По данным ученых фонда «Историческая память», большая часть латышских легионеров СС до сих пор скрывается за пределами страны.

Так уж случилось, что коронавирус отменил 16 марта в Риге марш латышских легионеров СС. В тот же день в Москве озвучили имена 96 нацистских преступников из Латвии, которые еще живы и до сих пор не понесли наказания. Более того — живут в комфорте, достатке и пользуются незаслуженным уважением и почетом. И это после всех зверств, которые они творили во время Второй мировой войны. А все потому, что смогли уйти от ответственности. Спрятались в лояльных нацистам государствах. Но зло всегда будет наказано. Благодаря вот таким людям, которые по крупицам собирают информацию о фашистских мерзавцах. Где они скрываются, как их ищут, и почему некоторые государства не спешат выдавать их, Андрей Захаров продолжит.

«И вспомним дни далекие, когда

Упала нам на слабенькие плечи

Огромная, не детская беда».

Эти строчки Рождественского как будто и были написаны про нее. Летом 41-го у 11-летней Лидии Абрасимовой из-под Новгорода закончилось детство.

«Откуда ни возьмись, налетело столько самолетов как воронья — как они начали обстреливать. Тут такая была мясорубка. Вот эти зажигательные бомбы деревня горела и трупы были вынесены прямо на дорогу», — рассказывает Лидия Абрасимова.

Все это было на ее глазах — бомбежки мирного населения, спаленные до тла родной дом и соседние деревни, отступление красноармейцев и смерть кругом — по ту и другую стороны фронта.

«Однажды пошли за хворостом, идем немцы валяются, убитые видно. Санитары их немецкие не успели. Мы, конечно, их зарыли», — вспоминает Лидия Абрасимова.

Русских оккупанты тоже зарывали, но только зачастую прямо заживо. Людей бросали в ямы раздетыми и полуживыми, без суда и следствия, а из присыпанных землей братских могил еще долго доносились страшные стоны. Это останки жертв геноцида под деревней Жестяная Горка. Здесь и окрестностях по самым скромным подсчетам уничтожили больше трех с половиной тысяч мирных жителей.

«Спрашивали: «Сколько вы человек уничтожили, генерала последнего?» А он говорит: «А я эти штуки не считал!» — рассказывает Лидия Абрасимова.

Не забыла Лидия Абрасимова и слова командира 38-го армейского корпуса генерала Курта Герцога во время, так называемого Новгородского Нюрнберга — открытого процесса над высшими немецкими чинами в 47-м году. Но на том суде так и не смогли рассмотреть дела исполнителей массовых убийств — порядка 30 членов «тайлькоманды», которые лично совершали зверские казни.

«Немцев там было, вот в этой самой жестяной горке, ты, да я, да мы с тобой. Абсолютное большинство составляли добровольцы из Латвии. Я подчеркиваю добровольцы, которые готовы выполнять ту работу, которую сами немцы брезгуют», — говорит Борис Ковалев, доктор исторических наук, профессор Новгородского университета.

Пытками и убийствами на оккупированных территориях занимались как правило карательные отряды, собранные из уроженцев Прибалтики. Большинству из них удалось не просто уйти от ответственности — многие годы они счастливо прожили на Западе.

«Например, среди них был человек по имени Янис Цирюлис, который в последствии стал уже после войны руководителем в Германии общества „Ястребы Даугавы“, объединяющую легионеров СС», — рассказывает Александр Дюков, директор фонда «Историческая память».

По данным ученых фонда «Историческая память», большая часть латышских легионеров СС до сих пор скрывается за пределами Латвии. Известно, что всего в живых осталось примерно 400 нелюдей. Большинство стараются не афишировать свое прошлое. Многие поменяли имена, когда бежали на запад.

Российские ученые несколько лет собирали по крупицам информацию, свидетельства очевидцев, архивные данные. И благодаря этому, удалось точно идентифицировать 96 преступников, и выяснить кто и где. Так, из еще живущих ветеранов латышского легиона СС в Латвии проживает лишь четверть. Примерно столько же в Австралии, и всего четверо в Великобритании. Остальные, то есть большинство экс-пособников и штурмовиков Гитлера обжилось на американском континенте, а именно в Аргентине, Бразилии, Канаде, особенно в США.

