1. Пятый канал
  2. Шведское чудо: За что «Анти-Грету» не взлюбили активисты ЛГБТ и глобалисты

Шведское чудо: За что «Анти-Грету» не взлюбили активисты ЛГБТ и глобалисты

, 6:38 Эфирная новость 1 462

Изабелла Нильссон Ярванди в эксклюзивном интервью корреспонденту программы «Известия. Главное» рассказала о своих убеждениях.

С новостью про журнал Time и Грету Тунберг сейчас выходят почти все шведские таблоиды. Рассказывают об этом взахлеб, с гордостью и в полном восторге. Девочка давно стало олицетворением массовой Швеции, возможно даже передовой части шведов, но не истинной.

На обложку с новым человеком года скромно улыбаясь посмотрела в среду и Изабелла Нильсон Ярванди, хотя скорее скептически. 16-летняя жительница Гетеборга, которую уже нарекли «Анти-Гретой». Этой девушке передовицы пока не светят. По крайней мере на родине и в Америке.

Активисты ЛГБТ, глобалисты, феминистки и прочие ненавидят Изабеллу за то, что она смеет открыто говорить о реальных проблемах, с которыми сталкивается каждый день. Ее банят в соцсетях за то же самое, за что Грету Тунберг награждают обложкой тайма — за активную гражданскую позицию.

Почему новые ценности европейской цивилизации ей чужды, почему ребенок шведки и выходца из Ирана, требует ограничить приток мигрантов в Европу? Ее одноклассники и друзья никак не могут понять. Но поняли россияне. Как только аккаунт Нильсон в Twitter заблокировали, она завела страницы в одной из русских соцсетей, и в считанные мгновения обрела огромную популярность.

Наш корреспондент Андрей Захаров первым из российских журналистов встретился с Изабеллой, и он готов рассказать вам историю нового шведского чуда.

«Здравствуйте, простите за то, что опоздала», — говорит Изабелла Нильсон-Ярванди.

Она извиняется за опоздание. На каких-то десять минут из-за проливного дождя в родном Гетеборге.

«Микрофон лучше на шарф или как?» — спрашивает девушка.

Скромная студентка, активистка и просто красавица. В ее яркой внешности сразу читается смешение кровей. Мать — шведка, отец — выходец из Ирана. Переехав сюда 20 лет назад, он не требовал от гостеприимной Швеции особого отношения — жил и работал как все — построил бизнес и воспитал троих детей с уважением к традициям, за которые теперь борется дочь.

«В идеале у ребенка должны быть мама и папа, иначе как ему понять, как он вообще появился. А когда его воспитывает только один родитель, он больше рискует попасть в криминал, есть даже психологические исследования на этот счет и в отношении однополых пар», — говорит Изабелла Нильсон-Ярванди.

В свои 16 она искренне переживает не только из-за того, что церковь в ее стране венчает однополые браки. Швеция — одна из немногих европейских стран, распахнувших объятия мигрантам. Десятилетиями беженцы органично вписывались в здешнее общество, восполняя нехватку рабочих рук без ущерба для страны. Но новая волна мигрантов 2015 года словно цунами смела все прежние порядки. Изабелла все это видела своими глазами, как вновь прибывшие из Африки и Ближнего Востока крушат прежние, привычные нормы и порядка, и навязывают свои уставы соседям, полицейским, властям. Теперь дочь иранца уверена, что таким беженцам тут не место, отец с ней согласен.

«Правда в том, мои дорогие соотечественники, что у Швеции высокий уровень групповых изнасилований и совершают их в большинстве те, кто мог быть депортирован из Швеции», — говорит Изабелла Нильсон-Ярванди.

Это первое публичное выступление Изабеллы год назад в центре Гетеборга. В желтом жилете с микрофоном на заснеженной площади. Она в красках живописала плачевные последствия миграционного апокалипсиса. После этой речи ее прозвали «Анти-Грета» Тумберг. В противовес другой 16-летней шведки, с трибун ООН вещающей про эко-апокалипсис. Чтобы найти у Изабеллы Нильсон Ярванди десять отличий от Греты Тумберг не нужно далеко ходить.

Экоактивистка Грета Тунберг получила альтернативную Нобелевскую премию

Она не кричит о потерянном детстве, прогуливая школу, ее не спонсируют богатые родители — известные продюсер и оперная певица, которые успешно издают о ней книгу, ее не зовут в гости знаменитые политики, а из группы поддержки — отец-инженер и мать-домохозяйка, которые не стремятся заработать на политической карьере дочери, а просто поощряют ее тягу к знаниям и стремление громко заявлять о своей точке зрения.

«Я всегда не любила сталкиваться с вещами по-настоящему страшными, говорить детям, как на самом деле устроен мир, она до всего этого доходит сама. Много читает с десяти лет, пытается разобраться и помогает разобраться нам», — рассказывает Дженни Нильсон, мать Изабеллы Нильсон-Ярванди.

Чуть позже за чашкой чая Изабелла рассказывает еще более личные вещи, которыми суровые скандинавские люди не привыкли делиться. Ее жизнь за минувший год кардинально изменилась. Все больше людей видят в ней врага общества. Она всерьез опасается за свое будущее, но останавливаться не собирается.

