1. Пятый канал
  2. «Ты кто?» — композитор Веры Брежневой о Прохоре Шаляпине

«Ты кто?» — композитор Веры Брежневой о Прохоре Шаляпине

, 0:01 Эксклюзивное интервью 977

Отто Нотман — композитор, создавший популярнейшие хиты последних лет — «Москва», «Девочка моя», «Неземная», а также наполнивший гармонией сюжет музыкального фильма «12 месяцев» с Иваном Дорном.

Отто Нотман — петербургский музыкант с необыкновенным именем и историей. Музыка стала его жизнью еще в детстве. Уже в юности он работал с легендарными людьми отечественной культуры. В частности, директор группы «Кино» Виктор Белишкин назвал «мальчишкой лучше всех исполняющих песни Виктора Цоя».

В январе 2012 года выходит сингл «Москва» в исполнении DJ Smash и группы «Винтаж» — совместная композиция Отто и Татьяны Нотман. 20 недель он занимал первую строчку российских хит-парадов, став мгновенно клубным гимном столицы.

В этом же году начинается сотрудничество Отто Нотмана с продюсерским центром Velvet Music. За годы сотрудничества он стал композитором фильма «12 месяцев», автором песен Веры Брежневой «Бессонница», «Любовь на расстоянии», «Девочка моя», Аниты Цой «Агент 007», группы Чили «Только без паники» и многих других, а также стал лауреатом музыкальных премий «Песня года 2012», «Песня года 2014», «Золотой граммофон».

О том, как петербуржец написал главный клубный хит о Москве

«Получился очень прозападный продукт. Если убрать из этой песни вокал и русский текст и написать туда английский, то получится очень прозападная песня. И вот мы сидели с Таней (соавтор текстов — Прим.ред.)… Сидим такие грустные, типа вот Москва… Вот надо бы… Надо кому-то прислать, показать. И она уходит куда-то, я пошел на велике кататься. Я возвращаюсь, она мне показывает текст. Я смотрю на этот текст и понимаю, что очень откровенно. Изложила все мысли, которые у нас были по поводу Москвы. Мы, действительно, хотели в Москву поехать, но Москва она такая… Москва слезам не верит. Собственно, об этом текст и получился. Он получился очень откровенный, честный. Это не конъюнктура абсолютно, моя совесть чиста. Это абсолютно честная песня и я надеюсь, что многие ребята, которые собираются в Москву, ее слушают не только с точки зрения нот, но еще и попытаются что-то понять. В ней много правды о том, что происходит и как. И Тим Рокс, с которым я на тот момент сотрудничал по музыке. Он дружил с Лешей Романовым, я ему говорю: „Давай, песню покажем“. Мы отправили песню Леше. Леше эта песня очень понравилась. Он сказал: „Ребята, все классно. Я ее забираю. Будем ее петь“. Вот так получилось, что мы собственно и переехали в Москву и пошло, поехало».

О родном огороде и жизни в столице

«Я, как человек, наверное, который по роду деятельности болтается по странам, но очень хочет покопаться в собственном огороде. Вот у меня, вот такая тема. И многие сказали, что ты зря это делаешь. Ты, как бы выпадешь из вот этого течения, движения. И это будет не очень хорошо для твоей работы. Так как мне нужно постоянно общаться с артистами. В определенной степени они правы. Как собственно, те артисты, которых не показывают по телевизору, общая масса людей считает, что их просто нет. И я даже на самом себе это могу сказать, что кого я вижу по телеку, а, ну, понятно, работает, выступает. А кого нет, то, наверное, все, на пенсию вышел. Или что там с ним произошло. Но с другой стороны я надеюсь на то, что в определенной степени песни все-таки решают.

А Москва — это такой город, в котором хорошо работать. Это город, который не дает тебе возможности сесть на диван, включить телевизор, съесть попкорн и прочее… Нет, это город движения, он тебя прямо подстегивает для каких-то новых свершений. Я в Москве спал по пять часов и высыпался. Удивительно. Я в Питере сплю по 10 и просыпаюсь, как будто я не спал. Я не знаю, что это такое. Но Питер — это мой родной город. Я его очень люблю. Об этом вся Москва знает. Я об этом всегда говорю. Везде, особенно в Москве. Но Питер, он меня заряжает. В определенный момент я понял, что я не то, чтобы подустал, мне нужна энергия, которую я абсолютно точно могу получить в Питере. Я переехал в Питер, и я счастлив».

О гармонии Дмитрия Маликова

«Если ты можешь делать то, что тебе нравится, и при этом тебе за это ничего не будет — это практически гармония. Я не знаю, на сколько для него это все гармонично. Насколько ему удобно переключаться с одного на другое с одного творчества на другое творчество, но я думаю, что в определенной степени, он, наверное, достиг того, чего он хотел. Я на самом деле безумно рад тому, что есть такие люди, которые поднимают, вот этот вот пласт и делают его в определенной степени, не глобальной, но в определенной степени, они делают его каким-то популярным и что есть такие фигуры, как Дмитрий Маликов, который не старый дедушка с тросточкой, который, со всем уважением, в консерватории преподает теорию музыки, это молодой, но в принципе он молодо выглядит, я не могу его назвать старым, молодой мужчина, который успешный и тем не менее у него есть эта потребность в классической музыке и молодец, что он то делает».

