Рукотворный ад на земле: 75 лет со дня бомбежки Дрездена

Англо-американская авиация три дня буквальна стирала город с лица земли. Жертвами атаки стали не менее 60-ти тысяч человек.

Фото, видео: ТАСС/DPA, 5-tv.ru

В этот четверг весь мир вспоминал страшную бомбардировку Дрездена. 13-го февраля исполнилось 75 лет рукотворному аду на земле.

Англо-американская авиация три дня буквальна стирала город с лица земли. Жертвами атаки стали не менее 60-ти тысяч человек. Хотя до сих пор не утихают споры, что погибших было в два раза больше. И в подавляющем большинстве это были мирные жители.

В 40-х годах XX века Дрезден называли жемчужиной Саксонии или «Флоренцией на Эльбе». Это был город-музей с уникальными художественными ценностями. Все восторгались живописным положением Дрездена в долине реки Эльбы. Ну и конечно покоряла характерная барочная архитектура. «Музыка в камне», говорили тогда.

Вот Дрезденский замок — резиденция саксонских князей и королей. 700 лет истории. Или «Фрауэнкирхе» — одна из наиболее значительных лютеранских церквей города. Потрясающей красоты 95-ти метровое сооружение. А вот легендарный Цвингер — архитектурный комплекс в стиле позднего барокко и неоренессанса. Именно здесь в Дрезденской картинной галерее хранились шедевры Рафаэля, Рубенса, Тициана и многих других.

Пламя союзников уничтожило все эти здания. Командование Британии и США приняло решение разбомбить город, чтобы якобы затруднить переброску немецких войск на Восточный Фронт. 13-го февраля 796 самолетов королевских ВВС вылетели двумя волнами и сбросили полторы тысячи тонн фугасных и более тысячи тонн зажигательных бомб.

14 февраля к ним присоединилась американская авиация. В общей сложности на Дрезден упали 3600 тонн бомб. Три дня на улицах города бушевал огненный смерч, один гигантский адский котел. Температура — полторы тысячи градусов. Единицы людей пережили этот геноцид. Те, кто чудом успел спрятаться в глубоких подвалах.

На поверхности если не сгорали моментально — то просто задыхались, огонь выжег весь кислород. Согласно отчету дрезденской полиции, в городе сгорело 12 тысяч зданий. В том числе 31 торговая лавка, почти шесть с половиной тысяч магазинов, 31 гостиница, 26 трактиров, 3 театра, 11 церквей и 60 часовен, 19 больниц, 39 школ и один зоопарк. Где спрашивается здесь военные объекты, представляющие угрозу войскам союзников? Где склады вооружения, аэродромы, казармы.

Тогда к чему было это зверство? Эта маниакальная методичность в буквально садистская изощренность с которой уничтожали мирное население. Максим Облендер об истинных причинах, которые толкнули союзников на этот шаг, и почему их потомки так же маниакально стараются эти причины скрыть.

Полторы тысячи градусов по Цельсию. Температура при которой плавится железо, а человеческая плоть и кости обращаются в пепел. В печах Освенцима было меньше. Пламя в полторы тысячи градусов охватило весь Дрезден 13 февраля 1945 в 22:14. Когда большинство жителей уже спали. В этом крематории площадью 300 квадратных километров, в который превратился город в считанные минуты, лишь чудом не погиб Бьорн Хирштайн. Тогда ему было пять лет. И вместо крестика на шее он носил вот этот жетон, как и другие дети Дрездена. На нем имя фамилия дата рождения.

«Если бы я умер или сгорел, благодаря жетону, было бы ясно, чье это тело. Но отец снял нам жилье в деревне. Оттуда мы видели, как горел Дрезден. Город, где были женщины и дети, ставшие целью», — рассказывает Бьорн Хирштайн.

