1 марта — день памяти воинов 6-й роты. В 2000 году 84 десантника погибли в Чечне в столкновении с боевиками. 5-tv.ru рассказывает истории трех бойцов, которые не спустились с высоты 776.

Кто остался на высоте 776?

Фото: предоставлено Еленой Кожемякиной

2000 год. Чечня. 29 февраля в Шатойском районе на рубеже между селами Улус-Керт и Сельментаузен 6-я рота 2-го батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка вступила в бой с боевиками. 90 десантников — с одной стороны. А со стороны противника — приблизительно 2500. Высота 776 стала последним рубежом жизни для 84 солдат. В 20-ю годовщину боя, вспоминаем историй трех погибших десантников 6-й роты.

«Дом построю, а сына родить еще успею»

Дима Кожемякин родился в семье военнослужащего. По словам родителей, он был обычным ребенком: лето проводил у бабушки в Таллине, до 8 класса в школе учился средне. «Потом взялся за ум, решил пойти по стопам двух дедов, которые прошли Великую Отечественную войну и закончили службу полковниками, начал заниматься спортом», — рассказывает мама Димы Елена Кожемякина.

Дмитрий мечтал поступить в Суворовское училище и хотел посвятить жизнь службе. Так и получилось: в Суворовское он поступил и вся его оставшаяся недолгая жизнь была связана со службой. После Суворовского, в 1994-м, Кожемякин поступил в Рязанское гвардейское высшее воздушно-десантное командное училище. Там продолжил заниматься спортом, организовывал соревнования.

Дмитрий Кожемякин (крайний слева) с сослуживцами. Фото предоставлено Еленой Кожемякиной.

К концу обучения в училище началась вторая чеченская кампания. Елена Кожемякина рассказывает, что в тот год в военном училище был ускоренный выпуск: «Их выпустили не в июне, как всегда, а в апреле. В свой день рождения (30 апреля — прим. 5-tv.ru) Дима вышел на службу в 76-ю гвардейскую дивизию».

Елена Кожемякина вспоминает диалог с сыном: «Когда зашел разговор, что он может принять участие в боевых действиях, я ему сказала: „Там же так страшно, там и убивают“. Он мне сказал: „А я уже в своей жизни многого достиг. Деревьев я насажал очень много. Дом построю, а сына родить еще успею. Поеду воевать“».

Дмитрий Кожемякин (крайний справа) с сослуживцами. Фото предоставлено Еленой Кожемякиной.

О том, что Диму отправляют в Чечню, родители узнали 27 января. Кожемякин позвонил и сказал родным: «Мы улетаем». На сборы времени почти не было. Елена Кожемякина рассказывает, как ее муж, отец Димы, принес свой старый афганский бронежилет, они вытащили оттуда пластины, перешили. «Перчатки ему нужны были, — говорит Елена Кожемякина. — Это сейчас все можно купить. А тогда я купила обычные кожаные перчатки, обрезала каждый пальчик, обшила, чтобы удобно ему было стрелять».

Меньше чем через месяц, 29 февраля, Дмитрий Кожемякин погиб в Чечне в бою за высоту 776. «Когда мы разбирали вещи, которые привезли после его смерти, я у него нашла записную книжечку, где он описывал все бои, — говорит Елена Кожемякина. — Он очень щепетильно к этому относился, все анализировал. Несмотря на то, что прослужил всего ничего, с апреля 1999-го до конца февраля 2000-го, он показал себя очень грамотным офицером, перспективным. Ему пророчили большое будущее».

Дмитрию Кожемякину было 22 года. Ему присвоено звание Героя России посмертно.

«Андрей был парень всегда горячий»

«Прямолинейный, справедливый, бескомпромиссный. Хороший был друг, надежный товарищ, смелый, стойкий, выносливый спортсмен, хорошая сила воли, веселый», — так описывает десантника Андрея Арансона его друг Василий Борисов. Они познакомились в 16 лет в спортивной секции — вместе начинали заниматься боксом.

«Насчет глобальных планов у нас, как у всей молодежи конца 90-х, планы были заработать и выбиться в жизнь, чтобы устроить свое благополучное будущее», — рассказывает Борисов.

