Виновных в геноциде советских людей под Псковом делают героями в Прибалтике

Псковский областной суд признал геноцидом действия нацистов в деревенях Моглино и Глоты в годы войны. Историки утверждают, что это важный прецедент, который будет иметь масштабные последствия.

Фото, видео: Wikimedia.org: 5-tv.ru

Слово «геноцид» все чаще приходит на ум, когда мы наблюдаем происходящее сейчас на Украине. Запрет русского языка, тотальное давление на все, что так или иначе связано с Россией, откровенно русофобские высказывания из уст официальной власти, преступное сожжение людей в одесском Доме профсоюзов, бесчисленные и глупые попытки вернуть Крым.

Происходящее в Незалежной уже не раз сравнивали с событиями 30-х годов прошлого века в Германии, когда к власти пришел Гитлер. Когда маховик репрессий стал потихоньку раскручиваться, но никто и предположить не мог, чем все закончится. Не надо забывать уроки истории. Об этом часто напоминает наш президент, говоря о страшных злодеяниях фашистов…

В эту пятницу, 27 августа, Псковский областной суд признал геноцидом массовые убийства мирных граждан в годы оккупации. Фактически это прецедент. Судьи официально подтвердили факт именно геноцида против народов Советского союза. За несколько лет гитлеровцы замучили и расстреляли 75 тысяч жителей Псковщины, а почти 200 тысяч угнали в рабство.

У врага была только одна цель — тотальное истребление наших соотечественников. И каждый факт, каждое убийство должны стать доказательством и горьким напоминанием чудовищного плана нацистов. Потому как в той же соседней Прибалтике злодейства фашистов и их пособников упорно хотят приравнять к подвигу. Корреспондент МИЦ «Известия» Роман Ишмухаметов о преступлениях, у которых нет срока давности.

Марии Рогозиной 92 года. Она последняя живая свидетельница бойни в деревне Ланева Гора. 22 октября 1943-го эстонские каратели расстреляли, а потом сожгли весь поселок.

«Соседка была с девочкой и мальчишкой. И моя мама была с мальчишкой. И выстрелом брата убили, девочку ранили», — вспоминает ветеран.

Одна на всех открытая рана. Они и сегодня не сдерживают слез, встречаясь друг с другом. В том чудовищном расстреле погибли бабушка и дедушка Зинаиды Александровой. Ее мать выжила чудом.

«Когда бабушку с дедушкой расстреляли, и последняя уже очередь — маме прострелили ногу. Она простреленная. Видит, что дом подожгли. И она сначала хотела гореть с родителями. Но сумела выбраться», — говорит она.

Полицаи мстили партизанам. Свою осатанелую ярость они вымещали на тех, кто никогда не держал в руках оружия — простых крестьянах. Большая семья Раисы Гусаковой — тети, дяди, их маленькие дети — в живых не осталось никого.

«Собрали все останки, захоронили — страшные воспоминания. Когда вернулись — кто на колышках висит, как убегали», — говорит она.

Обуглившиеся бревна как страшное свидетельство и напоминание о том, что целая деревня была сожжена до тла за несколько часов. На мемориальной плите имена убитых. Большая часть — дети.

Во время оккупации древний Псков опоясали полигоны смерти. Ими стали некогда цветущие хутора и поселки. В Андрохново — изувеченные останки партизан, не выдержавших гестаповские пытки, в Глотах — воспитанники детского дома. Как в концлагере Моглино, где убивали за пионерский галстук. И даже тех детей, которые едва научились ходить.

«Мы знаем, что в определенные дни здесь убивали по 100 человек и женщин, и детей собирали вместе. Их по тропинке вели за 800 метров от лагеря, и те, кто был в лагере, слышали крики детей, когда они молили о пощаде», — говорит руководитель исследовательской программы фонда «Достоверная история» Андрей Иванов.

Жили пленники в неотапливаемых конюшнях. Каждому заключенному в день полагалось по 200 граммов хлеба с опилками и черпак баланды. Умирали от голода, болезней и непосильного труда. Псковский областной суд на этой неделе дал однозначную оценку тем страшным событиям. Геноцид.

«Признание убийства 75 тысяч мирных граждан военными преступлениями и преступлениями против человечности, в отношении которых не применяются сроки давности, надзорное ведомство подготовило соответствующее исковое заявление. Сегодня суд поставил в этом деле точку, удовлетворив требования прокуратуры в полном объеме», — заявил официальный представитель Генеральной прокуратуры РФ Андрей Иванов.

Это решение важно, прежде всего, для восстановления исторической справедливости. Во-первых, после Второй мировой в международном праве фактически не было термина «геноцид». Во-вторых, страна-победитель поскорее хотела забыть все ужасы войны, включая колоссальные человеческие потери. И наконец, в-третьих, никто не хотел обострять отношения между братскими народами.

«Но как показали события, замалчивать эту проблему нельзя, об этой проблеме надо говорить, надо сформулировать позицию для того, чтобы больше ни у кого не повернулся язык, что какие-то нацисты типа Бандеры, были хорошими людьми и борцами за национальную свободу», — уверен старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН кандидат исторических наук, Дмитрий Суржик.

Это касается и так называемых прибалтийских борцов за независимость — «лесных братьев». Их костяк после войны составили те самые каратели, которые в Пскове заживо сжигали людей и расстреливали их в концлагерях. Они — те, кто, не смог сбежать крысиными тропами на Запад. Прятались в лесах Балтии, грабили и убивали уже там мирных людей. И это им второй за год памятник открыли в Эстонии.

«Это были активные борцы с новыми порядками. Совершая преступления, они понимали, что продолжают то, чем они начинали заниматься с 1941 года. Многие из них были выявлены, многие из них были наказаны, но что самое печальное — сейчас в современных Эстонии, Латвии, Литве этих людей держат за эталон. Их рассматривают как национальных героев», — говорит доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Борис Ковалев.

Долгие годы документы-свидетельства зверств нацистов и их пособников были засекречены. Но сегодня мы можем узнать больше о тех днях. Совсем недавно ФСБ рассекретила — документы о зверствах 731-го отряда японской армии. Пленные оттуда — не возвращались. Люди умирали там в мучениях. Ради экспериментов их поджигали в танках, душили токсичными веществами, охлаждали до смерти, без анестезии вырезали органы. Узники были лишь материалом, их называли бревнами. И испытывали образцы бактериологического оружия.

«Японцы не просто готовили это оружие, запрещенное конвенцией 1925 года, но и активно испытывали его на пленных, на мирных гражданах, на советских людях, на китайцах. То есть это было преступление против человечества. Так и надо это называть», — считает научный директор российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

Благодаря этим документам мы узнаем еще больше об истории Второй мировой. О самых тяжелых и черных ее страницах в разных уголках страны. Будь то на Дальнем Востоке, или на западных рубежах, где в Пскове и Новгороде — зверства фашистов признаны геноцидом. Историки говорят, что такие процессы должны пройти во всех 22-х областях, когда-то захваченных немцами.



Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2