Волна откровений прокатилась в деле нефролога из Петербурга Земченкова

Об одном из самых таинственных преступлений последних лет высказались сам доктор, его новая жена и отец убитой супруги. В их исповедях есть противоречия.

Фото, видео: Depositphotos / chikennnsem@gmail.com; 5-tv.ru

В одном из самых таинственных преступлений последних лет — деле петербургского врача Александра Земченкова, волна откровений. Напомню, главного нефролога Петербурга обвинили в том, что он убил и, возможно, расчленил свою первую жену.

В эксклюзивном интервью «Известиям» о семейной жизни рассказала вторая супруга врача. Высказался и бывший тесть доктора, который 11 лет ищет свою дочь. И даже сам Земченков ответил на вопросы. Корреспондент МИЦ «Известия» Алексей Полторанин объединил три исповеди.

Интервью с супругой Александра Земченкова Анастасией Сабодаш удается начать не сразу. Она исчезла из виду, когда стало ясно — дело об исчезновении бывшей соперницы замять не удастся. Отправилась в Турцию, якобы на отдых, но теперь признается — в тот момент она и правда решила затаиться.

Ее супруг Александр Земченков тоже ответил на вопросы «Известий», но письменно — уже семь месяцев бывший главный нефролог Петербурга находится в Следственном изоляторе и пишет книги о работе, семье и детях. На вопрос об отношениях с пропавшей первой женой Ириной, в убийстве которой его сейчас обвиняют, отвечает сухим текстом.

«К 2010 году наша семья стала просто товариществом по воспитанию детей и подготовке их к взрослой жизни. Сохранить какие-то яркие чувства за четверть века не удалось. Тема развода не стояла конкретно, нас занимали тогда дела детей», — написал Земченков.

Их роман с Анастасией возник, когда она еще училась в ординатуре — задолго до исчезновения законной супруги. Познакомились на врачебной конференции. А жить вместе стали уже спустя год после того, как Ирина бесследно исчезла.

«Свадьба у нас была как Александр Юрьевич развелся, когда Ирина была признана без вести пропавшей. Я, вот честно, подробностей не знаю. Это произошло через пять лет, как она пропала», — рассказала Анастасия Сабодаш.

Тот день, когда исчезла бывшая супруга Земченкова, они оба вспоминают в мельчайших подробностях. Анастасия говорит, что поехала к родителям. Земченков первую половину дня провел дома — якобы за уборкой квартиры.

«К тому времени на даче скопилось очень много бумаги „на растопку“, и мы прекратили туда ее отвозить. Упомянутые вами „книги“ — это и есть такие печатные материалы. Я действительно выносил их на выброс, но утром и днем, а не ночью», — уверяет нефролог.

Следствие установило, что никаких книг он не выбрасывал, но соседи указали — доктор носил пакеты к мусорному контейнеру. Что было в них — до сих пор доподлинно неизвестно, но народная молва тут же приписала Земченкову репутацию очередного петербургского расчленителя.

Хотя после пропажи он и в полицию позвонил, и объявления расклеивал. И даже обращался к частному детективу и экстрасенсам. Будущая супруга все это время держалась в стороне.

«В поисках Ирины активное участие принимал Александр Юрьевич. Я не принимала в этом участие. У меня тогда была очень сложная ситуация. Я находилась в разводе», — подтверждает Анастасия.

Следствие предполагает: они немало постарались, чтобы отвести от себя подозрения. Но бывший нефролог и отдохнувшая в Турции нынешняя супруга отрицают, что их роман мог быть хоть как-то связан с исчезновением Ирины Земченковой.

«Не было никакого провоцирующего фактора, который мог бы в тот момент спровоцировать какой-то их конфликт в отношении нашей связи с Александром Юрьевичем», — уверяет Сабодаш.

«Наши отношения с Настей — то прерванные, то возобновляющиеся. Не были секретом уже не первый год. В том числе для Ирины. Если они имели отношение к трагедии, они не были чем-то новым и неожиданным», — добавляет Александр.

А вот отец Ирины Земченковой, который до ареста тестя не верил в его причастность, теперь утверждает — он точно знает, кто виноват в трагедии. Геннадий вспоминает встречу со следователем вскоре после исчезновения Ирины.

«Я не хотел вас расстраивать, он на пляже с этой вот. Я не верю. Как можно? Три месяца, как жена исчезла…» — недоумевает отец убитой.

Именно после того, как отец Ирины обратился к главе Следственного комитета, расследование 11-летнего дела активизировалось. Петербургские следователи отработали огромное количество версий убийства жены нефролога и выдвинули единственную — к убийству Ирины Земченковой причастен ее супруг. А вот его нынешнюю жену и соперницу погибшей допросить смогли только однажды. Возможно, после возвращения из затянувшегося отпуска, освежив свои воспоминания, она снова заинтересует компетентные органы.



Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2