О Вере Брежневой и Владимире Преснякове

«Если отвечать на вопрос, что раньше яйцо или курица, то с Верой у нас… Сначала писалась песня, когда песня дописывалась, становилось абсолютно очевидно, что эта песня для Веры. Это касается, как «Бессонницы», например. И счастливый случай, который в моем представлении в шоу-бизнесе и всей этой истории он играет большую значимую роль. Я думаю, что это процентов 50, как минимум. Ты можешь быть очень трудолюбивым, очень способным, талантливым, но если тебе не повезет и не сложится пазл, то эти песни лягут в стол. Мне, слава Богу, повезло.

На самом деле не было такого, что в мыле напиши песню Вере. Что «Бессонница», что «Любовь на расстоянии». Потом написалась «Девочка моя». Вера просто влюбилась в эту песню. Я на самом деле сам очень люблю ее. Она одна из самых музыкальных моих песен. И этот тот случай, когда-то, как песня написалась, она практически никак не изменилась. Та все тот же перебор гитарный. Чуть-чуть скрипочек. Она абсолютно аутентична. Это редкость, потому что у многих музыкантов спросите. Сильно ли отличается демо-запись от конечного результата. Все скажут, да вообще, это как будто разные песни.

В данном случае эта песня не изменилась вообще. Для меня как для композитора это большой успех. Значит, больше вообще ничего не надо, значит все настолько все правильно, настолько все в точку, что добавить собственно и нечего и не хочется. Я горжусь на самом деле этой песней, и она мне дала возможность думать о том, что балладные песни все-таки имеют место быть. Пять лет назад это было вообще не в тренде. Если честно. Баллада, гитара, скрипка.

К счастью, к мне приходят люди, которые понимают куда они идут. Например, одну из песен для Владимира Преснякова я написал по его просьбе. Даже, наверное, несколько.

Те песни, которые были до этого «Неземная», «Бабочка и мотылек» я в диком восторге, потому что… Во-первых, когда мне было очень мало лет, лет 13-14, я пел песни Преснякова. Я считал его российским Майклом Джексоном, русский, советский Майкл Джексон. Помните, как он танцевал? Ну, реально, Майкл Джексон. Я думал, Владимир Пресняков, это просто там бог…. «Недотрога», «Кот в мешке», это действительно крутые песни. А тут ситуация-то поменялась, теперь он у меня песни заказывает. В общем, обменялись мы немножко песнями.

Для Володи иногда, не всегда, но пишу песни под заказ. Как я это делаю? Если честно, то я пытаюсь петь его голосом, я пытаюсь петь фальцетом и реально в такой манере у меня получаются песни, которые ему подходят. Это секрет. Если петь (напевает низким голосом — Прим.ред.) я никогда не напишу песню для Преснякова, а если я начинаю вспоминать все песни, которые он пел, то у меня начинает открываться вот этот вот канал, который дает мне возможность написать песню для Володи».

О Прохоре Шаляпине

«Вот, например, Прохор Шаляпин. Замечательный человек. Но я ни одной его песни не знаю. Как так? Я считаю, что это недоработка небольшая. Он не снимается в кино, не работает ведущим на каких-то премиях и концертах. У меня возникает вопрос — ты кто тогда? Получается, что он как бы и артист, но при этом песен я не знаю. Я считаю, что это недоработка композиторов, которые с ним работают».

А может у него нет желания петь? Например, он хочет, зарабатывать популярность на скандале? Например, как Никита Джигурда?

«Я думаю, что это происходит не из-за того, что ему не хочется сниматься в кино или ему не хочется участвовать в каких-то театральных постановках. Я думаю, что весь этот хайп происходит как раз из-за того, что очень хочется, но как-то же надо себя проявить. Я уверен на 100%, что каждый из них лучше бы спел бы крутую песню, которая звучала бы из каждого утюга. Нежели чем попадать на страницы желтой прессы, например. Может, я, конечно, слишком мечтательно об этом думаю, но мне кажется, что все это так».

Они тогда жертвы шоу-бизнеса?

«Нет, они здесь являются жертвами отсутствия хорошего материала. Отсутствия песен, которых бы они так хотели, но которых никто им не может написать».

О шоу-бизнесе

«Я не могу сказать, что дефицит в музыке. У нас просто очень… Это не логистика, я не знаю, как это называется, когда товары по полкам раскладывают. Очень много неправильно разложенных товаров. Неправильно все это расставлено. И я думаю, что… Странно, несмотря на то, что у нас век интернета и все настолько доступно и может каждый друг с другом связаться от мала до велика, но видимо, как-то не складывается.

Причем, примеров много. Пути людей, которые ищут, ищут, ищут и те, которые действительно ищут и хотят найти. Они в какой-то момент находят, таких примеров очень много. Григорий Лепс. Он долго искал материал и вот, например, я помню у меня в Питере есть друг. Он ему написал песню «Вьюга». В моем представлении, с этой песни у него начался какой-то сдвиг. Все! Машина поехала, а потом пошло-поехало. В итоге Лепс — это Лепс!»


Читайте также




Новости Lentainform

Загрузка...

Комментарии

Войдите, чтобы написать:

Через социальные сети

Забыли пароль?

Войти