1. Пятый канал
  2. 25 лет назад миллионы советских граждан освободились от клейма "враг народа"

25 лет назад миллионы советских граждан освободились от клейма "враг народа"

, 10:12 Репортаж 85

После смерти Сталина с невинно осуждённых сняли ложные обвинения, но официально признать пострадавшими их удалось только благодаря Закону о реабилитации жертв политических репрессий.

Верховный совет 1991 году осудил многолетний террор и массовые преследования собственного народа, но главное - признал ответственность государства, гарантировав людям не только восстановление прав, но и компенсации. Наш корреспондент Василий Кучушев о тех, кто помнит застенки ГУЛАГа.

В свои 95 она почти не выходит из дома, который давно превратился в частный музей. В каждой комнате сотни документов и фотографий – вся печальная история её семьи. В 30-х годах прошлого столетия у Ирины Михайловны Крижановской репрессировали сразу 13 родственников. Сначала пришли за отцом, который в то время занимался развитием украинского сельского хозяйства.

Ирина Петренко-Крижановская, жертва политических репрессий: «Шкаф, стол…на полу валяются бумаги и папа стоит. На лице какая-то такая полуулыбка. И он говорит, не волнуйся, ничего не будет, скоро вас вернут».

Но домой он так и не вернулся. После анонимного доноса Михаил Крижановский несколько лет провел в лагерях, а затем его расстреляли. По обвинению в шпионаже. По этой же статье один за другим высшую меру наказания получили ещё 8 мужчин из семьи Крижановских. А маленькая Ира была объявлена дочерью врага народа.  

Ирина Петренко-Крижановская, жертва политических репрессий: «С нами многие перестали здороваться. Переходили на другую сторону улицы, подружка прыгала передо мной, у неё папа был в МВД, Ирка я знаю, что у тебя папа сидит, так что всё это было».

В этом доме, стилизованном под барак с забитыми окнами и высокими почти что лагерными воротами, тоже хранится память о трагедии семьи Крижановских. И ещё о сотнях тысяч таких же невинных жертв, которых в 30-е перемолола бездушная репрессивная машина НКВД. В центре Москвы в музее, посвящённом печально знаменитому ГУЛАГу можно ощутить ту зловещую атмосферу.

Нет это Кресты. Камера 3 на 7 метров и вот этот звук мы записали в Бутырской тюрьме, лязгание засовов, ключей. Здесь слышны звуки настоящих тюремных засовов, а сама камера собрана сотрудниками музея из дверей самых знаменитых советских тюрем. За каждой из них тогда побывали многие. Обычные рабочие, музыканты, учёные, партработники, люди любой профессии могли быть обвинены в инакомыслии, шпионаже, срыве госпланов, вредительстве, а затем убиты или отправлены за тысячи километров. Позднее историки назовут это период временем большого террора.

А этот экспонат лязгающий как тюремный засов показывает статистику большого террора. Количество репрессированных сокращается примерно на треть. А тех, кого не расстреливали, отправляли в самые дальние уголки страны. Считалось, что врагов народа необходимо перевоспитывать только в самых суровых условиях.

Под  рассказы об ужасах лагерной жизни прошло и всё детство Ирины Михайловны. Всю свою жизнь она посвятила сбору информации о невинно осуждённых и казнённых родственниках. После смерти Сталина с них сняли ложные обвинения, но официально признать жертвами политических репрессий их удалось только 25 лет назад, когда был принят специальный закон. После этого в нашей стране официально реабилитировали ещё свыше 600 000 человек.   


Читайте также




Новости Lentainform

Загрузка...