1. Пятый канал
  2. «Здесь нас весь лагерь ждал»: Кокорин и Мамаев рассказали, как живут в колонии

«Здесь нас весь лагерь ждал»: Кокорин и Мамаев рассказали, как живут в колонии

, 22:47 511

Футболисты спят на койках впритык, работают упаковщиками, питаются вместе со всеми, читают Достоевского и готовят футбольный матч.

Фото: City News Moskva / www.globallookpress.com


Отбывающие наказание за хулиганство в колонии в Белгородской области Павел Мамаев и Александр Кокорин рассказали о том, как их встретили в исправительном учреждении и как устроена их лагерная жизнь. Интервью с футболистами опубликовал в понедельник, 29 июля «МК». Они и младший брат Кокорина Кирилл «мотают срок» вместе. Четвертый фигурант дела Александр Протасовицкий оказался в другой колонии — в Брянской области.

Мамаев, похоже, настроен более оптимистично. Первым делом он заявил, что все у них хорошо, и они полны сил. Говорит, что тюрьма не так уж и страшна, это просто этап, который надо пройти, главное — все живы-здоровы. А вот Кокорин с самого начала сказал, что устал.

«Я устал от того, что много всего — и план надо выполнить на работе, и успеть потренироваться. И пока ведь все тут новое, непривычное, нужно время, чтобы втянуться», — объяснил он.

Спортсмены рассказали, что везли их в колонию, как всех, в «столыпинском вагоне». Дорога заняла сутки, в течение которых спать пришлось на деревянных лавках без матрасов.

«Неудобно, если честно. Каждый из нас ехал в отдельном „купе“, без сокамерников. Вместе мы в первый раз оказались только в СИЗО Белгорода, где пробыли три дня. Все эти дни говорили — наговориться не могли, соскучились по общению друг с другом», — рассказал Павел Мамаев и при этом поблагодарил замдиректора ФСИН Валерия Максименко за то, что отправил закадычных друзей в одно исправительное учреждение.

В самой колонии, по словам Кокорина, их встретили самым обычным образом, не было никакой «прописки», на каверзные вопросы отвечать не пришлось.

«Все было как у всех. Сначала попали на карантин. Раздели догола, выдали робу. Забрали все неположенные вещи — цветную одежду для спорта, например. На карантине мы пробыли ровно неделю, после чего попали в восьмой отряд. Видели там большое помещение, где телевизор смотрят? Вот мы туда зашли, там все собрались и подняли за нас кружки чифира сказали: «Добро пожаловать», — вспоминает футболист.

Спят Кокорин с Мамаевым практически вместе. Их кровати, обе на втором ярусе, стоят впритык. Говорят, где почетнее — наверху или внизу — так и не разобрались. А по ощущениям никакой разницы нет — матрас, подушка есть, и нормально. Несмотря на такую близость, никто никому не мешает.

«В колонии все спят обычно мертвецким сном и не шевелятся, потому что тут устаешь на работе и свежий воздух», — пояснил Мамаев.

Работают футболисты в колонии упаковщиками. Альтернативы, говорят не было. Зарплату им пообещали 11 тысяч рублей в месяц, но пока еще денег они не получали.

«Выглядит все так. Тебе приносят комбинезоны (их называют „касперами“), которые сшили ребята в швейном цеху. Каждый нужно правильно сложить, засунуть в пакет. Набираешь 50 таких пакетов со сложенными „касперами“ и укладываешь их в большой мешок. Завязываешь и отдаешь. Не трудно», — говорит Мамаев

Чтобы шить, нужно еще пройти специальное обучение, а у них времени на это нет — после работы Кокорин с Мамаевым помогают другим заключенным тренироваться. Начальник колонии оказался фанатом футбола и разрешает заниматься спортом сколько позволяет распорядок дня в колонии. Готовят футбольный матч.

«Вот думаем, как назвать команду. Хотели „Зона 31“ (31 — код Белгородского региона), но руководство не одобрило. Может, „Золотой лев“? Это один из символов Белгородской области, он есть на ее гербе», — объяснил Мамаев.

А еще оба записались в библиотеку и, не сговариваясь, взяли читать Достоевского. Мамаев — «Братьев Карамазовых», а Кокорин — «Записки из мертвого дома».

Агент Михаила Галустяна опроверг слухи о разводе юмориста

В целом, говорят, в колонии условия гораздо лучше, чем в СИЗО, и это их удивляет — ведь там сидят люди, которые еще не признаны судом виновными, некоторые по несколько лет.

«Тут все по-другому. В СИЗО на помывку выводят раз в неделю, здесь можно каждый день. Мне с первого дня тут позволяют заниматься травмированной ногой. В медчасти колонии есть аппараты, и я могу делать процедуры (ультрафарез), которые мне назначил врач для восстановления. В СИЗО, чтобы меня привели на первую процедуру, потребовалось 8 месяцев. Там без разрешения следователя ничего нельзя. У нас в спальне в отряде пять больших окон без решеток. А помните то крошечное темное окошко, что было в камере Бутырки?» — рассказывает Кокорин.

Питаться, в отличие от СИЗО, где можно было заказывать платные обеды и получать передачи, Мамаеву с Кокориным приходится вместе со всеми. Но говорят, еда сносная. А кроме того, можно раздобыть что-нибудь «на перекус» в «столе заказов» — пирожки, например, или пельмени.

«Раньше тут продавали еще кур-гриль, но мы на них не попали. Сейчас почему-то их не продают. Хотелось бы, чтобы вернули», — рассказал Кокорин.

Что хотят сделать первым делом после освобождения, футболисты пока не думали. Но оба надеются, что их возьмут обратно в команды.

Ранее 5-tv.ru сообщал, что в поддержку отбывающих наказание футболистов дайверы установили на дне Черного моря скульптуру «Кокорин и мамаев борются за свободу».


Читайте также




Новости СМИ2


Комментарии

Войдите, чтобы написать:

Через социальные сети

Забыли пароль?

Войти