Андрей Арансон (крайний справа) с друзьями. Фото предоставлено Василием Борисовым.

Потом друзей развела жизнь: Василий уехал учиться в Санкт-Петербург, а Андрей Арансон ушел в армию. «В армию его провожали мы втроем — я и еще два друга», — вспоминает Василий Борисов.

После армии, Андрей остался служить по контракту. А через полгода Василию позвонила мама Андрея и сказала, что он погиб. «Я, честно говоря, даже не знал, что он в Чечне, — говорит Василий. — Когда позвонила его мама и сообщила, что он был в Чечне, у меня был шок. Я знал, что он после службы собирался остаться по контракту, но что он попал на настоящую войну, я даже не предполагал. И тем более, какие наши годы были: все так быстро происходило, время летело, кто где оказывался».

Андрей Арансон (в центре) с друзьями. Фото предоставлено Василием Борисовым.

Андрей Арансон погиб в 20 лет. Его похоронили рядом с отцом. «Мы в марте встречаемся на кладбище, это уже традиция многолетняя. Приезжает семья, два сослуживца, где он служил срочную, — говорит Василий Борисов. — Мама его похоронила сначала мужа, потом сына. Хорошо, что остались еще у Андрея сестра и брат».

«Он был очень надежный парень»

«Когда чеченская кампания проходила, почему-то у меня в душе свербила мысль, что я непременно про Сергея что-нибудь услышу. Тогда часто и показывали их и информация шла. Но я никак не могла предполагать, что будет такая трагедия», — рассказывает заместитель директора по воспитательной работе школы № 453 Светлана Садыхбекова. Теперь эта петербуржская школа носит имя Сергея Жукова — своего выпускника и одного из 84 десантников 6-й роты, погибших в том бою.

Сергей Жуков рос в многодетной семье. Он был шестым из семи детей. Семья была небогатая, но мама очень много времени уделяла детям. «В одном из писем он (Сергей Жуков — прим. 5-tv.ru) писал маме, что очень благодарен, что она его закалила, научила переносить погодные условия», — рассказывает Светлана Садыхбекова.

Сергей Жуков (слева в нижнем ряду) в рок-группе «Протест». Фото предоставлено Светланой Садыхбековой.

В конце 90-х Сергей Жуков вместе с дворовыми мальчишками организовал рок-группу «Протест». Завуч школы, где учился Жуков, до сих пор помнит слова песен, которые исполнял Сергей с группой: «Мальчишки, которые не знали войны тогда афганской и еще не знали чеченкой, у них песни были связанные не просто с войной, а вот был какой-то там центральный нерв что-ли в этих текстах. И они очень чувствовали несправедливость жизни. Может это высокопарно, но будто в стихах — предвидение судьбы. Он задавал такие вопросы себе и другим… И, видимо, мучался ответами на них».

«У него была личная жизнь, очень симпатичная девушка, тоже выпускница нашей школы. Сейчас она замужем, у нее двое детей. Но на всех фотографиях она осталась, рассказывает об этом, Сережку не забывает, хотя прошло уже 20 лет», — говорит Светлана Садыхбекова.

Сергей Жуков (крайний слева) с сослуживцами. Фото предоставлено Светланой Садыхбековой.

После 9-го класса Сергей Жуков пошел учиться на мастера по обслуживанию силовых осветительных электростанций, а в 1998 году его призвали в армию. К армии Сергей готовился. Он сразу хотел в ВДВ, даже записался в военный клуб и несколько раз прыгнул с парашютом. Мечта Жукова осуществилась — он стал десантником. И служба привела его в Чечню, на высоту 776.

«Это было 1 марта 2000 года. Високосный год. Почему я это помню, потому что на школу нам пришло извещение, мы были потрясены. И мысль такая была, что может быть это неправда», — рассказывает Светлана Садыхбекова.

В школьном музее, где хранят память о выпускнике Сергее Жукове, есть одно особое письмо. Его написал боец 6-й роты Евгений Владыкин. Он — один из шести выживших в бое на высоте 776. В письме Владыкин писал о Сергее Жукове, столкновении с противником, как они отстреливались до последнего. И еще там есть наказ: «Вы, главное, Серегу не забывайте…»


Читайте также




Новости Lentainform

Загрузка...