Среди самых разыскиваемых ныне живущих нацистских преступников Альфред Сторк, Иоганн Роберт Рисс и Герхард Зоммер — их обвиняют в уничтожении граждан Италии и Греции, за ними следуют Гельмут Расбол, Аксель Андерсен и Хельма Кисснер, надзиратели из лагерей смерти в Белоруссии и Польше, а замыкают список Курт Госдек, Герберт Валер и Гельмут Оберландер за массовые казни мирных жителей на Украине. Последний, кстати, единственный, кого планируют депортировать из Канады, чтобы предать суду.

Переводчик СС Гельмут Оберландер в 42-м году лично участвовал в массовом убийстве советских детей-инвалидов в городе Ейске. Его зондеркоманда частично отравила в газовых камерах, а частично закопала заживо 214 мальчиков и девочек. После войны ему удалось скрыться в Канаде. После того, как вина карателя была доказана, начались суды по лишению гражданства и высылке, но идут они крайне неохотно и медленно, словно кто-то решил дать пожилому убийце возможность спокойно умереть на приютившей его новой родине. Он не арестован и не ограничен в передвижениях. Похожих историй много.

«Некоторые предатели, которые у немцев служили, прятались в лагерях военнопленных. Меняли фамилию. Розыск шел долго. Некоторых в 70-е годы находили», — говорит Станислав Бернев, председатель исторического клуба.

Подполковника запаса и председателя исторического клуба Станислава Бернева по праву можно назвать одним из самых эффективных наших охотников за нацистами. На его счету тысячи изученных документов по военным преступникам и сотни выведенных на чистую воду предателей, которые после войны пытались скрыться за границей, мимикрировать под жертв режима или военнопленных. Одним из них был Николай Рутченко, функционер СД, руководивший расстрелами советских граждан и готовивший нацистских диверсантов. Сменив имя, военный преступник осядет во Франции, которая до его смерти в 13-м году так его и не выдаст, несмотря на многочисленные запросы.

«Хвастался, что приводил приговор в исполнение своим сотрудникам СД и рассказывал какой у немцев стоит на вооружении пистолет парабеллум, когда человеку стреляют в голову — голова разлетается вдребезги», — говорит Станислав Бернев, председатель исторического клуба.

Задержание 40-летней давности легендарной Тоньки-Пулеметчицы Леонид Савоськин помнит во всех деталях. Молодым офицером КГБ, тогда он лично участвовал в операции по вычислению и поимке палача, расстрелявшей за годы войны 1500 человек.

«У них расстрелы были как праздник. Они напивались как свиньи, потом шли, стреляли, потом опять пьянствовали. Оргии эти бесконечные», — рассказывает Леонид Савоськин, ветеран органов государственной безопасности.

Согласно свидетельским показаниям, Антонина Макарова с удовольствием мародерствовала, снимала со своих жертв все ценное, в 43-м, почуяв скорый разгром Германии, напросилась в немецкий тыловой госпиталь, там завела роман с ефрейтором, а уже после освобождения Кенингсберга выдавала себя за военнопленную, познакомилась с советским сержантом Виктором Гинзбургом, вышла замуж, сменила фамилию и осела в Белоруссии. Ее родные и близкие до последнего не верили, что живут рядом с женщиной-рекордсменкой по количеству уничтоженных мирных жителей. Она до последнего не верила, что ее приговорят к высшей мере. В том же похоже уверены и латышские ветераны СС.

«Не выдают, потому, что недостаточно материалов для привлечения к уголовной ответственности. А на этих материалах, то есть нет живых лиц. Вот это большая беда», — говорит Леонид Савоськин, ветеран органов государственной безопасности.

Некоторые из них не стесняются писать героический автобиографии, получать высшие госнаграды Латвии и устраивать шествия националистов с песнями и в форме СС по главным улицам с оркестром.

Ранее 5-tv.ru рассказывал, что режим ЧС не помешал празднованию Дня легионера в Латвии.


Читайте также


Последние новости

1:52
1:29
1:17
1:04
0:52
0:43

Сейчас читают



Новости Lentainform

Загрузка...