местный, мне вообще, уходить некуда, – говорит молодой парень с полными губами и длинными ресницами. Его зовут Игорь, позывного, считай, нет – так и называют Гариком.
– Я тут, в поселке Донецком, учился, в этой самой школе, которую разбомбили. Хорошая школа была.

Я спрашиваю:
– А как твои одноклассники? Кто-нибудь тоже пошел воевать?
– Не, в основном все либо в Россию, либо на Украину уехали, – машет нестриженой головой Игорь. – Хотя один пошел на украинскую сторону в артиллерию воевать. А его отец тут в милиции. Вроде, они друг от друга отказались.

– Гражданская война, – говорит Оскар. Это он привез нас сюда, на позиции.


Фото: Пятый канал

Я прохаживаюсь, выискивая, что бы еще поймать в кадр, и вижу черно-белого котенка.

– Ой, кошечка! – радуюсь я. Кошечка охотно запрыгивает на руки, трется носом о ладонь.
– Да, – говорит Оскар. – Надо бы вторую кошку завести, для второго блиндажа.
– Цыган уже договорился.
– Только взрослую кошку уже, не котенка. Чтобы охотница была.
– Ну, если взрослую… А зачем взрослую? Мы Масяню мелкой взяли, и ничего, научилась быстро, мышей ловит только так.
– Зачем вторая кошка? – спрашиваю я.
– Зима скоро, мыши полезут в блиндажи греться. Если кошка их ловить не будет, то мы с мышами и спать будем. Блиндажа у нас два, а кошка одна. Была другая, но умерла, когда котенка рожала. Так она один раз ласку притащила, а второй раз вообще зайчонка. Настоящая хищница, – рассказывает Ладога.


Фото: Пятый канал

Мелкая хищница Масяня подставляет пузо, чтоб погладили.

Вечером над позициями высыпается Млечный путь, огромное звездное небо. Звезды южные, крупные, яркие.

Оскар рассказывает о психологических особенностях разных военных:

– Гаубичники – эти не привыкли, чтобы по ним били… Отработают с пятнадцати километров и укатятся. Минометчики самые «отбитые», потому что для кучного огня им нужно поближе подобраться, и тогда по ним «ответка» идет бешеная: лупят из «сапогов», из АГСов, из всего, чего угодно. Но самое психологически тяжелое – это когда по тебе из автомата начинают стрелять, потому что кажется, что тебя засекли. Если засекли – считай, все, ты труп… А вот пехоте, наоборот, привычно, когда по ним из автомата бьют, зато когда из более тяжелого – тут могут запаниковать.

Я глажу огромную немецкую овчарку по имени Бриг. Тот развалился на земле, задрав вверх лапы и поскуливает от наслаждения. Дворняга поменьше, но тоже немаленькая, тихо подходит ко мне и утыкается в меня носом.

– Это Шельма, – говорит мне кто-то из невидимых в темноте солдат.
– Грустная она какая-то, – отвечаю я.
– Она всегда грустная. Как ее хозяева уехали на Украину в 2014 году и ее бросили, так все время грустная ходит. Оттого и толстая. Потому что когда грустит, сразу жрать начинает.
– Как я ее понимаю, – вздыхаю я.


Фото: Пятый канал

– Если противник дальше, чем в трехстах метрах – не стрелять! – кричит механический голос в рацию. – Не стрелять! Приказ поняли? Иначе со страшной силой покараю!

Два выстрела ложатся далеко, следующие три ближе.

– Это «сто двадцатые»*, – говорит один из солдат.
– Нет, – возражает другой. – «Восемьдесят вторые»*, просто погода тихая, звук сильно разносится.

Очередная мина взрывается совсем громко.

– «Сто двадцатая», – уверенно говорит первый.

Я почти засыпаю под этим огромным небом. К полуночи стрелять перестали, только стрекочут цикады…

– Кота украли, – монотонно жалуется голос в темноте. Он говорит об этом весь вечер. – Нет, ну ты представляешь, маленьким подобрал, выходил, выкормил. Ошейник на него надел противоблошиный. Кот стал здоровенный такой, пушистый. И уже третий день его дома нет. Украли, точно украли. А он молодой еще, года нет. И красавец такой.

Спит, положив голову на лапы, овчарка Бриг. И грустная собака Шельма растянулась у ближайших человеческих ног.

Млечный путь течет с востока на запад, огромный и переливающийся.


Фото: gk170.ru

*Калибры миномётных орудий (прим. ред.)

Анна Долгарева


Читайте также


Новости СМИ



Комментарии

Написать комментарий

Для того чтобы написать комментарий, вам нужно войти

Вход

Через социальные сети

Регистрация

Войти Восстановить пароль

Восстановить пароль

Войти Регистрация

Мы в вконтактефейсбуке



Новости канала

Средняя доля канала в 2017 увеличилась по всем основным аудиториям: «Все 4+», «Все 18+» и «Все 25-59» на 5%. По аудитории «Все 4+» Пятый поднялся на 4 место среди федеральных телеканалов.

5-tv.ru

Новости канала

Новогоднее чудо начнётся ровно в 10.50 на Пятом! В канун праздника судьба главных героев фильма переплетётся самым неожиданным образом…

5-tv.ru

Цифры дня

Ночной показ многосерийной военной драмы «Охота на гауляйтера» с  долей 10,8% занял первое место в аудитории «Женщины 25-59 с высоким доходом» по России.

Для рекламодателей

Реклама