1. Пятый канал
  2. Как Ленинградское телевидение стало первым интерактивным

Как Ленинградское телевидение стало первым интерактивным

, 21:00 353

Они опередили эпоху. Авторы первых интерактивных программ Ленинградского телевидения еще задолго до появления социальных сетей, да и вообще компьютеров и мобильных телефонов, придумали и наладили систему обратной связи со зрителем, аналогов которой, на тот момент, не было не только в нашей стране, но и во всем мире.

Фото: архив Пятого канала


К середине 80-х Ленинградское телевидение стало полигоном новых идей. Автором самых передовых из них был режиссер Владимир Максимов. Вместе с супругой, ведущей Тамарой Максимовой, они впервые пригласили телезрителя участвовать в своих программах. Причем, это был не просто красивый ход с точки зрения новизны и свежести жанра, а в какой-то мере и хитрость. Чтобы обойти цензуру. По существовавшей практике, вспоминает Владимир Максимов, каждую готовую программу необходимо было сдавать специальной комиссии, причем за две недели до даты выхода в эфир. А потом еще цензор проверял, не высказывают ли в передаче крамольных мыслей, и не участвуют ли в ней люди, чье появление было под запретом. В такой гнетущей атмосфере в телецентре на улице Чапыгина зародились мечты о «живом телевидении». Чтобы воплотить замысел, пришлось совершить настоящую революцию.

Фото: архив Пятого канала

«Тамара работала в молодежной редакции. А я в редакции информации и пропаганды. И мы придумали программу «Общественное мнение». До этого был небольшой опыт — программа «Лицом к городу». Она выходила в записи, но тем не менее с участием большого количества зрителей и молодого, и среднего возраста, и пожилых людей. Репрезентативная выборка. И прямо в студии они голосовали по разным вопросам. Вот этот опыт мы и хотели использовать на новом этапе в программе «Общественное мнение», — вспоминал Владимир Максимов.

Телевидение, которое с появлением видеомагнитофонов, ушло в безопасной и удобной цензуре режим записи, снова стало работать в прямом эфире. А зритель, которому до этого отводилась роль стороннего наблюдателя, получил возможность влиять на ход программы. В распоряжении авторов было в общем-то немного технических возможностей. Ну, как еще можно было узнавать мнение зрителей по наболевшим вопросам в эпоху, когда смс еще не изобрели? Только с помощью телефона. И экзотического теперь телеграфа. Благодаря услуге «Телеграмма в кредит» зрители могли оставить отзывы, позвонив на Центральный телеграф по номеру 066 и сообщив оператору пароль «Общественное мнение». Телеграмма стоила довольно дорого — целых 6 рублей. Так что за один эфир, который тогда длился около трех часов, зрители могли пополнить бюджет почтового ведомства на многие и многие тысячи. В студии бесконечную ленту телеграмм прямо на глазах у зрителей распечатывал телетайп.

Фото: архив Пятого канала

В течение программы из многих сотен телеграмм ведущая успевала выбирать самые острые вопросы. Которые тут же, в прямом эфире, и озвучивала. В том числе и чиновникам, которые приходили на передачу. И тем, кто в будущем будет олицетворять политику всей страны.

«В первой программе у нас участвовал Чубайс. Никому неизвестный. В одной из программ, про кооперативы, участвовал Анатолий Александрович Собчак — тоже никому не известный. И вообще очень много людей, которые были тогда не очень известны, начинали с «Общественного мнения», — рассказывал Владимир Максимов.

На передачу, посвященную первым кооперативам, то есть становлению индивидуального предпринимательства, телеграфировала возмущенная телезрительница, которая требовала вернуть молодежь с рынков на предприятия:

«На всех рынках города днем торгуют кустарщиной — серьги, одежда и т. д. Молодые, здоровые люди — они что не заняты на производстве? Если так будет и дальше, кто же будет трудиться на государственных предприятиях?» — таким был крик души того времени.

Фото: архив Пятого канала

Зрительнице ответил завкафедрой юридического факультета ЛГУ, будущий мэр будущего Петербурга Анатолий Собчак, который предложил не оглядываться назад, а объяснить, что государство больше не может обеспечивать людей всеми видами услуг. И это — первое публичное высказывание будущего политика.

«Если мы не хотим стоять в очередях и не хотим, чтобы нас по-хамски обслуживали, надо развивать эту деятельность. Может, не нужно чтобы государство стригло. Эти услуги лучше окажут кооперативы и отдельные граждане, которые сориентируются на спрос».

Фото: архив Пятого канала

На самом верху, под потолком павильона, сидели 12-15 телефонистов. А в течение эфира работало множество горячих линий. Авторам передачи удалось договориться с местной АТС, чтобы звонки на все редакционные номера, которые обслуживали телецентр, перенаправлялись в студию «Общественного мнения». 

Чтобы не занимать перегруженные линии, зрителю, которому повезло дозвониться, полагалось либо озвучить короткий ответ на вопрос «Да/Нет», либо цифру, соответствующую ответу на вопрос из специальной анкеты, которая периодически появлялась на экране. Такие же анкеты в канун эфира публиковали в программке телевидения и радио. А уже во время передачи ведущая предупреждала, чтобы те, кто не успел купить газету, запаслись ручкой и бумагой. Надо было записать коды ответов и надиктовать их операторам колл-центра.

