Задача — снизить уровень тревоги: как разговаривать с детьми о терактах

|
Оксана Тарасова
Оксана Тарасова Оксана Тарасова Журналист, копирайтер Вконтакте
Эксклюзив 10 131 0

Психолог Смирнова: беседы с детьми о терактах должны снижать уровень тревоги

Фото, видео: www.globallookpress.com / John Rowley ; 5-tv.ru

Перейти в ДзенСледите за нашими новостями
в удобном формате

Запугивание ребенка абсолютной враждебностью окружающего мира, как и попытки скрыть от него факты — провальные тактики, не имеющие ничего общего с защитой.

В подмосковном Красногорске 22 марта произошел теракт, в результате которого погибли 144 посетителя концертного зала «Крокус Сити Холл», еще несколько сотен пострадали. Не каждый взрослый с легкостью оправится от такой новости, даже если ему повезло оказаться в этот день вдали от опасности. Что же делать ребенку в мире, где все обсуждают смерть и немыслимые преступления? Как помочь ему справиться со страхом? Стоит ли вообще обсуждать трагедии, не лучше ли беречь дитя от тревожной информации?

В эксклюзивном интервью 5-tv.ru детский и семейный психолог Светлана Смирнова заявила, что создание информационного вакуума, как и противоположное запугивание террористами и запрет выходить из дома не помогут, не спасут. Такие методы приводят лишь к закреплению страхов, затяжному стрессу, недоверию. И они мешают маленькому человеку адаптироваться к миру, принимая его таким, как есть, и вести нормальную жизнь.

Дети внимательно наблюдают за жизнь взрослых с рождения. И для них поведение старших — источник стабильности и безопасности. И когда происходят страшные вещи, бьющие как раз по этим важным аспектам, ребенку необходимо получить реакцию, обратную связь от родителя. Это общение должно быть успокаивающим, насколько это возможно, а не повышающим уровень тревоги.

Почему нужно говорить о терактах даже с маленькими детьми

«Есть родители, которые считают, что вообще не нужно ничего объяснять. Но ребенок приходит детский сад, а там есть другие дети. И кому-то что-то объяснили, кому-то ничего не объяснили, но они при этом уже пересмотрели все видео с натуралистичными подробностями… Естественно, они это как-то пытаются переваривать, заражают своими эмоциями тех, кто ничего не видел, ничего не знает. Начинается общая тревога, паника. Это нужно, есть такой термин, нормализовать, то есть привести к какой-то норме», — говорит Смирнова.

Способ уравновешивания ситуации зависит от возраста ребенка. Дошкольникам бывает достаточно примитивного объяснения с разделением на плохих и хороших: плохой человек совершил злодеяние, хороший его прогнал, позаботился, чтобы это не повторялось. Бояться теперь нечего, все вокруг работают ради безопасности, чтобы можно было ходить на концерты и в торговые центры. И если при этом малыш видит уверенных маму и папу, он не успокаивается. Одному ребенку хватит разовой беседы, с другим придется повторять, но это необходимо, чтобы его жизнь не разрушал страх.

«У детей начальной школы больше становится страхов функционального характера. Ну и подростки тоже некоторые переживают, как теперь вообще обходиться с этим внешним миром. Выходить ли в магазины, в торговые центры, ездить ли в метро? То есть встает вопрос безопасности, который опирается на некую беспомощность: если вдруг что-то случится, я не понимаю, как мне быть и что мне дальше делать», — объясняет психолог.

Вместо пережевывания деталей теракта — план действий в случае ЧП

С ребятами постарше, считает Светлана Смирнова, сказка про «плохого дядю» не сработает. Чтобы помочь им, нужны честность (откровенный разговор о трагедии без кровавых подробностей) и план действий на случай ЧП. Важно обсудить варианты спасения в разных видах транспорта, на улице, в школе, кинотеатре и так далее. По мнению эксперта, стоит даже не просто поговорить, а еще и отрепетировать все необходимые последовательности и шаги. Таким образом, ребенок почувствует, что он все-таки не совсем беспомощен, у него есть план, и в случае опасности он его применит.

«Точно также важно рассказывать, что делает государство, что делают органы власти для того, чтобы ситуацию обезопасить максимально. Это тоже важный момент, потому что у нас же разные эмоции по поводу происходящего, мы тоже бурлим и обсуждаем. Но в контексте детей надо понимать, что позиция „эти власти ничего не делают, и вообще полный бардак“, наоборот уровень тревоги у ребенка повышает. Мы просто говорим, а дети это воспринимают буквально», — подчеркивает Смирнова.

Цель разговора о теракте — успокоить ребенка, а не запугать еще больше

Нередко разговоры о тяжелых событиях переходят в русло глобальное, политическое. Как бы вы ни относились в конкретной ситуации к принятым мерам, думать надо не о правых и виноватых, а о том, как помочь ребенку пережить эту самую ситуацию. Многое зависит от того, что обсуждается в семье, в какой позиции находится ребенок. В случае с подростками нередко возникают конфликты, злость, непонимание. И даже если он тих, послушен и молчалив, это не значит, что он согласен с отцом и матерью и ни о чем серьезном не задумывается. Даже если у родителей и детей позиции разные, у каждого должны быть право высказаться и обязанность выслушать другого.

«Вы можете высказывать свою точку зрения и выслушивать его точку зрения, находить консенсусы… Опять же держа в голове, что важно, чтобы у человека продолжилась его функциональная жизнь, чтобы это событие не стало камнем, который перекроет поток его жизни. Чтобы человек мог дальше учиться, находиться здесь, пользоваться благами города и прочее, прочее», — говорит специалист.

Как заключила Светлана Смирнова, говорить с детьми о терактах и других пугающих событиях нужно. Спокойно и с пониманием, что главная цель — снижение уровня тревоги и продолжение адекватной, нормальной жизни. На кого еще ребенку опереться, если не на значимого взрослого — данный природой гарант безопасности?

Ранее 5-tv.ru писал о «весенних обострениях» у подростков и способах справиться с эмоциональными всплесками.



Последние новости

20:48
20:37
20:25
20:11
20:09
19:53

Сейчас читают


Новости СМИ2


Новости партнеров