«Я могла сказать что-то, идущее в разрез с общепринятым и от меня отворачивались друзья, это раздражало учителей, меня критикуют незнакомые люди, Некоторые мои товарищи, единомышленники теряют работу из-за своего мнения. И меня это тоже ждет. Представляю, как люди гуглят мое имя — видят «АнтиГрета», «АнтиЛГБТ» и наверняка скажут: «Нет, эту сумасшедшую девчонку мы нанимать не будем!» — говорит Изабелла Нильсон-Ярванди.

Изабелла росла в пригороде, но каждый день родители отвозили ее за много километров в центр города, сначала в детсад, потом в школу. Просто потому, что там безопаснее, было пять лет назад. Сейчас все плохо, везде в Гетеборге. Нильсон-Ярванди нигде уже не чувствуют себя в безопасности, даже здесь в 50 метрах от центральной ратуши и в паре кварталов от центрального отделения полиции.

«Многим бутикам пришлось закрыться в этом молле из-за преступлений, связанных с продажей наркотиков», — рассказывает она.

Почему она и другие шведки должны страдать из-за чужих правил в своей же стране — этого Изабелла не понимает и не принимает.

«Если я приезжаю в страну, где нужно носить платок, то я буду это делать, но приезжая в нашу европейскую страну, им следует его снять, это мое мнение», — считает Изабелла Нильсон-Ярванди.

«Анти-Грета», выступающая за традиционные семейные ценности, появилась в Швеции — эксклюзивное интервью

Она — за депортацию всех, кто не приносит пользу Швеции и не уважает законы. Даже в таких мелочах как билеты на общественный транспорт. Прежде чем прокатиться на трамвае пару остановок, она ведет нас приобретать проездные на полтора часа. К этому с детства приучили родители. Сегодня мигранты приучают к другому.

«Билет, который мы купили с помощью Изабеллы стоит три евро и действителен в течение 90 мин на все виды общественного транспорта, но здесь им практически никто не пользуется, и не потому что почти нет контроля, а потому что не в почете у мигрантов, или как здесь говорят, у вновь прибывших», — рассказывает корреспондент Андрей Захаров.

По пути в библиотеку говорим еще про одну новую шведскую забаву — пропускать учебу ради эко-протестов. Идею Греты Тумберг о школьных забастовках Изабелла называет иначе.

«Это просто прогуливание уроков, я тоже участвовала в акциях, но при это посещала школу, только знаниями активисты могут сделать больше для общества. А здесь школы заставляют детей участвовать в таких забастовках. Это же смешно, когда тебе, по сути, навязывают, что делать», — считает Изабелла Нильсон-Ярванди.

В центральной городской библиотеке Гетеборга Изабелла ведет нас не к книгам по психологии, которую так любит, а в отдел детской литературы. Здесь среди радужных ЛГБТ-флагов она наглядно показывает против какого образования борется.

Гомосексуальные Адам и Ева, дети среднего рода — куда катится просвещенная Европа

«Хотя бы почитайте названия. „Я мальчик с вагиной“, вот эта вот „Я — Белла, девочка с пенисом“, а вот эта „Я — Тинтин и Эльза между мальчиком и девочкой“. И этим они учат детей в детсадах. За то, что я критиковала это, от меня отвернулось двое друзей», — рассказывает Изабелла Нильсон-Ярванди.

Стоило нам начать цитировать диалоги из учебников, которые учат детей трансгендерности, как к нам тут же подошла сотрудник библиотеки и попросила покинуть здание.

Покинув городскую библиотеку, которая считается общественным местом, и где съемки не запрещены, Изабелла объяснит нам почему сотрудники оказались нам так не рады.

«Другая коллега этого библиотекаря уже подходила ко мне раздраженная и говорила: „Это по поводу ЛГБТ-книг!“. И так странно на меня посмотрела», — говорит Изабелла Нильсон-Ярванди.

Задержавшись в центре города, мы решили проводить Изабеллу до дома, на трамвае до конечной. С каждой остановкой за окном становилось темнее и не так привлекательно, а в транспорте увеличивалось количество приезжих. Так что пересев в автобус, Изабелла посоветовала нам снимать осторожнее.

«Почти все члены моей семьи уехали из города, и не потому что здесь много стресса, а из-за преступности, людей грабят, насилуют, убивают даже детей. Когда что-то подобное происходило во времена юности моей матери, об этом говорили годами, сейчас это повседневность», — делится она.

Еще 15 минут по слабоосвещенному пригороду, где после пяти часов на улице уже вряд ли кого встретишь, подходим к району Изабеллы. Она попросила не снимать ее дом, чтобы не создавать ей лишних проблем. В интернете слишком много угроз под каждым ее постом.

«Я счастлива от того, что делаю и не очень стремлюсь в какие-то организации или партии!» — говорит Изабелла Нильсон-Ярванди.

Поэтому на ближайшее Рождество она загадала не премию мира и не обложку со своим фото в глянце, а спокойно и счастливо отпраздновать главный семейный праздник рядом с самыми близкими.

Ранее 5-tv.ru писал, что «Анти-Грета» рассказала о травле и угрозах за свои убеждения.


Читайте также


Последние новости

20:23
20:12
20:03
19:55
19:41
19:27

Сейчас читают



Новости СМИ2