Виктор Мараховский высказал свое мнение о том, как новые европейские режимы выдумывают праздники победы над Россией.

На этой неделе восточноевропейские державы резко занялись историей. Депутат литовского Сейма, его фамилию знать совершенно необязательно, обычный литовский депутат — предложил сделать официальным праздником Литвы и Польши 11 октября. То есть день, когда в 1610 году войска Речи Посполитой, состоявшей тогда из Королевства Польского и Великого княжества Литовского, вошли в Москву.

Ну, то есть справить последний триумф над ненавистными русскими. Ну что ж поделать, что он был 410 лет назад. И да, уже через полвека все, что нахапала себе Речь Посполитая в Смутное время, у нее отобрали, и даже с процентами. А еще лет через сто ни Польши, ни Великого княжества на карте больше не осталось. Но это, как говорится, уже нюансы.

В свою очередь экс-депутат украинской Рады и один из лидеров запрещенной в России организации Маджлис* — его фамилию знать тоже незачем — предложил праздновать 450-летие сожжения Москвы ханом Девлет-Гиреем. Потому что это другой последний триумф над ненавистными московитами. Что тут хотелось бы. Так-то идея богатая. Ну не очень богатая, но все-таки несколько раз зарубежные гости в Москву входили — последний раз, правда, больше двухсот лет назад.

И что характерно — для всех оккупантов это заканчивалось не очень. Потому что исчезли в итоге не только Речь Посполитая или Крымское ханство, но также Орда и империя Наполеона. А Третий рейх исчез, даже не сумев взять нашу столицу. Но вот в чем вся штука: если бы мы у себя начали праздновать все случаи, когда русские войска занимали столицы этих европейцев — у нас в календаре вообще рабочих дней бы не осталось.

Стокгольм дважды, Берлин дважды, Бухарест дважды, Варшаву четырежды, если я не путаюсь. Прибалтов — вообще подсчитать невозможно. А уходили, как правило — сами, выполнив свои задачи по усмирению противника. Собственно, потому мы эти даты и не празднуем, кроме Дня Победы, потому что это для нас рутина.

А если серьезно, то происходящее обострение — болезненная реакция на то, что Россия наконец начала напоминать Европе настоящую историю. Как мы помним, президент Путин недавно обратил внимание Запада на то, что вообще-то внедренный у них в последние десятилетия миф, будто «Вторую Мировую начал СССР в союзе с Гитлером» — это вранье.

И там сейчас очень боятся, что в год 75-летия Победы Россия начнет во весь голос — а голос у России хорошо слышный — говорить о том, как все было на самом деле. Что старт Второй Мировой войне дал Мюнхенский сговор европейских держав, кинувший в 1938 году в пасть нацистам Чехословакию. Что рвали Чехословакию тоже коллективно, и Польша тоже отжала себе сколько получилось. Что Польша, кстати, отказалась пропустить советские войска для помощи Праге. Между прочим, ее тогда звали «гиеной Европы», вы знаете, Черчилль звал.

Это сейчас можно одновременно праздновать освобождение концлагерей на территориях Польши и Прибалтики, замалчивать, кто это сделал и вдобавок — отрицать факт освобождения тех территорий, на которых концлагеря были. Такая конструкция может существовать только при одном условии — если Россия молчит. А она больше молчать не будет. Вот они и активничают.

Виктор Мараховский журналист, главный редактор общественно-политического интернет-издания

* — запрещенная на территории РФ организация


Читайте также


Последние новости

21:04
20:53
20:42
20:31
20:19
20:08

Сейчас читают



Новости Lentainform

Загрузка...