Тридцать километров от города, но Бьорн вспоминает, зарево пожара было видно как будто полыхало на соседней улице. Бомбы сыпались на столицу Саксонии без перерыва — причем сперва фугасные, чтобы пробить крыши зданий и обнажить деревянные перекрытия, а уже потом зажигательные с экспериментальным, недавно разработанным американскими учеными веществом — напалмом… А спустя время снова фугасные.

«Это была часть моральной бомбардировки. Это была британская идея разрушить город как таковой, не только культурные объекты. Специально разрушить город, жителей, чтобы достичь максимальной деморализации», — рассказывает экскурсовод дрезденского панометра Джон Хиннерк Паль.

Весной 1945-го военного значения Дрезден не представлял, здесь для фронта делали разве что сигареты. Железнодорожные узлы британцев и американцев, как окажется позже, тоже не интересовали. Бомбардировщики долетали до хорошо видного стадиона в центре города и уже оттуда веером расходились во все стороны и открывали бомболюки.

«В инструкции королевских ВВС Черчилль премьер-министр четко говорил о том, что цель операции — демонстрация „советам“ мощи королевских военно-воздушных сил», — рассказывает политолог Алексей Фененко.

Мгновение 13 февраля 1945 года запечатлела гигантская панорама. 105 метров ее окружность и 27 метров высота. Наверху масштаб примерно один к одному. Но ни одна современная панорама, ну одна виртуальная реальность не могут передать масштаб преступления против Дрездена, которое здесь не поняли и не простили по сей день.

«Это ужасно, я здесь увидел дом, в котором жил», — восклицает один из гостей.

Историки отмечают, 75 лет назад именно здесь запад впервые применил тактику, которую потом будет использовать снова и снова… внезапно, без разбора и с максимальным ущербом. Корея, Вьетнам, Югославия, Ирак. Чем больше людей погибнет, тем лучше. Чтобы помнили! Бьорн Хирштайн, мальчишка из 1945-го, помнит.

«Я был в Лондоне, и увидел памятник генералу, который руководил этими атаками. Англичане возвели его, спустя 50 лет после войны. Вы представляете? Это то же самое, если немцы возведут памятник Герингу», — вспоминает он.

Улица Ангеликаштрассе для Дрездена место знаковое. В 1945-м году, считай, окраина города — самолеты противника подлетая сюда были уже почти пустыми. Бомбы, конечно, падали, но не так плотно, как в центре, здесь оставались островки спасения. Одним из таких был замок Альбрехтсберг, и по этой улице жители бежали к нему, это около километра. В подвалах замка было бомбоубежище. Специально в Дрездене их не строили, в городе не было военных заводов и стратегических объектов, никто и подумать не мог, что Британия и США решат стереть его с лица земли вместе с мирными жителями.

«На скамейках сидели только мертвые. По дороге только трупы. Ящики, коробки, но самое страшное — коляски. Младенцы в колясках не шевелились. Все были мертвы», — говорит Урсула Эльснер.

Урсула Эльзнер жила возле Фрауенкирхе, все жители района сразу бросились к церкви, в надежде, что по святым местам бить не будут. Но божьего гнева союзники не боялись — наоборот использовали купола и шпили как ориентиры. Не щадили и своих военнопленных. В Дрездене в феврале 1945 года их было несколько тысяч. Резкий подъем температуры в центре и холодный ветер с Эльбы и окраин породили огненный смерч — редчайшее явление — историки так и не могут точно подсчитать сколько же людей сгинуло в огне, говорят до 250 тысяч. В Хиросиме и Нагасаки, где спустя полгода американцы устроили новый огненный смерч — погибло меньше. Естественно, в Штатах и Британии цифры убитых в Дрездене сегодня принято занижать.

«До войны в Дрездене жило 600 000 человек. Почти 200000 это всем известные данные беженцев прибыло туда в годы войны. Территория сплошного разрушения в четыре раза превысила зону сплошного разрушением в Нагасаки», — рассказывает профессор, ведущий программы «Неизвестная История» Борис Рыжов.

