Как падение цены на нефть повлияло на дальнейшее развитие всего мирового рынка «черного золота»

Цена майских фьючерсов на нефть марки WTI к окончанию торгов на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX) в понедельник, 20 апреля, упала почти на 300%, опустившись до минус $37,63 за баррель.

В этот понедельник цена на нефть пробила дно и устремилась в минус. Буквально. В одном моменте стоимость нефти была отрицательной. То есть по сути продавцы как бы платили покупателям — лишь бы те забрали товар. Представьте, вы приехали на заправку, а там вам — полный бак, несколько канистр, и еще денег за это дадут. Заманчиво? Перспективно? И да, и нет.

Разумеется, это лишь цифры, котировки и художественные образы. Фактически никакие нефтепроизводители не перечисляли заводам деньги, чтобы те забрали у них избытки топлива. Потому что речь шла только о фьючерсах — договорах о будущих, гипотетических поставках. Но все равно новость наделала много шума.

Особенно у нас, где привыкли связывать стоимость нефти с благополучием бюджета. Безусловно это падение повлияло на дальнейшее развитие всего мирового рынка «черного золота». Как не крути — подобное произошло впервые в истории. Корреспондент МИЦ «Известия» Роман Ишмухаметов поговорил с теми, кто не потерял голову от истерики и сейчас расскажет, что это было? И что нам теперь будет?

Весь мир узнал о городе Кушинг только на этой неделе. Но местные жители с американской самоуверенностью заявляют — Кушинг — перекресток всех трубопроводов мира. Здесь находится крупнейшее наземное нефтехранилище в мире. 315 резервуаров. 82 миллиона баррелей. Столько примерно ежесуточно добывается во всем мире. Все резервуары заполнены до краев. Это не считая знаменитого стратегического запаса США — 700 миллионов баррелей в четырех природных подземных хранилищах расположенных в Техасе и Луизиане.

Хранилище в Йосу Южная Корея — 69 миллионов баррелей — переполнено. Маноск, Франция — 63 миллиона — почти не осталось свободного места. Томакомаи, Япония 40 миллионов — и здесь переизбыток. Подобных хранилищ по всему миру — сотни, если не тысячи. И везде наблюдается подобная, кажется — апокалиптическая картина. Вот и цены — как только появились сообщение о дефиците свободного места — устремились в адскую бездну. Впервые в истории — ушли в минус.

«Такого, как сейчас, не было никогда. Минус 37 долларов. Вы только можете себе это представить?! Дать вам нефть плюс еще 37 долларов. У каждого бы была нефть. Это кризис, а это точно можно назвать кризисом, он огромен. Такого никогда не было. Я разговаривал с моими коллегами из Мексики и Канады, это катастрофа и для этих стран!» — говорит геолог-нефтяник Дон Кларк.

Но прежде чем сгореть в адском паническом пламени стоит разобраться, что на самом деле рухнуло. В минус ушли фьючерсы — бумажный договор о намерениях купить нефть когда-нибудь потом — в данном случае — в мае. Фьючерсы это вообще инструмент биржевиков, а чаще и спекулянтов. Большая часть этих бумаг покупается для того, чтобы чуть позже в момент, когда нефть дорожает — перепродать тем, кто в ней нуждается прямо сейчас, а такие есть всегда. Именно за эти бумаги и готовы были платить покупателям, но всего на протяжении 11 часов понедельника.

«Продается, бумажная нефть в кавычках, продается уже просто по любой стоимости. Главное чтобы ее продать поэтому мы видим такое очень большое падение цены. Это просто как говорят эксперты значения стоимости показателей нефти по одной операции. Если взять те же самые фьючерсы, то есть поставки нефти примерно через полгода, то там стоимость вполне себе нормальная, по нынешним уровням и она колеблется в районе 30 долларов за баррель», — говорит руководитель аналитического отдела брокерской компании Сергей Хестанов.

Но безусловно причины для кратковременной иллюзии катастрофы были. Хранилища исчерпали свои возможности не на пустом месте. Колокол на Нью-Йоркской фондовой бирже звонил по прежним спокойным временам еще месяц назад. Через несколько дней весь Нью-Йорк погрузится в пучину коронавирусного хаоса. Все тотально закроется. Встанут американские предприятия — а США сегодня самый большой потребитель нефти в мире — примерно 20 миллионов баррелей в сутки. Еще раньше сократилось производство, а соответственно и использование нефти в Китае, там в спокойные времена тратили 30 миллионов бочек ежедневно. Подобные картины сокращения можно наблюдать по всему миру, чуть в меньших масштабах. Так по капле и сформировался всемирный избыток.

«Впервые в истории — в одном моменте фактически упал на треть спрос на нефть. Такого не было еще. В отличие от того же кризиса 2008–2009 годов, когда спрос уходил в результате экономических проблем, уходил постепенно, то на этот раз — рухнул, страны разошлись на карантин», — рассказывает руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

До пандемии львиную долю всей нефти в мире съедал транспорт, значительная часть приходилась на промышленность, на другие отрасли уходило еще — чуть больше 15%. А потом по всему миру приземлились самолеты, встали фабрики и заводы. Мир сам себя поставил на паузу. И именно в этот момент некоторые нефтепроизводители вышли из сделки ОПЕК, которая ограничивала добычу и начали извлекать «черное золото» все больше и больше.

Тут важно вспомнить, что последние несколько лет все усилия по стабилизации цен, принимаемые в формате ОПЕК+ сводились к нулю действиями Соединенных Штатов, которые, как и первые переселенцы в Кушинге — 120 лет назад — на заре «нефтяной лихорадки» — начали столбить освобождающиеся рынки, заливая территории своей сланцевой нефтью.

Всемирный банк в своем прогнозе уже понизил среднюю цену на нефть — в этом году до 35 долларов за баррель. Это средняя за все марки, их в мире десятки. Но рынок ориентируется, по сути, всего на две: Старейшая техасская — WTI, и европейская — Brent.

К последней тесно привязана наша экспортная Urals, как правило, она несколько дешевле марки Brent, потому что ее затратней перерабатывать. Так вот, по данным российского ЦБ, цена отечественной марки Urals в этом году составит 27 долларов. Даже при таких цифрах — наше государство, благодаря накопленным резервам, сможет выполнять все обязательства в течение трех лет без каких-либо потрясений для бюджета.

«Сейчас в России есть золотовалютные резервы, которых в 98 году не было, есть средства есть национальные резервы, которые можно тратить на то, чтобы финансировать наши бюджетные расходы», — отмечает вице-президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей Максим Кузнецов.

Мировая экономика в XXI веке — еще точно будет зависеть от углеводородов. И спрос на них уже постепенно восстанавливается. Особенно в Китае. Через неделю заработает сделка ОПЕК+ добыча нефти будет сокращена на почти рекордное 10 миллионов баррелей, но вряд ли стоимость «черного золота» быстро вернется к комфортным для американских сланцевых добытчиков 50 и выше долларов за баррель.

Уж точно не к концу 2020 года. Именно тогда выборщики США будут решать, кто станет новым американским президентом — и тот же Техас, который на прошлых выборах отдал за Трампа наибольшее число голосов может припомнить президенту его обещанные рабочие места и его погоню за сиюминутной нефтяной выгодой. Как и остальные нефтедобывающие штаты.

Ранее 5-tv.ru сообщал о том, как министр энергетики РФ прокомментировал рекордное падение цены на нефть WTI. Александр Новак заверил, что страны ОПЕК+ следят за ситуацией и готовы реагировать.


Читайте также




Новости Lentainform

Загрузка...