Фото: архив Пятого канала

А чтобы на передачу дозвонилось как можно больше зрителей, их просили использовать линии связи исключительно для передачи кодов и не отвлекать операторов от работы. Ведь каждому телефонисту за один эфир приходилось отвечать на несколько сотен звонков. В среднем, трубку надо было поднять 400 раз! А при обсуждении особенно острых тем, и того больше. 

В течение программы на экран выводились результаты голосования. Каждый месяц во время судьбоносных эфиров люди решали — нужны ли городу и стране кооперативы, нужно ли достраивать дамбу, стоит ли вводить «сухой закон» и надо ли сохранить смертную казнь. Результатам удивлялись все вместе. Оказалось, еще никто не знал, что на самом деле думают жители огромной страны.

«По смертной казни был сформулирован вопрос примерно так: «Могли бы вы лично участвовать в том, чтобы ликвидировать убийцу?» И была шокирующая цифра. Как помню, 75 процентов сказали, что лично бы расстреляли убийцу. Уникальные вопросы. Если эти передачи выдать в эфир сейчас, многие были бы в шоке.  Все-таки время было такое. Только-только Перестройка, только-только всё начиналось», — делился Владимир Максимов.

Чтобы обрабатывать невероятное количество информации, одних лишь телефонистов не хватало. Ленинградское телевидение впервые начинает осваивать компьютерную технику. А студию «Общественного мнения» отныне именуют телекомпьютерным центром.

Фото: архив Пятого канала

Успех программы препарировали профессиональные социологи. Для них ток-шоу стало идеальным методическим материалом и невероятно полезным пособием. Опрос в прямом эфире — такого еще никогда не было. Вице-президент советской социологической ассоциации Владимир Ядов, который стал активным участником программы, признал, что она была первым опытом активного включения в исследования общественного мнения:

«Передача позволяет каждому чувствовать пульсирование общественного мнения», — сказал, он в специальном выпуске, посвященному разбору первых программ.

Тогда еще не было возможности измерять зрительский интерес в процентах. Но было очевидно — рейтинг у программы колоссальный. А голосование зрителей не просто вносило разнообразие в эфир, а порой заменяло полноценный плебисцит. Так случилось в октябре 1993-го, кода в Петербурге ждали, что в город вот-вот войдут танки. У телецентра появились молчаливые бойцы ОМОН и бронетранспортеры.

Фото: архив Пятого канала

Вход в здание был ограничен, пропускной режим ужесточен, работали только службы обеспечения прямого эфира. Но авторы «Общественного мнения» решили — нужно срочно выходить, впрямую. Свободных рук не хватало. Молодая тогда сотрудница телевидения, которое уже стало не ленинградским, а петербургским, Анна Мандрыкина вспоминает, что в колл-центр «Общественного мнения» людей набирали прямо в коридорах здания.

«После работы мы встретили в уже пустом коридоре сотрудницу редакции «Общественного мнения», которая спросила, можно ли задержать кого-нибудь. Я согласилась. Оказалось, что нужно сидеть в студии во время прямого эфира и принимать телефонные звонки. Программу вела Тамара Максимова, она задавала вопросы телезрителям. Мне нужно было принять звонок и затем нажать на соответствующий тумблер «ДА» или «НЕТ» в зависимости от ответа звонившего. Я очень переживала, что не предупредила родителей о том, что задерживаюсь, но оказалось, что они не волнуются, поскольку все это время видели меня по телевизору», — поделилась с нами женщина своими былыми переживаниями.

И было из-за чего переживать: вопросы зрителям тогда задавали судьбоносные:

«Вся программа была посвящена противодействию Руцкого-Ельцина. Вплоть до того, что Тамара Максимова там на свой страх и риск задала вопрос «Кто ваш президент: Ельцин или Руцкой». Программа шла на всю страну. Народ проголосовал 80/20. За Ельцина. Когда программа закончилась, мы поднялись к начальству. И нам сказали: «Ваша программа остановила танки», — дополняют картину воспоминания Владимира Максимова.

Интерактивные технологии на ленинградском-петербургском телевидении использовали не только когда нужно было узнать мнение зрителей по важным вопросам. Развлекательное вещание тоже стало невероятно захватывающим благодаря невиданной дотоле обратной связи. На «Музыкальном ринге» победителя стали выбирать не гости студии, а все, кто смотрел эфир. Игорь Корнелюк участвовал в самом первом выпуске с новыми правилами и техническими усовершенствованиями. Вспоминает, что волновался тогда невероятно:

«Телефоны были аналоговые. Нужно было диск крутить. Я помню, что перед этим рингом думал, если у меня будет телефон 999-99-99, а допустим у Вити (композитора и исполнителя Виктора Резникова, который в той программе был соперником Игоря Корнелюка) будет 111-11-11, то ему реально большее количество людей дозвонится, чем на мой телефон. Но там было честно. Телефоны как-то по цифрам совпадали. Огромное количество звонков приходило. Люди смотрели. Переживали. Волновались».

Фото: архив Пятого канала

«Компьютерная обработка голосов зрителей началась!» — объявляла ведущая в конце каждого из трех раундов. После этого результаты выводили на так называемую «шкалу успеха».

Они не думали о том, чтобы войти в историю, но позже авторы интерактивного телевидения узнали — они и правда были первыми. Даже на конкурсе «Евровидение» телефонное голосование ввели спустя два года после «Музыкального ринга». Так начиналась новая эра в долгой истории Ленинградского телевидения. Первого интерактивного.

Ян Воскресенский


Читайте также



Новости Lentainform

Загрузка...