С землей сравняли 80 процентов зданий, рассказывает режиссер-документалист Эрнст Хирш.

«США и Британия не хотели оставлять не разрушенной, подконтрольную русским область. Поэтому Дрезден разрушили. И еще: Дрезден был бы первым городом, куда бы попала атомная бомба, но она еще не была готова», — говорит режиссер-документалист Эрнст Хирш.

В его архиве — километры пленок, запечатлевших город довоенный и послевоенный. Но его личный тотем — эта.

«Мать держала ее в кармане весь обстрел», — вспоминает режиссер.

Маленький Эрнст шагает вместе с родителями. Эта и другие пленки оцифрованы — к нему часто обращаются кинематографисты за консультацией и он никогда не отказывает, но все чаще не понимает что в итоге получается у современных хроникеров. Вот, например, один из последних фильмов, 2006 года. Главный положительный герой картины британский летчик спокойно разгуливает сразу после бомбардировки по Фрауенкирхе, хотя еще несколько дней внутрь невозможно было зайти из-за невыносимого жара.

«Это ложь, такого на самом деле не было, это была пропаганда, как и сегодня. Я не признаю все эти художественные фильмы», — гоорит он.

В Дрезденской галерее согласны с режиссером, сейчас с запада слишком много вымысла. А за себя говорят факты. Когда одни стремились уничтожить все на корню, сжечь до тла, другие самоотверженно спасали историческое наследие… Доставали из-под завалов разрушенные шедевры и тщательно восстанавливали.

«Мы рады, что картины в Дрездене и что в 1955-м мы получили работы из Советского союза. Это было сложное время — борьба между западом и Востоком и мы рады, что конец у этой истории такой — картины есть и есть возможность их выставлять и наслаждаться ими», — благодарно заявляет заместитель директора дрезденской галереи старых мастеров Рональд Энке.

В реставрационных мастерских в России помнят рассказы старейших сотрудников, в каком состоянии были полотна эпохи возрождения и главный из них — Сикстинская Мадонна Рафаэля.

«Эти вещи вернулись в чудовищном состоянии, после тяжелейших условиях хранения, в которых они находились. Возникла угроза возникновения плесени на полотнах на графике», — говорит заместитель генерального директора по научной, методической и выставочной работе из ВХНРЦ им. Грабаря Ольга Тимерина.

А вот в Британии принято гордиться восстановленной церковью Фрауенкирхе. И не беда, что реставрировали ее сами немцы, аккуратно возвращая старые покрытые почерневшие камни в новый фасад — главное, что на вершине церкви «особенный» железный крест.

«Автор креста имеет семейную историю, его отец был одним из пилотов бомбардировщиков, которые напали на Дрезден», — говорит пастор церкви Фрауенкирхе Себастиан Фейдт.

Такой же патриота своей страны, как и Артур Харрис по прозвищу «мясник», тот что командовал налетом, тот что спустя много лет в интервью заявит — действовали безупречно.

«Если бы я вернулся в то время, я бы поступил точно также, не сомневаюсь в этом», — говорит он.

Это ему «мяснику Харрису» как раз и поставили памятник в Лондоне, о котором рассказывал Бьорн Хирштайн. Но для старика с алюминиевым жетоном в руке, пережившего бомбардировки настоящий искореженный жаром и помятый памятник стоит внутри Фрауенкирхе крест, который нашли под руинами. Как и для всех взявшихся за руки в этой 30000-ной цепочке людей. Стоящих с плакатами, где блокада Ленинграда и атака Дрездена — в одном ряду военных преступлений. В цепочке, где-то и дело звучит немецкая поговорка: Alles vergeht, Wahrheit besteht — все проходит, правда остается.


Читайте также


Последние новости

19:57
19:42
19:39
19:25
19:11
18:51

Сейчас читают


Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2